0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прокуратура вернула дело на доследование в полицию

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРОКУРОРОМ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

В. Зыкин, заместитель прокурора Новокузнецкого района Кемеровской области

У практиков до настоящего времени сохраняется мнение, что возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования порождает волокиту. Думается, такое мнение противоречит принципу законности. Прокурор обязан не допустить волокиты. Разумеется, дополнительное расследование отдаляет применение наказания от факта совершения преступления.

Однако, если при расследовании уголовного дела остались невыясненными обстоятельства совершения преступления, существенно нарушены требования закона, прокурор обязан возвратить уголовное дело для дополнительного расследования с письменными указаниями, несмотря на «затягивание» производства по нему. Не следует забывать, что преступление должно быть раскрыто не только быстро, но и полностью, а если в ходе расследования нарушены требования о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела, такой результат не наступает.

Осуществление прокурором полномочий по возвращению уголовных дел для дополнительного расследования не должно и не может искусственно сдерживаться ведомственными интересами. Так, сложилось мнение, что если прокурор возвращает уголовные дела для дополнительного расследования, то это фактически означает подготовку оснований для внесения представления. Безусловно, и такое понимание института возвращения прокурором уголовных дел для дополнительного расследования (как метода воспитания следственных работников) имеет некоторое значение. Однако, прежде всего, указанный институт направлен на неуклонное соблюдение законности органами предварительного расследования.

УПК РФ в п. 15 ч. 2 ст. 37 закрепляет полномочие прокурора общего характера по направлению уголовных дел для дополнительного расследования. Кроме того, такого рода деятельность прокурора урегулирована, в зависимости от формы окончания расследования, и другими нормами УПК (п. 3 ч. 1 ст. 221; п. 2 ч. 1 ст. 226; п. 2 ч. 5 ст. 439).

Письменная форма направления прокурором уголовных дел для дополнительного расследования — постановление (ч. 4 ст. 221 УПК). Здесь возникает проблема уведомления обвиняемого о таком решении. Если в случаях возобновления предварительного следствия в порядке, установленном ст. ст. 211, 214 УПК, законодатель прямо предусмотрел необходимость довести решение до сведения обвиняемого, то в случаях возвращения уголовного дела для дополнительного расследования закон не обязывает прокурора направлять кому бы то ни было копию постановления либо уведомление о возвращении уголовного дела.

Между тем, на наш взгляд, необходимость в законодательном закреплении такого рода положения есть. Очевидно, что решение прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования существенным образом затрагивает право обвиняемого на защиту, а потому обусловливает необходимость вручения копии постановления обвиняемому, чтобы он смог подготовиться к защите, а также, что не исключено, оказать реальную помощь при исследовании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе дополнительного расследования. Не претендуя на бесспорность сказанного, считаю, что, во всяком случае, обвиняемый должен быть уведомлен о таком важном с процессуальной точки зрения решении если не копией постановления о возвращении уголовного дела, то письмом.

Касаясь вопроса о влиянии прокурора на совершенствование предварительного расследования, необходимо обратить внимание на два важных обстоятельства. К первому из них относится своевременность и обоснованность направления уголовных дел для производства дополнительного расследования. Второе касается вопроса о содержании указаний прокурора органам предварительного расследования и их обязательности для исполнения.

В соответствии с ч. 1 ст. 221 УПК время рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, ограничивается пятью сутками. Если уголовное дело не представляет сложности, этого срока вполне достаточно. Однако нередко это сделать не просто, если дело сложное. Систематический и активный прокурорский надзор за расследованием, обсуждение его хода в конечном итоге позволят прокурору накопить дополнительную информацию, что, в свою очередь, сократит сроки рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением. Зачастую прокурорами практикуется такой метод организационного (не процессуального) характера, как беседа со следователем, в ходе которой выясняется сущность предъявленного обвинения и комплекс доказательств по делу. Его использование особенно эффективно в сочетании с изучением, проверкой, сопоставлением прокурором лично всех материалов уголовного дела.

Однако проблемы, связанные со сроком рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, осложняются, если говорить о надзорной деятельности прокурора в целом, при реализации полномочий в других отраслях надзора. Один из путей решения трудностей — увеличение срока рассмотрения дела, поступившего с обвинительным заключением.

