27 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Реплика в уголовном процессе

Уголовный процесс

– это повторное выступление в судебных дебатах с возражением на выступление другого участника судебных дебатов. Обмен репликами осуществляется по следующим правилам:

Ø участник судебных дебатов, который выразил желание выступить с репликой, должен объяснить, по поводу чьей речи и в какой именно части он желает выступить;

Ø возражения могут относиться к любому вопросу, который касается сути обвинения, характера преступления, толкования отдельных доказательств, высказываний, затрагивающих интересы подсудимого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;

Ø запрещается пользоваться правом реплики с целью дополнить или изменить свое выступление в дебатах;

Ø реплика не ограничивается во времени, но председательствующий может остановить выступление участника, который:

— повторяет ранее сказанное;

— выходит за пределы дела;

— допускает неэтичные высказывания в адрес других участников и т.п.

Ø отказ воспользоваться репликой не означает согласие с про­исходящим в судебном заседании;

Ø правом обменяться репликами пользуются не только в ответ на выступление прокурора, потерпевшего, но и в ответ на выступление другого защитника, если по делу имеются несколько подсудимых и интересы одного противоречат интересам других;

Ø репликой можно воспользоваться только один раз;

Ø право последней реплики принадлежит подсудимому.

По окончании выступлений с репликами председательствующий объявляет судебные дебаты законченными.

4-й этап стадии судебного разбирательства – последнее слово подсудимого.

Последнее слово подсудимого – это самостоятельная часть судебного разбирательства, в которой подсудимый реализует свое конституционное право на защиту непосредственно перед удалением суда в совещательную комнату для решения вопроса о его виновности и наказании и вынесения приговора.

Выступление подсудимого с последним словом осуществляется по таким правилам.

1. Провозглашение последнего слова – это право, а не обязанность подсудимого. Он может отказаться от этого слова, не объясняя причин отказа. Заявление об отказе обязательно заносится в протокол судебного заседания.

2. Право на последнее слово сохраняется во всех случаях, в том числе:

— если он отказался от защитника;

— если он отказался от дачи показаний;

— при временном удалении его из зала судебного заседания за нарушение порядка (ч. 1 ст. 272 УПК).

3. Подсудимый может быть лишен последнего слова в случаях:

— заочного рассмотрения дела (ст. 262 УПК);

— удаления за нарушение порядка на все время судебного разбирательства (ч. 1 ст. 272 УПК).

4. Нарушение судом права подсудимого на последнее слово является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет за собой отмену приговора (п. 13 ч. 2 ст. 370 УПК).

5. Содержание последнего слова и время его провозглашения не регламентируется. Но председательствующий может остановить подсудимого, если тот допускает нецензурные, обидные высказывания в адрес судей и других участников, угрозы относительно их и т.п. В таких случаях председательствующий предупреждает подсудимого о последствиях его поведения, которыми могут быть:

— лишение последнего слова;

— удаление из зала судебного заседания.

6. Подсудимый вправе приводить в свою защиту любые аргументы.

7. Вопросы подсудимому не задаются.

8. Объяснения подсудимого в последнем слове не расцениваются как доказательства, и суд не может ссылаться на них в приговоре. Если подсудимый в последнем слове ссылается:

— на новые доказательства;

— на участие в преступлении других лиц;

— на новые доказательства, которые не были предметом исследования,

то суд возобновляет судебное следствие для проверки изложенной подсудимым нформации.

9. Содержание последнего слова у подсудимого должно формироваться самостоятельно, в том числе без помощи защитника. По этому ходатайство со стороны подсудимого или его защитника относительно объявления перерыва для общего формирования содержания последнего слова должно быть признано судом безосновательным.

Значение последнего слова подсудимого заключается в том, что под его влиянием в значительной мере формируется внутреннее убеждение судей. Суд, удаляясь в совещательную комнату для вынесения приговора, сохраняет впечатление от последнего обращения к нему подсудимого, его оценки совершенного, выраженных просьб и обещаний. Именно поэтому после последнего слова подсудимого суд немедленно (с целью сохранения впечатлений) удаляется в совещательную комнату.

Если суду нужно сделать перерыв в работе перед удалением в совещательную комнату, то перерыв целесообразно объявить перед последним словом подсудимого, а когда их несколько – перед последним словом одного из последних подсудимых.