Структура уголовного процесса такова, что каждое процессуальное действие логически подготавливает исполнение последующего. Увеличение срока ознакомления прокурора с делом создаст возможность тщательно знакомиться с материалами уголовного дела лично. О том, что такого рода положение не лишено смысла, свидетельствует нормативное положение, предусмотренное ч. 3 ст. 227 УПК, которое для аналогичной деятельности суда по изучению материалов поступившего в суд уголовного дела предусматривает срок в 30 и 14 суток.

Производство дополнительного расследования после возвращения уголовного дела прокурором протекает, в целом, в тех же процессуальных формах, что и расследование, производившееся до направления дела прокурору с обвинительным заключением. Однако это не означает, что в ходе дополнительного расследования не возникают процессуальные проблемы, свойственные именно дополнительному расследованию.

Одна из таких проблем связана с исчислением срока предварительного следствия. В соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК в случае возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия срок дополнительного следствия, установленный прокурором, не может превышать одного месяца с момента поступления дела следователю. Дальнейшее продление срока производится на общих основаниях.

Очевидно, что установление прокурором срока дополнительного следствия не может рассматриваться как особая, упрощенная форма его продления. Зачастую на практике прокурор реализует право, установленное ч. 6 ст. 162 УПК, только по истечении срока так называемого первоначального предварительного следствия. С такого рода подходом трудно согласиться, поскольку он основан на неправильном, на наш взгляд, толковании положений ст. 162 УПК. Очевидно, что уголовно-процессуальный закон, регулируя вопросы, связанные с исчислением сроков предварительного следствия, дает лишь тот рубеж, по достижении которого предварительное следствие не может продолжаться без продления его сроков. Иными словами, срок предварительного следствия всегда равен тому промежутку времени, за который было закончено предварительное следствие, а не двум месяцам, а потому не может идти речи и о каком-либо остатке срока предварительного следствия.

Именно по этой причине закон в ч. 6 ст. 162 УПК установил новый срок для уголовных дел, возвращенных для производства дополнительного следствия, предоставляя право прокурору самому определять его продолжительность в пределах одного месяца. Таким образом, ст. 162 содержит положение о двух независимых друг от друга сроках предварительного следствия — первоначальном и дополнительном.

Важнейшей особенностью дополнительного расследования является то, что объем и характер процессуальных действий определяется здесь не только лицом, осуществляющим расследование, но и прокурором. Он обязан дать указания об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Очевидно, что указание рассчитано на устранение нарушений закона и исполнение его лицом, осуществляющим расследование.

Эффективность института возвращения прокурором уголовного дела для дополнительного расследования определяется совокупностью ряда условий, к числу которых относятся: своевременность указаний; правильный и обоснованный выбор указаний при изучении поступившего с обвинительным заключением уголовного дела; тактическая выверенность указаний с точки зрения очередности следственных действий при производстве дополнительного следствия. Имеют ли те или иные указания прокурора императивный характер или допускают возможность для следователя действовать самостоятельно? Очевидно, что он обязан как выполнить указания прокурора, так и сам избирать пути расследования. Проблема же заключается в несколько ином. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность следователя обжаловать решения прокурора. Однако закон не содержит прямого указания на возможность обжалования решения прокурора о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, приостановив его исполнение. Неверно было бы полагать, что следователя необходимо наделить правом не согласиться с решением прокурора о направлении дела для дополнительного расследования, направить свои возражения вышестоящему прокурору, приостановив производство дополнительного следствия, поскольку следователь — лицо процессуально самостоятельное. Действительно, следователь наделен законом возможностью приостановить исполнение некоторых указаний прокурора согласно ч. 3 ст. 38 УПК. Но не в целом решения о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

Читать еще:  Регистрация незаконных сделок с недвижимым имуществом состав

Порядок контроля за исполнением указаний по уголовным делам, возвращенным для дополнительного расследования, не должен, очевидно, отличаться от обычных форм и методов надзора прокурора за расследованием уголовных дел. Что касается особенностей, то в данном случае это более строгий контроль за сроками исполнения указаний прокурора, так как указанное обстоятельство напрямую связано со сроками расследования уголовного дела.

Можно рекомендовать лицу, осуществляющему дополнительное расследование, составить план выполнения указаний прокурора. Надзирающий прокурор, а также начальник следственного отдела должны установить контроль над выполнением плана. Как справедливо отмечает М. Токарева: «Своевременная дача письменных указаний по уголовному делу еще не означает, что выявленная прокурором ошибка или нарушение по делу будут исправлены.

Требуется налаженная система учета и контроля исполнения данных указаний, только в этом случае указания прокурора приобретают реальную силу» . Если исполнение некоторых указаний прокурора в силу тех или иных причин невозможно, то об этом следует сообщить ему в письменной форме.
———————————
Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990. С. 65.

Доследование

  • У мужа 105.2 дело хотят отправить на доследование, долго ли это продлится?
  • В суде можно ходатайствовать о доследования дела. И для морального возмещения.
  • Как вернуть дело на доследование после вынесения приговора?
  • Что нужно, что бы вернули дело на доследование?
  • Могу ли я заявить ходатайство на суде на отправление на доследование в налоговую?
  • Публикации
  • Доследование по уголовному делу
  • Вернуть дело на доследование
  • Возврат на доследование

Советы юристов:

11.2. Добрый день!

Да, имеете право взыскивать ущерб с виновника.

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
§ 1. Общие положения о возмещении вреда.

15.1. Здравствуйте, Сергей!

Срок обжалования приговора участниками процесса в соответствии со ст. 389.4. УПК РФ составляет 10 суток со дня его постановления, а осуждённым, содержащимся под стражей — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. Вами эти сроки пропущены, если Вы не под стражей. Чтобы обжаловать приговор, нужно восстановить срок обжалования, это будет возможно при наличии уважительных причин пропуска срока. Куда-либо с жалобой обратиться нельзя. Апелляционная жалоба адресуется в вышестоящий суд, но передаётся в суд, постановивший приговор, для отправления жалобы с делом в апелляционную инстанцию.

16.1. Здравствуйте, Юлия!

На Ваш вопрос лучше всего ответит адвокат, который осуществляет защиту по делу, если конечно он не «карманный» следственный.
Если Вы хотите получить полный и развернутый ответ, то необходимо изложить вопрос с указанием текста постановления прокурора о направлении уголовного дела для производства дополнительного следствия.

Как правило, дело возвращается для устранения «ошибок» следователя, допущенных при производстве предварительного расследования, либо для переквалификации действий. Под ошибками следователя подразумеваются основания указанные в ст. 232 УПК РФ.

С уважением,
Денис Т.

20.2. Любые вопросы по обстоятельствам, которые относятся к уголовному делу.

P.S. Елена, я надеюсь Вы являетесь «общественным» защитником. У Вас даже позиция защиты отсутствует. Что Вы будете делать при допросе свидетелей, очных ставках, ознакомлениях с экспертизами и т.д. Если Вы действующий адвокат-лучше сдайте удостоверение и напишите заявление о прекращении статуса адвоката. Только не обижайтесь.

22.1. О каком возврате на доследование Вы ведете речь если есть приговор суда вступивший в силу
Если считаете что приговор является незаконным то его следует обжаловать ст 389.1 УПК РФ
«Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 29.07.2018)
УПК РФ Статья 389.1. Право апелляционного обжалования

1. Право апелляционного обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору, потерпевшему, частному обвинителю, их законным представителям и представителям, а также иным лицам в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы.
2. Гражданский истец, гражданский ответчик или их законные представители и представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска.

24.1. Ст.221 УПК РФ п.1. Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений:
2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;
3. В случаях, предусмотренных пунктами 2 и 3 части первой настоящей статьи, прокурор выносит мотивированное постановление.

Оповещение обвиняемого не предусмотрено законом.

Впервые столкнулся с подобной ситуацией. Статья 237 УПК РФ. Прокурор и следователь несколько раз «футболят» друг другу дело по тем же основаниям по которым оно вернулось из суда — «для устранения недостатков»

Не хотелось создавать целую статью по такому незначительному поводу, а хотелось лишь задать вопрос, так как интересно узнать мнение как быть.