Перед удалением в совещательную комнату председательствующий объявляет присутствующим, когда ориентировочно суд вернется для провозглашения приговора.

5-й этап стадии судебного разбирательства – вынесение приговора.

Вынесение приговора – заключительный этап стадии судебного разбирательства, который содержит: совещание судей, которое проводится в условиях, исключающих постороннее влияние на них, принятие решения и оформление его приговором, провозглашение приговора.

Реплика

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с реп­ликой. Право последней реплики принадлежит подсудимо­му или его защитнику (статья 292 УПК РФ).

Формальное основание для выступления прокурора с репликой возникает только после произнесения речи за­щитника или самозащитительной речи подсудимого, если тот отказался от защитника и лично принимает участие в судебных прениях. Прокурор может и не возражать на за­щитительные речи.

Реплика представляет собой не продолжение и не повто­рение обвинительной или защитительной речи, а новое, самостоятельное выступление по поводу каких-либо прин­ципиальных положений, касающихся существа рассматри­ваемого дела.

В репликах обвинитель или защитник могут привести дополнительные аргументы, подтверждающие их позицию, а также скорректировать свою точку зрения по тому или иному вопросу, изменить ее.

Прокурор обязан воспользоваться репликой, если обсто­ятельства дела, по его мнению, представлены защитником в искаженном свете, неправильно толкуются нормы права, дается неверная юридическая оценка содеянного.

Приведем пример из реплики прокурора Левченко по делу о столкновении «Владимира» и «Колумбии». Как за­писано в обвинительном акте, в ночь на 27 июня 1894 г. в начале второго часа на Черном море за мысом Тарханкутом по направлению к Одессе при звездном небе, небольшом ветре и легкой зыби произошло столкновение почтово-пас-сажирского парохода Русского общества пароходства и тор­говли «Владимир», следовавшего из Севастополя в Одессу с 167 пассажирами, с шедшим из Николаева в Евпаторию итальянским грузовым пароходом «Колумбия».

Последствием столкновения пароходов было потопле­ние «Владимира» и гибели 70 пассажиров, 2 матросов и 4 человек прислуги. На скамье подсудимых оказались два капитана — отставной капитан второго ранга К. К. Криун и итальянский подданный А. Д. Пеше. Свою вторую речь прокурор начал так:

«Господа судьи! Прослушавши настоящий процесс и все прения сторон, я прихожу к убеждению, что стороны в своем искреннем и благородном стремлении содействовать откры­тию истины разошлись окончательно. Я не стану повторять всех тех доводов для доказательства виновности Криуна и Пеше, которые я представлял в своей первой речи; останов­люсь только на тех фактах и обстоятельствах, которые были переданы защитниками подсудимых неверно, с упущением некоторых обстоятельств и свидетельских показаний, ввиду чего факты эти получили неверное освещение. Начну с за­ключения защитника Пеше де Антониони. Он говорит о не­правильном применении обвинительной властью закона, о том, что против Пеше не может быть применена 1468 ст. Уло­жения о наказаниях, и вообще, его деяние не предусмотрено никакой специальной статьей в нашем уголовном кодексе. Но дело в том, что взгляд защитника Пеше неправилен, что его деяния вполне подходят под ту статью, которую мы выставили в обвинительном акте. Переходя к фактическим обстоятельствам, я должен заметить, что доводы де Антониони в этом отношении весьма слабы».

На основании свидетельских показаний, данных экспер­тизы Левченко снимает целый ряд обвинений со стороны защиты:

«Далее, предварительному следствию посылают укор, по­чему не допрошен Зданкевич. Поверенному следовало бы раньше, чем посылать упрек, навести справку, и он узнал бы. что Зданкевич разыскивался по всей России, что на его имя была разослана сотня повесток, но он не был найден. Защит­ник Криуна укоряет нас в том, что мы привлекли Криуна в качестве обвиняемого под самый конец предварительного следствия, а защитник Пеше говорит о том, что его клиент привлечен слишком рано».