Вообщем имеется абсолютно надуманное незаконное дело, которое каким-то чудесным образом полуграмотным прокурором в удаленном субъекте РФ было-таки направлено в суд с утвержденным обвинительным заключением… Дело по краже с дачи различных предметов, которые сам хозяин даже плохо помнил где хранил, но их реально наличие подтвердили там впоследствии… притащили маргинального вида «прохожего» в дело обвиняемым и повели… судья хоть и порядочная, но увидев весь этот бред и неустранимые противоречия, испугавшись оправдалова с отменой в последствии все-таки не оправдала человека, а вернула дело в следствие прекращать, надумав в качестве основания, что в деле отсутствует ТОЧНОЕ место, время и способ преступления… Понятно, что причина бредовая и надуманная уже со стороны судьи, но тем не менее после звонка из аппеляции она видимо объяснила что за дело и как тамошним и аппеляция это решение засилила, таким образом судья фактически поставила в тупик сторону обвинения, что справедливо, ответив следствию «надуманностью привлечения» «надуманностью решения». Дело в итоге вернулось прокурору — затем следователю с понятным и чудным в то же время указанием «установить место, время и способ преступления». Следователь попался упертый, поняв, что указывать просто адрес не катит и суд отверг, начал пытаться запрашивать биллинг и приобщать нахождение телефона — там не сходится — еще одно подтверждение алиби, потом начал опрашивать свидетелей — один подтвердил, что точно не помнит, но вроде бы видел «обвиняемого» или похожего на него раньше недалеко от этого места в тот день, но с ним незнаком.

потом следователь так и не устранив эти нарушения отправил это дело прокурору… Прокурор прочитал и! вернул разумеется на доследование. после все это произошло еще два раза, следователь в обоих случаях опять допрашивал каких-то допридуманных свидетелей… понятно, что делу конец, что эти конвульсии ничего не дадут, но самое интересное в том, что обе жалобы на волокиту с указанием того, что дело возвращается прокурором следователю в порядке обычного доследа! и это после 237й УПК РФ! что нарушения не устранены! дважды жалобы по 125й по этому поводу на отказ в прекращении дела по ходатайству следователю результата не дали, суд отверг их, сославшись на то, что «следственные действия» не окончены! и что нарушений закона на данный момент не усматривается.

Читать еще:  Рассмотрение уголовного дела в отношении

В принципе понятно, что, если исходить из положения КС, то в принципе никакого доследа и восполнения следствия быть не может как такового, что суд сознательно ставил их в тупик, указав на отсутствие события преступления, чтобы они дело прекратили не от желания соблюсти закон, так хотя бы от безысходности, но такие упорные товарищи попались, у которых раскрываемость в их маленьком городке и регионе под 80 процентов, что ну ни в какую статистику портить себе не хотят, хотя сами понимают, что шансов у них с этим делом уже нет и любое дошедшее до суда даже ходатайство на предварительное слушание это дело там же и прикончит. Но как быть с текущей ситуацией — как прекратить такое уголовное дело побыстрее если суд не помогает? В небольшой практике, впервые сталкиваюсь с такой ситуацией, когда дело гуляет по нескольку раз да еще по той же причине «в целях устранения недостатков» от прокурора к следователю да еще после 237й УПК РФ и даже не представляю законно ли это в принципе? Если исходить из здравого смысла, то повторный возврат дела прокурором на доследование как после окончания следствия к такой ситуации в принципе не может быть применим? Прокурор должен после первого получения дела от следователя решить — или он подставляется под вероятный оправдательный приговор или обязан прекратить уголовное дело?

Новости Политика

17.12.2015

Новости , Кратко , Популярное

Архив
Прокурорам скоро могут вернуть право закрывать сомнительные уголовные дела Верховный суд одобрил поправки в УПК

Прокуроры в ближайшее время могут вновь получить возможность самостоятельно закрывать сомнительные и «сырые» уголовные дела, которые передают им для утверждения и направления в суд следователи. Верховный суд России поддержал законопроект с соответствующими поправками. По мнению юристов, это поможет поднять качество следствия, которое заметно упало в последние годы, и повысит уровень российского правосудия в целом. Сейчас нередки случаи, когда «сырое» дело едва ли не годами «блуждает» между следствием и прокуратурой.

Как пишут «Известия», поводом для создания законопроекта стала неоднозначная ситуация во взаимоотношениях между прокуратурой и следствием при расследовании уголовных дел. В 2007 году был создан Следственный комитет, после чего у прокуроров отобрали полномочия возбуждать и закрывать уголовные дела. Сейчас прокуроры надзирают за следствием, в случае нарушений могут отменить постановление о возбуждении дела или порекомендовать прекратить уголовное преследование за отсутствием доказательств или состава преступления.

Если при утверждении уголовного дела по окончании расследования прокурор видит, что дело «сырое» или велось с нарушениями, он может лишь вернуть его обратно для дополнительного расследования и устранения нарушений. В итоге многие уголовные дела, возбужденные по сомнительным основаниями или с нарушениями, годами кочуют между следствием и прокуратурой или находятся в подвешенном состоянии – их и не закрывают, и не расследуют.

Во время недавнего послания Федеральному собранию президент Владимир Путин отметил низкую эффективность следствия по экономическим делам. По его данным, за 2014 год из почти 200 тыс. уголовных дел до суда дошло лишь каждое пятое. Еще 15 тыс. из них развалились в суде. Таким образом, приговором закончились лишь 15% изначально возбужденных дел. Владимир Путин призвал прокуратуру активно использовать все имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия – закрывать неправомерно возбужденные дела, не допускать передачи в суд «сырых» дел, не поддерживать сомнительные обвинения в суде.

В поправках в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) предлагается дать прокурорам больше полномочий по контролю за следствием. Для этого ст. 221 УПК дополняется пунктом о том, что прокурор может сам закрывать уголовные дела. Если поправка будет принята, прокуроры смогут закрыть дело, например, в случае раскаяния обвиняемого по нетяжким преступлениям, из-за отсутствия состава преступления, по истечению сроков давности или если дело было возбуждено в отсутствие заявления от потерпевшего. Верховный суд уже направил в профильный комитет Госдумы по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству положительный отзыв. Принятие этого проекта защитит права тысяч граждан, в отношении которых необоснованно возбудили уголовные дела, считают в Верховном суде. Также это повысит качество предварительного следствия и, в конечном счете, эффективность правосудия.

Бывший зампрокурора Москвы, депутат Госдумы Юрий Синельщиков согласен с позицией Верховного суда. «Сейчас складывается такая ситуация, когда прокурору присылают дело с обвинительным заключением, он не видит в нем состава преступления, но закрыть дело не может, – рассказал Синельщиков, который сейчас занимает пост зампреда в комитете Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству. – Дело приходится возвращать следователю на доработку. Через пять дней следователь присылает это же дело, но в другой редакции, и таким образом дело ходит по кругу. В Москве сейчас есть случай, когда гражданин, которого избила полиция, сам стал обвиняемым – прокурор уже целый год безуспешно добивается прекращения дела».

По словам Синельщикова, зачастую прокурорам приходится утверждать заведомо сомнительные дела, чтобы они больше не возвращались к следователю и ушли в суд. Уже в суде прокуратура отказывается поддерживать по нему обвинение и суд оправдывает обвиняемого.

По словам адвокатов, прокуроры, помимо того что исправляют процессуальные ошибки следствия, зачастую становятся единственным «фильтром», который не пропускает в суд дела, возбужденные по сомнительным обстоятельствам.

«Надзорное ведомство работает как корректор, обращая внимание следствия на ошибки, которые оно допустило, но подчас такими ошибками является грубая фальсификация доказательств со стороны следствия, – пояснил адвокат Иван Миронов. – В последние годы резко упало качество следствия, что отчасти связано с отсутствием должного контроля и возможностей у прокуратуры прекращать дело».

По словам Миронова, сейчас следователи понимают, что, даже если в обвинении найдутся серьезные несоответствия, дело им вернут для исправления ошибок. И опасности, что дело закроют, нет. Если же поправка будет принята, следователям придется внимательнее относиться к своей работе. «Это очень нужный законопроект, который улучшит качество следствия и усилит ответственность как следователей, так и надзорных органов», – подчеркнул адвокат. Все эксперты сходятся в том, что прокуратура от изменений только выиграет: «Получается, что вся судьба расследования будет зависеть от прокурора».