Свою реплику прокурор закончил такими словами:

«И если говорят, что спасенные с «Владимира» обязаны свой жизнью Криуну и молятся на него, то я спрашиваю: «А кому обязаны свой смертью те несчастные пассажиры «Вла­димира», которые очутились на дне морском. »

Читать еще:  Принципы уголовного процесса статья

Причиной реплики нередко служит заведомо тенденци­озное освещение защитой обвинительных доказательств, попытка любыми средствами выгородить обвиняемых, оп­равдать их действия.

Основанием для выступления прокурора с репликой бывают неэтичные выпады в адрес обвинения, необосно­ванные нападки со стороны защиты, необъективные харак­теристики подзащитных, искажающие картину преступле­ния.

Таким образом, реплика прокурора— это его ответ на выступление защитника. Если в судебном заседании при­нимали участие несколько защитников, то прокурор ис­пользует свое право на реплику по отношению к тем защи­тительным речам, в которых есть для этого фактические основания.

По мнению практиков и теоретиков судебного красноре­чия, реплика тоже должна обладать определенной компози­ционной стройностью, логической последовательностью составляющих ее структурных элементов. При подготовке и произнесении реплики прокурору рекомендуется:

— выделить те части и положения из речи защитника, которые и являются основанием для реплики;

— после повторения тезиса защитника изложить также доводы, которые были представлены в его речи для обоснования защищаемого им положения. Желательно, чтобы доводы были переданы как можно точнее, чтобы не давать повода для упреков в искажении речи защитника;

— критически проанализировать приводимые положе­ния и доводы из речи защитника, показать суду ошибочность, неправомерность, неэтичность позиции противной стороны, проявляя при этом сдержан­ность, корректность и тактичность;

— привести свои убедительные доказательства, опровергающие позицию защитника;

— высказать суду, если это необходимо, предложения о той мере ответственности, которую следует возложить на защитника за действия, не отвечающие предъяв­ляемым к защите требованиям.

После выступления с репликой прокурора право на реп­лику получает защитник. Реплика адвоката— это ответ не на обвинительную речь (защитник уже имел возможность ответить прокурору в своей основной речи), а на реплику прокурора, на его замечания и доводы, прозвучавшие во второй речи.

При участии в судебном заседании нескольких защитни­ков, представляющих интересы разных подсудимых, каж­дый защитник имеет право на реплику и использует это право, если прокурор подверг критике его защитительную речь. Если реплика прокурора была направлена против речи одного из защитников, то с ответной репликой может выступать только этот защитник. Остальные защитники могут выступить с заявлением об отказе от реплики.

При выступлении с репликой защитнику следует огра­ничиться рассмотрением только тех вопросов, которые были затронуты в реплике прокурора, ответить на его кри­тику, подтвердить защищаемую позицию.

Приведем пример. В 1997 г. в Суде присяжных област­ного суда слушалось дело по обвинению Александра Антошкина в применении насилия в отношении представи­теля власти. Вина Антошкина в ходе следствия сомнений не вызывала. Милиция провела служебное расследование по факту получения телесных повреждений старшим лей­тенантом милиции Н. Г. Рудым и пришла к выводу, что действия сотрудников ОМОНа майора милиции И. Д. Толстова и старшего лейтенанта Н. Г. Рудого правомерны, трав­му Рудого считать полученной при исполнении служебных обязанностей.

Антошкин частично признал себя виновным, не отри­цая, что нанес удар головой в лицо Рудому, но категоричес­ки отрицал, что это был умышленный удар. В то же время сам потерпевший Рудой, свидетели Толстов, Плахотнюк, Давыденков утверждали, что удар был умышленным, целе­направленным.

Выступая в судебных прениях, государственный обвини­тель Г. В. Труханов подчеркнул, что вина Антошкина дока­зана, любое зло должно быть наказано, работники милиции защищены. Адвокат Н. П. Палкина, обращаясь к присяж­ным заседателям, просила их учесть, что удар был случай­ным, не умышленным, поэтому подсудимый заслуживает снисхождения. Особое внимание она обратила на то, что удержание и доставка Антошкина на базу ОМОНа были незаконными, и он был вправе оказать сопротивление ра­ботнику милиции. «Прошу Антошкина признать невинов­ным», — такими словами закончила она свою защититель­ную речь. Далее последовали реплики сторон.

Гособвинитель: «Задержание было законным, и по этому вопросу не должно возникать сомнений. Рудой является со­трудником милиции, и он должен пресекать любые правона­рушения, что и сделал. Определить, какое правонарушение совершено, не каждый юрист сможет сделать моментально.

Прямого умысла у Антошкина не было. А как узнать, ка­кой умысел был?

Свидетели показали, что удар был нанесен целенаправлен­но. Ценность этих показаний не уменьшается, если свиде­тель — работник милиции.

Антошкин может говорить все и не нести никакой ответ­ственности, а свидетели несут ответственность.

У подсудимого есть заинтересованность, а у свидетелей нет. Высказывание адвоката о том, что Антошкин был непра­вомерно доставлен на базу ОМОНа, голословно».

Защитник: «Работник милиции был просто гражданином в конкретном случае, если бы преступление было совершено против личности, а Антошкин не обвинялся бы по ст. 318 УК РФ. Но моему подзащитному предъявлено другое обвинение.

Доставка на базу ОМОНа незаконна»

Как видно из протокола судебного заседания, защитник в своей реплике остановился лишь на спорных вопросах, выдвинутых прокурором.

Специалисты дают следующие советы защитнику по построению реплики:

В начале реплики целесообразно объяснить причины, побудившие к ее произнесению.

Затем необходимо возвратиться к тому положению своей речи, по поводу которого прокурор выступил с репликой. В случае неверного понимания прокурором отдель­ных положений речи следует их пояснить.

3. Выделив спорное положение, необходимо повторить те аргументы, которые были уже приведены в речи. Если убедительность их поколеблена доводами прокурора, то следует привести новые аргументы в подтверждение своей точки зрения.

В заключительной части реплики нужно еще раз крат­ко изложить свою позицию по спорному вопросу. Следует принести свои извинения, если в реплике прокурора было обращено внимание на неэтичные высказывания со стороны защиты.

В заключение подчеркнем, что стандартных реплик не существует. Их содержание и структура полностью определяются теми вопросами, которые были рассмотрены в за­щитительной речи или в реплике прокурора.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9743 — | 7577 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Содержание и порядок прений сторон и последнее слово подсудимого

Слушания судебных прений начинаются после окончания судебного следствия. Если в судебном заседании необходим перерыв для подготовки к выступлению, участники судебных прений могут ходатайствовать об объявлении такого перерыва: если дело состоит из нескольких эпизодов, в связи с изменением показаний кого-либо из допрошенных, а также при возникновении новых, не исследованных доказательств. Участники прений должны сконцентрироваться на своих выступлениях, как правило, их ходатайства удовлетворяются. Не стоит забывать, что судебные прения, кроме своей основной функции, имеют большое воспитательное воздействие, поэтому необходимо обеспечить условия участвующим в прениях. Прения – это итог судебного следствия, где даются анализ и оценка, связанных с делом доказательств. Мнения по вопросам, которые будут играть важную роль при вынесении приговора, должны быть обоснованными, четкими, грамотными.

От того насколько правильно будут выстроены судебные прения, зависит завершение уголовного дела. Суд еще раз подвергает оценке все выводы и заключения, сделанные в ходе судебного заседания.

Порядок судебных прений

Судебные прения – это две основные речи: обвинителя и защитника, прокурора и адвоката.

Если рассмотрение дела проходит без участия адвоката, в роли защитника выступает подсудимый, защищая себя сам. В прениях сторон могут принимать участие: потерпевший или его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик, подсудимый имеют право направить ходатайство об участии в прениях суда. Суд удовлетворяет эти ходатайства, на основании статей Уголовно-процессуального кодекса, где в части «Предварительное расследование» указано, что вышеперечисленные лица имеют право участвовать в судебных прениях, отстаивая свои законные права и интересы.

Суд устанавливает порядок судебных прений. Однако законом установлено, что первым выступает обвинитель, а затем адвокат.

По делам публичного и частно-публичного обвинения выступает прокурор, потерпевшему может быть предоставлено слово в прениях, по делам частного обвинения выступает потерпевший. Первым выступает гражданский истец, после него – ответчик. Последним всегда выступает защитник и подсудимый.

В законе говорится, о том, что участвующие в прениях стороны не могут ссылаться на доказательства, которые не изучались судом. А это значит, что суд выносит свое решение только, опираясь на те доказательства, которые были исследованы. По времени участники прений не ограничены. Но председательствующий может останавливать выступающих в прениях, если они излагают факты, не связанные с делом или представляют недопустимые доказательства. Действия председательствующего должны быть внесены в протокол.

Читать еще:  Процессуальные документы в уголовном процессе

После того, как речи произнесли все участники судебного разбирательства, можно выступить с репликой по поводу произнесенного. Право реплики есть у всех, кто участвовал в прениях сторон. Право последней реплики принадлежит подсудимому или защите.

Участники прений в суде по их завершению могут предоставить суду формулировки решений по вопросам, решаемым в приговоре, но это должно произойти до момента удаления судей в совещательную комнату. Предложения подаются в письменной форме, они не имеют обязательной силы, но позволяют судьям еще раз обратить внимание на позицию представителя той или иной стороны при вынесении приговора. Предложения приобщаются к протоколу судебного заседания.

Последнее слово подсудимого

После того, как прения сторон закончились, председательствующий предоставляет последнее слово подсудимому. Во время его выступления с последним словом вопросов не допускается. Подсудимый может сказать все, что считает необходимым, до вынесения приговора. Если при этом выясняются новые обстоятельства, которые могут существенно повлиять на исход дела, суд обязан возобновить судебное следствие. После исследования вновь появившихся обстоятельств, суд возобновляет судебные прения и последнее слово подсудимому вновь предоставляется.

У последнего слова нет ограничений во времени, однако председательствующий может остановить подсудимого при изложении им фактов, не касающихся уголовного дела.

Особые случаи возобновления судебного следствия

Судебное следствие может быть возобновлено в особых случаях, предусмотренных законодательством:

  1. Если суду сообщено о новых обстоятельствах, ранее не известных, имеющих существенное значение.
  2. Если участники судебных прений изъявляют желание предоставить суду новые доказательства.

Тогда суд выясняет мнение всех участников судебного разбирательства, обсуждает данную ситуацию и принимает решение о возобновлении судебного следствия. После исследования новых фактов по делу, суд объявляет о том, что возобновленное следствие окончено, и открывает прения сторон, предоставляет последнее слово подсудимому. Тогда приговор суда будет основан и на доказательствах, исследованных в ходе возобновленного следствия. Законом предписано удаление суда в совещательную комнату сразу после произнесения последнего слова подсудимым. Перед удалением суда участники получают информацию о времени оглашения приговора. Участвующие в деле лица имеют право присутствовать при оглашении приговора. Суду потребуется время, чтобы обсудить все вопросы, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, изложить приговор в письменной форме, проверить и подписать, учитывая объем уголовного дела, его сложность и количество подсудимых. Оглашать приговор раньше объявленного времени не допускается.

КС: Отказ защитнику в реплике после прений не нарушает нормы Конституции

Конституционный Суд отказался принять к рассмотрению жалобу адвоката АП г. Москвы Армена Мартиросяна на несоответствие Конституции положений п. 36 ст. 5, ч. 6 ст. 292 и ч. 1 ст. 337 УПК РФ, которые, по его мнению, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют отказать защитнику в праве на выступление в судебном заседании с репликой.

В жалобе указано, что в ходе судебного разбирательства по уголовному делу с участием присяжных заседателей председательствующий судья на этапе прений сторон отказал защитнику Армену Мартиросяну в выступлении с репликой, поскольку тот не участвовал в прениях.

Впоследствии был постановлен обвинительный приговор, оставленный без изменения судом апелляционной инстанции. В передаче надзорной жалобы по делу было отказано. Суды указывали, что непредставление адвокату, который не участвовал в прениях, права выступить с репликой не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона. Аналогичную позицию занял и заместитель председателя Верховного Суда.

В своей жалобе, поданной в интересах подзащитного, Армен Мартиросян сослался на Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, в котором говорится, что право на получение квалифицированной юридической помощи – в числе других прав и свобод человека и гражданина, признание, соблюдение и защита которых составляют обязанность государства и которые являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием, – признается и гарантируется в Российской Федерации в соответствии с Конституцией и согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. По мнению заявителя, право пользоваться помощью адвоката (защитника) признается в качестве одного из основных прав человека и международно-правовыми актами, являющимися в силу ч. 4 ст. 15 Конституции составной частью правовой системы России.

В жалобе также указано, что конституционно-правовой смысл норм уголовно-процессуального права, регулирующих участие адвоката (защитника) в оказании правовой помощи обвиняемому (подозреваемому), заключается в том, что такая помощь может (а в ряде случаев должна) осуществляться на всех стадиях уголовного процесса, на каждой из которых она имеет свои формы и особенности. «Так, на стадии прений сторон, в том числе реплик, правовая помощь адвоката (защитника) заключается в донесении до суда (в том числе до коллегии присяжных заседателей), сведений, имеющих значение для разрешения дела, содержащих в себе оценку представленных ранее суду доказательств, а равно (в случае реплик) и оценку доводов стороны обвинения относительно вышеуказанных доказательств», – говорится в жалобе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ отметил, что проверка участия Армена Мартиросяна в прениях сторон, обеспечение его доверителю возможности довести до суда свою позицию по делу и иным образом реализовать право на защиту, в том числе на последующих этапах судебного разбирательства по уголовному делу – в рамках последнего слова подсудимого, обсуждение вопросов присяжным заседателям и последствий вердикта, а равно влияние невыступления защитника с репликой на вынесение правосудного решения по делу, требует установления фактических обстоятельств, что входит в компетенцию других судов или иных органов. КС же воздерживается от их установления.

Также Суд пояснил, что на основании подп. 5 п. 2 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ адвокат участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях и в этом качестве не преследует личных интересов, а значит, оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие права адвоката в указанном в аспекте.

В своем комментарии решения Конституционного Суда для «АГ» Армен Мартиросян высказался, что доводы, изложенные в определении Суда, незаконны, несправедливы и формально надуманны, поскольку лишение возможности адвоката выступить с репликой является грубым нарушением законных прав подсудимого. «В силу ч. 1 ст. 292 УПК прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. Именно данное положение закона позволяет нам определить круг обязательных участников судебных прений, которым не может быть отказано в праве на участие в них», – отметил он.

Он указал, что право реплики (как части прений) возникает у участников судебных прений. При этом фактическое участие защитника в судебных прениях не имеет правового значения для констатации его права на реплику, что следует из буквального толкования уголовно-процессуального закона, говорящего об «участниках прений», а не об «участвовавших в прениях» лицах. «По смыслу закона реплика не является самостоятельным этапом уголовного процесса, а лишь этапом прений сторон. Отказ же со стороны суда на участие защитника в прениях недопустим», – считает Армен Мартиросян.

«Действительно, я отсутствовал во время судебных прений (в связи с занятостью в другом судебном процессе и по согласованию с подзащитным), однако я активно участвовал в данном судебном процессе на стадии судебного следствия и имел полное право высказаться относительно доводов государственного обвинителя. Однако в реализации этого права мне было незаконно отказано. Таким образом, суд незаконно ограничил право подсудимого на защиту, лишив его защитника прав на реплику, а значит, лишив его прав, предусмотренных п. 9 ч. 1 ст. 53, ст. 248, ч. 6 ст. 292 УПК РФ», – пояснил адвокат.

По его мнению, лишение права на реплику привело к невозможности доведения своей позиции до коллегии присяжных заседателей. Адвокат считает, что это привело к нарушению принципа состязательности сторон и вынесению незаконного вердикта, что в свою очередь привело к нарушению прав, гарантированных ч. 1 ст. 46 и ст. 48 Конституции Российской Федерации.

Стоит отметить, ранее «АГ» сообщала, что Сахалинская адвокатская палата обратилась к судейскому корпусу с просьбой не прерывать выступления защитников во время слушаний. Президент САП Максим Белянин отмечал, что подобные нарушения профессиональных прав адвокатов влекут за собой нарушения прав граждан на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи.

Читать еще:  Процесс лишения родительских прав отца

Что такое судебные прения?

Уголовный процесс строго регламентирован и состоит из нескольких этапов, каждый из которых должен быть завершен при переходе к последующему.

Прения – это лишь один из этапов уголовного процесса, но являющийся одним из важных. Отсутствие прений означало бы несоблюдение судом принципа состязательности сторон для вынесения приговора или постановления.

Прения сторон в уголовном процессе являются, по сути, последней возможностью высказать свою позицию по делу. Это резюмированная часть всего судебного следствия.

В этой статье Вы найдете ответы на вопросы, что такое судебные прения, и как на практике они проходят в зале суда.

Прения как ключевой этап судебного разбирательства

Каждый юрист знает, что судебное разбирательство по уголовному делу состоит из трех ключевых этапов:

  • Судебное следствие;
  • Прения сторон;
  • Постановление приговора.

Эта информация содержится в УПК РФ, в частности, в главах 37, 38 и 39 соответственно. Глава 38 УПК РФ непосредственно рассматривает прения сторон и, относящееся к этому этапу, последнее слово подсудимого.

Самого понятия, что такое прения сторон в суде в уголовном деле в законодательстве нет. Это понятие относится к рассмотрению теории уголовного права.

Исходя из актуальной правовой действительности, прения – это высказывание участников процесса, имеющих на это законное право, об исходе дела, его доказательствах и степени виновности подсудимого.

Каждая сторона прений, высказываясь, преследует свою особую цель. Кто-то обвиняет подсудимого, кто-то его выгораживает. Это нормально. Судья обязан лишь принять ко вниманию высказанные позиции, а решение вынести самостоятельно в совещательной комнате.

Время прений каждого участника процесса в 2020 году законодательно не ограничено.

При этом судья имеет полное право остановить высказывающегося, если в его речи будут присутствовать сведения или информация, не относящаяся к делу.

С одной стороны, прения – это серединный этап судебного разбирательства, с другой стороны – последний этап.

Постановление приговора происходит за закрытыми дверями без участия собравшихся. Именно поэтому последним шансом высказаться по делу для них – это поучаствовать в прениях.

Кто может участвовать в прениях?

Обязательными для участия в прениях персонами являются государственный обвинитель и защитник подсудимого. При частном обвинении роль обвинителя будет выполнять потерпевшая сторона.

В принципе, по желанию или ходатайству могут выступить в прениях и подсудимый, и потерпевший, и гражданские истцы, и ответчики, а также их законные представители.

После прений подсудимый получит последнее слово. Никто, кроме него не сможет последним высказаться по делу.

Выступления в судебных прениях производятся в следующей последовательности: первый – государственный обвинитель, а последние – адвокат и подсудимый. Вся иная последовательность речей устанавливается судьей по личному усмотрению.

Когда каждый озвучит свою позицию по делу в прениях, после того, как выступят все желающие, участники смогут также добавить еще по одной реплике в рамках проведения прений по делу.

Проще говоря, после всего услышанного, Вам дадут возможность сделать замечания к высказываниям предыдущих ораторов.

Речь государственного обвинителя

Прокурор начинает прения. Распространенной закулисной судебной практикой является ситуация, когда прокурор не подготовился к прениям по делу, отчего судебное заседание откладывается по инициативе судьи. Прокуроры часто в уголовных делах меняются, это нормальная практика.

Цель речи прокурора в прениях – обосновать виновность подсудимого и попросить для него максимально возможного по статье наказания. Не стоит думать, что прокурор к Вам крайне недоброжелательно настроен. Он обязан просить в прениях максимума ответственности.

Итак, прокурор в прениях по делу говорит о следующем:

  • Кратко излагает обстоятельства уголовного дела, зачитывая, как правило, из обвинительного акта;
  • В чем обвиняется подсудимый со ссылкой на статьи УК РФ;
  • Особо упоминает отягчающие обстоятельства уголовного дела;
  • Вскользь упоминает смягчающие обстоятельства уголовного дела;
  • Просит назначить максимального допустимое по статье наказание.

Делая упор на отягчающие вину обстоятельства, прокурор может говорить о следующем:

  • Что подсудимый не возместил ущерб;
  • Что он ранее судим;
  • Что он рецидивист;
  • Что подсудимый не имеет постоянного места работы или жительства, стоит на учете у нарколога и т.д.

Речь защитника

После обвинителя, как правило, слово предоставляется адвокату подсудимого. Задача адвоката – как можно выгоднее выставить личность подсудимого и попросить минимально возможного по статье уголовного наказания.

Адвокат обязательно в прениях говорит о следующем:

  • Согласна ли сторона защиты с квалификацией преступления по конкретной статье УК РФ;
  • Что отягчающих вину обстоятельств дела не установлено;
  • Старается оправдать поведение подсудимого;
  • Всячески положительно характеризует его личность;
  • Упоминает множество смягчающих вину обстоятельств дела;
  • Просит либо оправдать подзащитного, либо назначить минимально возможное наказание по статье, либо наказание, не связанное с реальным лишением свободы.
  • Характеризуя личность подсудимого и описывая смягчающие обстоятельства, адвокат может говорить о следующем:

    • Что подзащитный раскаялся, активно содействовал раскрытию преступления, имел явку с повинной;
    • Что подсудимый имеет постоянное место жительства или работы;
    • Что подсудимый встал на путь исправления;
    • Что у него на иждивении имеются несовершеннолетние дети;
    • Что подзащитный имеет преклонный возраст или хронические заболевания, что не позволяет ему отбывать срок наказания в тюрьме и т.д.

    Адвокат должен полностью поддерживать позицию своего подзащитного. Если подсудимый все отрицает, защитник также должен активно не признавать вину за подзащитным, даже если все обстоятельства дела доказывают обратное.

    Речь потерпевшего

    Судья обязательно должен задать вопрос потерпевшей стороне, желает ли она выступить в прениях по делу. Если согласна, то потерпевшему предоставят слово.

    Совсем не обязательно, что потерпевший обязательно поддержит полностью позицию государственного обвинителя. Возможно, он посчитает, что подсудимый в силу раскаяния не заслуживает слишком строгого наказания.

    Потерпевший в прениях будет говорить следующие тезисы:

    • Последствия в виде материального, физического или морального ущерба, возникшие в результате преступления;
    • Возместил ли ущерб подсудимый;
    • Какое наказание он считает нужным назначить подсудимому.

    В рамках прений никто из участников процесса не может задавать вопросы выступающему или перебивать его. Только судья имеет такое право.

    Речь подсудимого

    Подсудимый как главное действующее лицо всего судебного процесса, конечно, тоже получит слово. Он даже получит слово дважды: в рамках прений и на последнем слове.

    В прениях подсудимый должен говорить о ниже следующем:

    • Признал ли он вину, раскаялся ли;
    • Извинился ли перед потерпевшим, возместил ли ущерб;
    • Упомянуть смягчающие обстоятельства для назначения наказания: дети, здоровье, возраст;
    • Попросить его оправдать или назначить минимальное наказание.

    После того, как судья скажет, что прения сторон окончены, подсудимому дадут право сказать последнее слово. Подсудимый имеет право отказаться от последнего слова.

    Последнее слово – это заключительная реплика всего процесса, когда в последний раз можно обратиться к судье и другим участникам, прося пощады или снисхождения.

    Судья имеет право отложить судебное заседание после окончания прений перед началом последнего слово. Как правило, такое действие практикуется в случае, когда приговор у судьи еще не готов, следом идут другие дела, и времени не хватает.

    На следующее заседание судья уже приходит с готовым приговором, слушает последнее слово, уходит в совещательную комнату, после чего оглашает готовый приговор.

    Задавать вопросы подсудимому во время его последнего слова – не допускается.

    По времени последнее слово также не ограничено, но судья может остановить говорящего, если его речь не будет иметь отношения к рассматриваемому делу.

    По сути, последнее слово подсудимого не имеет никакого значения для исхода дела. Именно поэтому многие обвиняемые от него вовсе отказываются.

    В прениях могут быть предоставлены суду для обозрения дополнительные документы или доказательства, относящиеся к делу.

    Если судья посчитает, что в связи с их представлением, необходимо еще раз разобраться в деталях произошедшего, он может вновь возобновить судебное следствие после прений. Тогда все исследование повторится вновь, а после закрытия нового судебного следствия, снова начнутся прения сторон.

    Прения сторон в уголовном деле – это обязательная часть уголовного процесса. В общем смысле, прения оглашаются в разрезе виновности лица и выбора ответственности, к нему применяемой.

    Каждая сторона в прениях преследует свою цель и говорит в соответствующем цели ключе. Однако, последнее решение по делу всегда принимается судьей единолично в соответствии со строгой квалификацией преступления и действующими нормами УК РФ.

    Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты 220 Вольт
    Adblock
    detector