Примечательно, что сам автор законопроекта Константин Цыбко сам давно является фигурантом уголовного дела о взятке. В декабре 2014 года СКР предъявил ему обвинение по двум эпизодам преступлений по ч. 6 ст. 290 УК («Получение взятки»). По первому эпизоду Цыбко обвиняется в том, что, будучи сенатором, взялся за 17,5 млн рублей помочь в назначении на пост главы администрации Озерского округа под Челябинском своего знакомого, Евгения Тарасова. В другом случае, по версии следствия, Цыбко получил от магнитогорского предпринимателя Олега Лакницкого взятку в 10 млн рублей за лоббирование его бизнес-интересов. Сейчас уголовное дело Цыбко рассматривается в суде.

Читать еще:  Сколько длится расследование уголовного дела

25 июня этого года сенатор был лишен иммунитета. Однако полномочия сохранил и 24 сентября 2015 года внес указанный законопроект. А еще через шесть дней, 30 сентября, его полномочия прекратились, и на посту сенатора от Челябинской области его сменил Олег Цепкин.

Москва, Зоя Березина

Москва. Другие новости 17.12.15

Екатеринбургский журналист сегодня задаст вопрос Путину про поселок Серебрянка. / На Южном Урале экс-председателя избиркома за фальсификацию выборов наказали штрафом. / ФРС США повысила ключевую ставку впервые за 9 лет. Решение может негативно отразиться на развивающихся экономиках. Читать дальше

«Объективных данных нет»: прокуратура не нашла нарушений в деле об убийстве женщины, которую видели живой

Презумпция невиновности

Прокуратура Крыма не нашла нарушений в уголовном деле Владимира Левченко, который уже более двух лет находится в СИЗО из-за обвинения в умышленном убийстве собственной жены. При этом сам факт смерти супруги обвиняемого не установлен — её тело так и не нашли. Свидетели утверждают, что регулярно встречают «убитую» на улицах города. Одну из жительниц Евпатории, видевших женщину живой, жестоко избили неизвестные вскоре после очередного допроса в СК. Адвокаты Левченко надеются, что на ситуацию обратит внимание новый генпрокурор Игорь Краснов.

  • Наталья Чернова и Владимир Левченко
  • © ok.ru

Прокуратура Крыма не нашла нарушений в расследовании уголовного дела в отношении Владимира Левченко, обвиняемого в убийстве супруги, которую многие жители Евпатории видели живой после того, как её якобы убили. Об этом RT сообщил депутат Госдумы и сопредседатель Правозащитного центра «Единой России» Михаил Старшинов, направлявший ранее в надзорное ведомство соответствующий запрос.

В ответе прокуратуры, с которым ознакомился RT, говорится, что информация о неэффективности расследования в ходе проверки не установлена.

«Объективных данных о том, что Левченко Н.С. (Чернова — девичья фамилия супруги Владимира Левченко. — RT) жива, не получено. В настоящее время указанные сведения проверяются следственным путём», — поясняют в прокуратуре.

Надзорный орган отмечает, что для выводов о причастности Левченко к убийству есть достаточные основания.

При этом, как рассказывал RT, главного для уголовных дел об убийствах основания — установленной причины смерти Черновой — следствие так и не нашло. Тело женщины, равно как и следы её убийства, не найдено.

Именно по этой причине ранее Верховный суд Республики Крым отменил обвинительный приговор Левченко и вернул дело в СК для устранения препятствий его рассмотрению.

Родственники мужчины также обращались в декабре 2019 года с жалобой на СК по Евпатории в администрацию президента. В ответе, который в итоге давал сам СК по Евпатории, также говорится об отсутствии нарушений в ходе расследования.

Признание без доказательств

Как сообщал RT, уголовное дело в отношении 35-летнего мужчины было возбуждено более двух лет назад — 8 ноября 2017 года. При этом ещё в июле 2017-го Левченко сам пришёл в полицию и написал заявление о пропаже жены, расклеивал в районе дома объявления с фотографией супруги. Согласно показаниям Левченко, Наталья страдала алкоголизмом, часто уходила в запои и не вернулась домой из очередного загула.

Спустя несколько месяцев Левченко признался в убийстве, заявив, что якобы задушил супругу, а после расчленил её тело в ванной и вынес из квартиры по частям. Мужчину арестовали, по настоящий момент он находится в СИЗО.

Однако впоследствии Левченко полностью отказался от своих слов, пояснив, что правоохранители заставили его признаться в преступлении, незаконно продержав без еды, воды и сна около 30 часов подряд.

В ходе расследования следствию не удалось найти ни одного доказательства убийства женщины. Так, в квартире супругов не было обнаружено никаких следов крови — даже в сифонах в ванной комнате и канализационных трубах. На ноже, которым, по версии следствия, Левченко расчленял жену, биоматериал также отсутствовал. Фрагменты тела Натальи Левченко также обнаружены не были, и это сделало невозможным установление причины смерти.

Более того, свидетели утверждали, что видели Наталью Чернову живой. Одному из жителей Евпатории удалось даже случайно заснять «убитую» на видеорегистратор.

«Мужчина более двух лет бездоказательно находится в СИЗО, тогда как приговор в отношении него был отменён апелляционной инстанцией, а дело направлено на доследование», — комментировал ранее ситуацию Старшинов.

«Рыпнешься — убьём»

Тем временем в начале января 2020 года в Евпатории неизвестные избили Елену Селиванкину — единственную не отказавшуюся давать показания местную жительницу, которая, как она утверждает, видела супругу Левченко живой.

«Двое мужчин напали на меня сзади, когда я возвращалась с работы в вечернее время. Сильно ударили по голове и по лицу, — пояснила она в беседе с RT. — Сказали: «Рыпнешься — убьём». Мне уже сделали операцию — у меня был перелом носа со смещением. В больнице я сказала, что упала на лестнице. Всё равно я не видела нападавших, поэтому смысла писать заявление в полицию не вижу».

Женщина связывает нападение и угрозы расправой с дачей ею свидетельских показаний по делу Левченко.

«Очевидно, что меня пытаются запугать, но от своих показаний я отказываться не намерена», — поясняет Селиванкина.

Адвокат Левченко в беседе с RT отмечает, что угрозы поступали и другим свидетелям.

«От местных жителей мы получаем информацию, что давление оказывалось не только на Селиванкину, но и на многих других свидетелей», — отмечает Александр Горшков. — Люди давали показания, но после того, как с ними работали оперативники, меняли показания и говорили, что заблуждались».

Стоит отметить, что в ответе Старшинову прокурор Крыма утверждает, что информация об оказании следствием давления на свидетелей и иных лиц, в том числе представителей средств массовой информации (правозащитники ранее жаловались, что местные журналисты отказываются освещать расследование из-за угроз силовиков. — RT), в правоохранительные органы и органы прокуратуры не поступала.

Экспертиза без ответа

По словам адвоката Левченко, повторное расследование уголовного дела фактически завершено.

«Нас ознакомили с результатами ситуационной судебно-медицинской экспертизы. Однако эта экспертиза является лишь теоретическим научным трудом, а выводы носят исключительно вероятностный характер — эксперт, по сути, просто рассуждает, от чего может в теории умереть человек, которого душат. Достоверно установить причину смерти невозможно, потому что нет тела. Такой вид экспертиз по УПК без вообще нельзя назначать и проводить, если нет трупа».

Отметим, что из-за того, что не была установлена причина смерти Черновой, суд вернул дело на доследование, отменив приговор Левченко.

Кроме того, следствие провело фотопортретную экспертизу по видеозаписи, на которой, предположительно, запечатлена Чернова спустя несколько месяцев после предполагаемой даты «убийства».

«Эксперт делает вывод, что в категоричной форме нельзя утверждать, что на видео действительно она», — отмечает Горшков.

Примечательно, что проведённая по заказу семьи подозреваемого независимая портретоведческая экспертиза этой видеозаписи подтвердила, что с вероятностью 80% на ней присутствует Чернова.

Защита Левченко надеется, что на нарушения в ходе расследования обратят внимание в Генпрокуратуре.

«Ранее наши жалобы в надзорный орган на действие должностных лиц спускали тем, на кого мы жаловались. Сейчас мы готовим обращение к новому генпрокурору Игорю Краснову и надеемся, что надзорный орган внимательно их изучит», — говорит Горшков.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector