5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конституция рф как источник уголовного права

Источники уголовного права Российской Федерации

В данном разделе мы вам предлагаем бесплатные материалы, по которым возможно выполнение дипломов, курсовых, рефератов и контрольных работ по данному предмету самостоятельно, а также на заказ, в частности словари и справочники.

Кроме словарей и справочников билетов и вопросов Вы можете найти на сайте «Электив»: билеты и вопросы, методички, шпаргалки, книги, статьи, аннотации на книги, рецензии, словари, планы работ .

Также бесплатно вы можете подобрать литературу по данному предмету.

Список тем работ, которые Вы можете у нас заказать в максимально короткие сроки.

Конституция как источник уголовного права

Конституция Российской Федерации была принята в 1993 году на пике политического реформирования российского общества и в период действия УК РСФСР 1960 г. Поскольку эти два нормативно-правовых акта являлись порождением различных социально-экономических и политических условий, противоречия между ними были неизбежны. В связи с необходимостью преодоления этих противоречий и приведения уголовного законодательства в соответствие с Конституцией РФ в теории открыто был поставлен вопрос о признании норм Конституции источником уголовного права России.

Рассматривая Конституцию в качестве источника уголовного права, следует заметить, что она выступает и в качестве его материального источника, закрепляя или устанавливая определенный уклад общественных отношений в различных сферах жизнедеятельности и в качестве формального источника, устанавливающего ряд норм, непосредственно регулирующих уголовно-правовые отношения.

Несомненно, что первый из указанных аспектов влияния конституционных норм на уголовное право является более значимым в плане определения содержания уголовно-правовых норм. В данном случае влияние Конституции на уголовное право является как бы опосредованным, она влияет на уголовно-правовое регулирование в первую очередь через определение принципов и направлений уголовной политики.

Вместе с тем конституционные нормы могут выполнять и роль формального источника уголовного права, когда у суда возникают сомнения относительно конституционности того или иного уголовно-правового запрета. При этом проверке на соответствие Конституции могут подлежать как непосредственно нормы самого УК, так и иных федеральных законов и нормативных актов, которые определяют преступность деяния (например, в случае конструирования состава преступления при помощи бланкетных диспозиций).

В случае неопределенности при решении вопроса о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч.4 ст.125 Основного закона, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о его конституционности. Детально процедура обращения определена как самим законом, так и Постановлением Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»*(6).

Следует напомнить, что правом обращения в Конституционный Суд в соответствии с законом наделены и граждане, которые также могут подать жалобу на нарушение их конституционных прав тем или иным законом, подлежащим применению в конкретном деле, в том числе и в случае применения какого-либо закона в конкретном уголовном деле.

Практика подачи таких жалоб уже имеет место, и решение Конституционного Суда по ним оказывает непосредственное воздействие на практику применения уголовно-правовых норм, помогая правоприменителю уяснить истинное содержание соответствующих нормативных предписаний. Для примера можно привести жалобу гр-на С. на нарушение примечанием 2 к ст.158 УК РФ, примененным в его деле, конституционного права, гарантированного ч.2 ст.54 Конституции РФ*(7), а также жалобу гр-на Ш. в связи с несоответствием ст.265 УК РФ требованиям ч.1 ст.50 Конституции РФ*(8). По этим делам не было установлено противоречия между текстом УК РФ и Конституцией РФ.

Однако практике Конституционного Суда известны и решения обратного порядка. В частности, в 1995 году Конституционный Суд РФ признал, что положение ст.64 УК РСФСР о признании в качестве форм измены Родине бегства за границу или отказа возвратиться из-за границы противоречит Конституции РФ*(9), в связи с чем данная норма уголовного закона не могла быть применяема при разрешении соответствующих уголовных дел.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации по тем или иным вопросам уголовно-правового характера признаются в науке судебными прецедентами и объявляются источниками уголовного права. В частности, К. В. Ображиев по этому поводу указывает: «Решением Конституционного Суда РФ о признании уголовно-правовой нормы не соответствующей Конституции России создается судебный прецедент нормативного содержания, являющийся источником уголовного права»*(10).

Однако, как нам представляется, в данных случаях в качестве источника уголовного права следует признавать не сам прецедент Конституционного Суда РФ, а нормы Конституции РФ, которые имеют непосредственное и прямое действие и не нуждаются в том, чтобы быть опосредованными решением Конституционного Суда. В подтверждение приведем выдержки из текста ст.79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в редакции ФКЗ от 15 декабря 2001 г. N 4: «В случае если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации» (здесь и далее выделено мной. — Ю.П.)*(11). В силу изложенного считаем несостоятельным утверждение К.В. Ображиева о том, что в случае принятия Конституционным Судом решения о неконституционности той или иной нормы уголовного закона суды, применяющие эти нормы, должны ссылаться именно на конкретное решение Конституционного Суда РФ*(12). Ссылки на решения Конституционного Суда как на обоснование принимаемых судом общей юрисдикции решений не предусмотрены ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», который прямо указывает, что в соответствующих ситуациях подлежат применению непосредственно нормы Конституции РФ.

Нормы Конституции могут выполнять роль формального источника уголовного права и в другом случае. Учитывая специфику регулируемых Конституцией общественных отношений, эти нормы содержат предписания принципиального характера. К числу таких предписаний следует отнести положения ст.19-22, 49, 50, 52, 54 Конституции РФ.

Если же вы решите заказать у нас диплом, реферат, курсовую, а также любую другую работу или услугу, перечисленную в разделе «Услуги и цены». Для получения более детальной информации ознакомьтесь с вопросами оплаты и доставки, ответами на наиболее частые вопросы, статьями наших авторов.

КОНСТИТУЦИЯ КАК ИСТОЧНИК ОБЩЕЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

В. Коняхин, заведующий кафедрой Кубанского госуниверситета, кандидат юридических наук, доцент.

Положение о том, что Конституция — юридическая база уголовного законодательства, имеющая первостепенное значение для его развития и совершенствования, давно приобрело характер незыблемого и непререкаемого постулата. Тем не менее сохраняются существенные разногласия в его «расшифровке»: можно или нельзя признать конституционные предписания в качестве формального (имеющего прямое действие) источника уголовного права в целом и его Общей части в частности. Большинство ученых — криминалистов отвергают такую возможность. Однако более убедительной выглядит точка зрения, согласно которой Конституция РФ является главным по значимости источником уголовного права, как и всех других отраслей права. Считаю, что она учитывает специфику Общей части УК и может быть подкреплена весомыми аргументами. Во-первых, предписаниями самой Конституции РФ (ч. 1 ст. 15). Во-вторых, официальными разъяснениями на этот счет, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (п. 2). В-третьих, наглядным доказательством правильности отстаиваемой мной точки зрения служит опубликованная судебная практика, свидетельствующая о разрешении на основании Конституции РФ конкретных уголовных дел и о ссылках на ее статьи в соответствующих процессуальных документах.

Несмотря на всю важность изложенных аргументов, они очерчивают лишь первоначальные контуры подхода к проблеме. Окончательные границы и формы ее решения могут быть определены только после выявления и глубокого анализа присущего Конституции «уголовно — правового» содержания.

Представляется, что к предмету ведения Общей части уголовного права в большей или меньшей мере прямо или косвенно тяготеют многие конституционные нормы. Целый ряд из них обладает универсальным характером, так как в равной степени приложимы к любой отрасли права или к их большинству.

Это прежде всего декларативные нормы Конституции РФ: ч. 2 ст. 15, ч. 1 ст. 19, ч. 2 ст. 21, ст. 52. Установленные в этих нормах принципы законности, равенства, гуманизма и справедливости нашли свое отражение соответственно в ст. ст. 3, 4, 6 и 7 Общей части УК. Сюда же нужно причислить и закрепленный в ст. ст. 2 и 18 Конституции РФ «лейтмотив» задач уголовного законодательства (ч. 1 ст. 2 УК). В совокупности перечисленные положения выполняют преимущественно идеологическую (мировоззренческую) функцию, олицетворяя собой концептуальную основу уголовного права и определяя стратегию его развития и применения в целом.

Важное уголовно — правовое значение имеют и некоторые другие конституционные предписания универсального характера. Пункт «о» ст. 71 Конституции РФ закрепляет принцип единства уголовно — правового пространства на территории Российской Федерации, поскольку относит принятие уголовного законодательства в целом, а также актов амнистии и помилования в частности к исключительной компетенции Российской Федерации. Пункт 2 раздела второго Конституции РФ «Заключительные и переходные положения» устанавливает принцип преемственности в законодательстве: «Закон и иные правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации». Наконец, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ раскрывает принцип соотношения международного и внутригосударственного права (примата первого над вторым). В совокупности перечисленные положения Конституции выполняют в отношении уголовного законодательства (ст. 1 УК) преимущественно системообразующую функцию, формируя его вертикальную (иерархическую) структуру и очерчивая круг его возможных нормативных источников.

Следует отметить также, что в «арсенале» Конституции РФ имеются и такие нормы, которые в концентрированном или развернутом виде регламентируют конкретные вопросы Общей части уголовного права, т.е. фактически «сливаются» с ее материей. Самым непосредственным образом к пределам действия уголовного закона во времени относится ст. 54 Конституции РФ. Детализированная уголовно — правовая инверсия данной нормы сформулирована в ст. 10 УК. Органично вписывается в институт экстрадиции (ч. 2 ст. 13 УК) норма, зафиксированная в ч. 2 ст. 63 Конституции РФ. Конституционному положению о том, что «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни» (ч. 2 ст. 20), корреспондирует предписание, изложенное в ч. 1 ст. 59 УК.

Конституционному правилу о том, что «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (ч. 2 ст. 45), по духу и смыслу соответствуют положения о необходимой обороне (ст. 37 УК) и крайней необходимости (ст. 39 УК). Лаконично сформулированные положения Конституции РФ об амнистии (п. «е» ч. 1 ст. 103) и помиловании (п. «в» ст. 89) получили развитие в ст. 84 и ст. 85 УК. В совокупности все перечисленные конституционные предписания выполняют в отношении Общей части уголовного права преимущественно конструктивную функцию, ибо во многом определяют содержание отдельных ее норм и институтов.

Возвращаясь к выяснению роли Конституции РФ как формального источника Общей части уголовного права, необходимо акцентировать внимание на следующем. По моему мнению, указанная роль должна оцениваться по-разному: в зависимости от того, кто рассматривается в качестве главного адресата конституционных предписаний — законодательный или правоприменительный орган. Для законодательного органа Конституция — формальный (имеющий прямое действие) источник Общей части уголовного права во всех случаях. Любая текущая или перспективная правотворческая деятельность должна осуществляться в фарватере конституционных предписаний и ни на йоту не отступать от них. Для правоприменительного органа Конституция — формальный (имеющий прямое действие) источник Общей части уголовного права, но только в двух случаях. Первый — при коллизии конституционных и корреспондирующих им уголовно — правовых предписаний Общей части.

В период действия УК РСФСР 1960 года в явном противоречии с Конституцией РФ 1993 года (ч. 2 ст. 20, ч. 1 ст. 50) находились те его предписания, которые распространяли сферу применения смертной казни не только на случаи совершения особо тяжких преступлений против жизни (ч. 1 ст. 23) либо допускали возможность повторного наказания лиц, совершивших преступление за границей (ч. 3 ст. 5). Следовательно, до 1 января 1997 г. названные конституционные положения имели прямое действие и подлежали непосредственному применению. После принятия УК РФ указанные коллизии были устранены. Однако появились новые противоречия. Статья 4 УК РФ, исходя из буквального ее толкования вопреки ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, не распространяется на лиц без гражданства. Часть 1 ст. 59 УК вразрез с ч. 2 ст. 20 Конституции РФ не упоминает о временном характере смертной казни. Особых критических замечаний заслуживают положения, закрепленные в ч. 1 ст. 1 и ч. 1 ст. 3 УК: они вступают в коллизию сразу с двумя ранее упомянутыми конституционными предписаниями (ч. 4 ст. 15 и п. 2 раздела второго «Заключительные и переходные положения»), ибо из системы уголовного законодательства фактически изымаются Конституция РФ, источники международного права и не противоречащие Конституции РФ законы, действовавшие на территории России до вступления последней в силу. Положение ч. 2 ст. 1 УК о том, что «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепринятых принципах и нормах международного права» несколько ослабляет, но не устраняет отмеченную коллизию. Оно представляет собой недостаточно корректный и полный «перевод» на уголовно — правовой язык формулы, закрепленной в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Во-первых, в ч. 2 ст. 1 УК речь идет об общепризнанных принципах и нормах международного права и ничего не говорится о нормах международных договоров, которые на современном этапе в количественно — качественном отношении приобретают все более возрастающее значение. Во-вторых, в ч. 2 ст. 1 УК обойдено молчанием конституционное положение о том, что нормы международного права являются составной частью нашей правовой системы. В-третьих, в ч. 2 ст. 1 УК не упоминается и о примате международного договора над внутригосударственным законом. На мой взгляд, все зафиксированные коллизии должны вне всяких сомнений разрешаться в пользу Конституции РФ, правила которой (ч. 1 ст. 15) имеют высшую юридическую силу, прямое действие и применяются на всей территории страны.

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) утратил силу с 1 января 1997 года в связи с принятием Федерального закона от 13.06.1996 N 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации». Переходя к рассмотрению второго случая прямого действия Конституции РФ по отношению к Общей части уголовного права, отмечу, что он связан с пробельностью последней и возможностью ее восполнения за счет собственных конституционных «ресурсов» — без принятия какого-либо особого трансформационного нормативного акта. Это как раз тот случай, когда «закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и др. положения» (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.). Иллюстрацией служит один, но весьма показательный пример. Часть 2 ст. 13 УК устанавливает общее правило: «Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации». Однако данное правило оставляет без ответа вопрос о возможности выдачи указанных лиц, если они преследуются за политические убеждения либо за деяния, не признаваемые в нашей стране преступлениями. Норма — исключение, сформулированная в ч. 2 ст. 63 Конституции РФ, дает отрицательный ответ на поставленный вопрос и тем самым компенсирует пробел: «В Российской Федерации не допускается выдача другим государством лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Следовательно, при возникновении подобной ситуации в судебно — следственной практике именно процитированное конституционное положение, а не ч. 2 ст. 13 УК будет подлежать непосредственной реализации и положено в основу соответствующего правоприменительного акта.

Можно констатировать, что наличие указанных пробелов и положений, противоречащих Конституции РФ, свидетельствует только об одном — несовершенстве, дефектности Общей части УК. Напрашивается вывод о необходимости приведения ст. ст. 1, 4, 13 и 59 УК в точное соответствие с Конституцией РФ. В этой связи целесообразно было бы из заголовка ст. 4 УК «Принцип равенства граждан перед законом» исключить слово «граждан»; ч. 1 ст. 59 УК дополнить словами «впредь до ее отмены», а ч. 2 ст. 13 УК — предложением «Указанные лица не подлежат выдаче другим государствам, если они преследуются за политические убеждения, а также за деяния, не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Часть 2 ст. 1 УК предпочтительнее было бы изложить в такой редакции: «Настоящий Кодекс исходит из общепризнанных принципов и норм международного права и основывается на приоритете Конституции Российской федерации, а также международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией».

Источники уголовного права

Конституция РФ как источник отечественного уголовного права

Уголовное право выступает одной из наиболее значимых отраслей публичного права, призванной устанавливать ответственность за совершение наиболее общественно опасных противоправных деяний – преступлений. В этой связи, правовое регулирование общественных отношений, входящих в предмет уголовного права осуществляется максимально четко и единообразно.

Первым нормативным правовым актом в числе источников уголовного права необходимо назвать Конституцию Российской Федерации, которая традиционно признается «юридической базой» уголовного законодательства, имеющей ключевое значение для развития и совершенствования рассматриваемой отрасли.

Конституция РФ выступает главным, с точки зрения юридической силы источников уголовного права, и всех других правовых отраслей, а ее нормы, в том числе обладающие уголовно-правовым значением характеризуются прямым действием и применяются на всей территории РФ. Более того, законы и иные нормативные акты, принимаемые в Российской Федерации должны находиться в строгом соответствии с конституционными положениями.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Значение Конституции, в качестве источника уголовного права состоит в следующем:

  1. Конституционными положениями закрепляется и устанавливается определенный уклад общественных отношений в самых разнообразных сферах жизнедеятельности людей. В том числе, Конституция влияет на уголовно-правовое регулирование, путем определения принципов и направлений уголовной политики Российской Федерации;
  2. Положения Конституции могут быть прямо применены судами в процессе разбирательства по уголовным делам, на что было обращено внимание, в том числе, Верховного Суда РФ;
  3. Практика судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению уголовных дел свидетельствует о том, что в современной истории РФ были случаи принятия решения по уголовным делам с опорой на конституционные положения;

Кроме того, важнейшее уголовно-правовое значения имеют отдельные конституционные предписания

Так, например, п. «о» ст. 71 Конституции РФ устанавливает принцип единства уголовно-правового пространства на территории Российской Федерации, путем отнесения принятия нормативных актов в области уголовного законодательства, а также актов помилования и амнистии к исключительному ведению РФ.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Таким образом, роль Конституции РФ в числе источников уголовного права состоит в том, что она служит своего рода «фундаментом» для всей системы уголовного права, исходным началом его формирования и развития, определяющим основные направления уголовно-правовой политики российского государства на современном этапе.

Уголовный кодекс РФ

Основным источником правового регулирования общественных отношений, входящих в предмет уголовного права в нашей стране выступает Уголовный кодекс РФ.

Уголовный кодекс РФ – нормативный правовой акт федерального уровня, принятый в установленном порядке Государственной Думой РФ, нормами которого установлены основания и принципы уголовной ответственности, уголовного наказания, а также определяется преступность и наказуемость конкретных общественно-опасных деяний, закрепляются условия и порядок освобождения от уголовной ответственности и наказания и т.д.

Действующий УК РФ был принят в установленном порядке в 1996 году и вступил в силу с 01 января 1997 года, имеет статус Федерального закона и подлежит единообразному применению на всей территории нашей страны.

Структура уголовного кодекса представлена наличием двух частей (общей и особенной), составляющий в сумме 7 разделов и 332 самостоятельных статьи:

Общепризнанные принципы и нормы международного права как источники уголовного права

Несмотря на закрепление конституционного положения о приоритете применения в РФ положений общепризнанных принципов и норм международного права, вопрос о возможности их применения к регулированию отношений в области уголовного права не решен однозначно.

Одной из наиболее целесообразных точек зрения в данной части выступает предположение о необходимости понимания соответствующих принципов и норм в качестве материального источника уголовного права, то есть в качестве некой основы, положенной в основу формирования определенной области законодательства.

Данный тезис обосновывает тем, что в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, получили свое отражение и формальное закрепление все ключевые общепризнанные принципы и нормы международного права, принятые в области уголовно-правового регулирования.

Так, например, общепризнанным принципом международного права выступает принцип всестороннего уважения прав человека. В действующем уголовном законодательстве РФ данный принцип нашел свое отражение в ст.2 УК РФ, где наряду с иными задачами уголовного права сформулирована задача охраны прав и свобод человека и гражданина, в ст. 4, устанавливающей принцип равенства граждан перед законом и судом, а также в ст. 6,7 УК РФ, закрепляющих принципы справедливости и гуманизма, как основы действующего уголовного законодательства РФ.

Кроме того, рассматриваемый принцип международного права положен также в основу формирования особенной части УК РФ, на первое место в которой выведен раздел, посвященный установлению ответственности за преступления против личности.

Таким образом, рассмотрев систему источников современного уголовного права РФ, необходимо еще раз подчеркнуть то, что основу правового регулирования соответствующих отношений составляет Уголовный кодекс РФ, Конституция РФ, определяющая основные начала уголовной политики государства, а также общепризнанные положения международного права, как выражение наилучших достижений наднационального взаимодействия в области обеспечения безопасности и охраны прав и свобод людей.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Конституция как источник Общей части уголовного права (В. Коняхин, «Российская юстиция», N 4, апрель 2002 г.)

Конституция как источник
Общей части уголовного права

Положение о том, что Конституция — юридическая база уголовного законодательства, имеющая первостепенное значение для его развития и совершенствования, давно приобрело характер незыблемого и непререкаемого постулата. Тем не менее, сохраняются существенные разногласия в его «расшифровке»: можно или нельзя признать конституционные предписания в качестве формального (имеющего прямое действие) источника уголовного права в целом и его Общей части в частности. Большинство ученых-криминалистов отвергают такую возможность. Однако более убедительной выглядит точка зрения, согласно которой Конституция РФ является главным по значимости источником уголовного права, как и всех других отраслей права. Считаю, что она учитывает специфику Общей части УК и может быть подкреплена весомыми аргументами. Во-первых, предписаниями самой Конституции РФ (ч.1 ст.15). Во-вторых, официальными разъяснениями на этот счет, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»(п.2). В-третьих, наглядным доказательством правильности отстаиваемой мной точки зрения служит опубликованная судебная практика, свидетельствующая о разрешении на основании Конституции РФ конкретных уголовных дел и о ссылках на ее статьи в соответствующих процессуальных документах.

Несмотря на всю важность изложенных аргументов, они очерчивают лишь первоначальные контуры подхода к проблеме. Окончательные границы и формы ее решения могут быть определены только после выявления и глубокого анализа присущего Конституции «уголовно-правового» содержания.

Представляется, что к предмету ведения Общей части уголовного права в большей или меньшей мере, прямо или косвенно тяготеют многие конституционные нормы. Целый ряд из них обладают универсальным характером, так как в равной степени приложимы к любой отрасли права или к их большинству.

Это, прежде всего, декларативные нормы Конституции РФ: ч.2 ст.15, ч.1 ст.19, ч.2 ст.21, ст.52. Установленные в этих нормах принципы законности, равенства, гуманизма и справедливости нашли свое отражение соответственно в ст.ст.3, 4, 6 и 7 Общей части УК. Сюда же нужно причислить и закрепленный в ст.ст.2 и 18 Конституции РФ «лейтмотив» задач уголовного законодательства (ч.1 ст.2 УК). В совокупности перечисленные положения выполняют преимущественно идеологическую (мировоззренческую) функцию, олицетворяя собой концептуальную основу уголовного права и определяя стратегию его развития и применения в целом.

Важное уголовно-правовое значение имеют и некоторые другие конституционные предписания универсального характера. Пункт «о» ст.71 Конституции РФ закрепляет принцип единства уголовно-правового пространства на территории Российской Федерации, поскольку относит принятие уголовного законодательства в целом, а также актов амнистии и помилования в частности к исключительной компетенции Российской Федерации. Пункт 2 раздела второго Конституции РФ «Заключительные и переходные положения» устанавливает принцип преемственности в законодательстве: «Закон и иные правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации». Наконец, ч.4 ст.15 Конституции РФ раскрывает принцип соотношения международного и внутригосударственного права (примата первого над вторым). В совокупности перечисленные положения Конституции выполняют в отношении уголовного законодательства (ст.1 УК) преимущественно системообразующую функцию, формируя его вертикальную (иерархическую) структуру и очерчивая круг его возможных нормативных источников.

Следует отметить также, что в «арсенале» Конституции РФ имеются и такие нормы, которые в концентрированном или развернутом виде регламентируют конкретные вопросы Общей части уголовного права, т.е. фактически «сливаются» с ее материей. Самым непосредственным образом к пределам действия уголовного закона во времени относится ст.54 Конституции РФ. Детализированная уголовно-правовая инверсия данной нормы сформулирована в ст.10 УК. Органично вписывается в институт экстрадиции (ч.2 ст.13 УК) норма, зафиксированная в ч.2 ст.63 Конституции РФ. Конституционному положению о том, что «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни: » (ч.2 ст.20) корреспондирует предписание, изложенное в ч.1 ст.59 УК. Конституционному правилу о том, что «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (ч.2 ст.45) по духу и смыслу соответствуют положения о необходимой обороне (ст.37 УК) и крайней необходимости (ст.39 УК). Лаконично сформулированные положения Конституции РФ об амнистии (п.»е» ч.1 ст.103) и помиловании (п.»в» ст.89) получили развитие в ст.84 и ст.85 УК. В совокупности все перечисленные конституционные предписания выполняют в отношении Общей части уголовного права преимущественно конструктивную функцию, ибо во многом определяют содержание отдельных ее норм и институтов.

Возвращаясь к выяснению роли Конституции РФ как формального источника Общей части уголовного права, необходимо акцентировать внимание на следующем. По моему мнению, указанная роль должна оцениваться по-разному: в зависимости от того, кто рассматривается в качестве главного адресата конституционных предписаний — законодательный или правоприменительный орган. Для законодательного органа Конституция — формальный (имеющий прямое действие) источник Общей части уголовного права во всех случаях. Любая текущая или перспективная правотворческая деятельность должна осуществляться в фарватере конституционных предписаний и ни на йоту не отступать от них. Для правоприменительного органа Конституция — формальный (имеющий прямое действие) источник Общей части уголовного права, но только в двух случаях. Первый — при коллизии конституционных и корреспондирующих им уголовно-правовых предписаний Общей части.

В период действия УК РСФСР 1960 года в явном противоречии с Конституцией РФ 1993 года (ч.2 ст.20, ч.1 ст.50) находились те его предписания, которые распространяли сферу применения смертной казни не только на случаи совершения особо тяжких преступлений против жизни (ч.1 ст.23) либо допускали возможность повторного наказания лиц, совершивших преступление за границей (ч.3 ст.5). Следовательно, до 1 января 1997 г. названные конституционные положения имели прямое действие и подлежали непосредственному применению. После принятия УК РФ указанные коллизии были устранены. Однако появились новые противоречия. Статья 4 УК РФ, исходя из буквального ее толкования вопреки ч.1 ст.19 Конституции РФ, не распространяется на лиц без гражданства. Часть 1 ст.59 УК вразрез с ч.2 ст.20 Конституции РФ не упоминает о временном характере смертной казни. Особых критических замечаний заслуживают положения, закрепленные в ч.1 ст.1 и ч.1 ст.3 УК: они вступают в коллизию сразу с двумя ранее упомянутыми конституционными предписаниями (ч.4 ст.15 и п.2 раздела второго «Заключительные и переходные положения»), ибо из системы уголовного законодательства фактически изымаются Конституция РФ, источники международного права и не противоречащие Конституции РФ законы, действовавшие на территории России до вступления последней в силу. Положение ч.2 ст.1 УК о том, что «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепринятых принципах и нормах международного права» несколько ослабляет, но не устраняет отмеченную коллизию. Оно представляет собой недостаточно корректный и полный «перевод» на уголовно-правовой язык формулы, закрепленной в ч.4 ст.15 Конституции РФ. Во-первых, в ч.2 ст.1 УК речь идет об общепризнанных принципах и нормах международного права и ничего не говорится о нормах международных договоров, которые на современном этапе в количественно-качественном отношении приобретают все более возрастающее значение. Во-вторых, в ч.2 ст.1 УК обойдено молчанием конституционное положение о том, что нормы международного права являются составной частью нашей правовой системы. В-третьих, в ч.2 ст.1 УК не упоминается и о примате международного договора над внутригосударственным законом. На мой взгляд, все зафиксированные коллизии должны вне всяких сомнений разрешаться в пользу Конституции РФ, правила которой (ч.1 ст.15) имеют высшую юридическую силу, прямое действие и применяются на всей территории страны.

Переходя к рассмотрению второго случая прямого действия Конституции РФ по отношению к Общей части уголовного права, отмечу, что он связан с пробельностью последней и возможностью ее восполнения за счет собственных конституционных «ресурсов» — без принятия какого-либо особого трансформационного нормативного акта. Это как раз тот случай, когда «закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и др. положения» (п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.). Иллюстрацией служит один, но весьма показательный пример. Часть 2 ст.13 УК устанавливает общее правило: «Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации». Однако данное правило оставляет без ответа вопрос о возможности выдачи указанных лиц, если они преследуются за политические убеждения либо за деяния, не признаваемые в нашей стране преступлениями. Норма-исключение, сформулированная в ч.2 ст.63 Конституции РФ, дает отрицательный ответ на поставленный вопрос и тем самым компенсирует пробел: «В Российской Федерации не допускается выдача другим государством лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Следовательно, при возникновении подобной ситуации в судебно-следственной практике именно процитированное конституционное положение, а не ч.2 ст.13 УК, будет подлежать непосредственной реализации и положено в основу соответствующего правоприменительного акта.

Можно констатировать, что наличие указанных пробелов и положений, противоречащих Конституции РФ, свидетельствует только об одном — несовершенстве, дефектности Общей части УК. Напрашивается вывод о необходимости приведения ст.ст.1, 4, 13 и 59 УК в точное соответствие с Конституцией РФ. В этой связи целесообразно было бы из заголовка ст.4 УК «Принцип равенства граждан перед законом» исключить слово «граждан»; ч.1 ст.59 УК дополнить словами «впредь до ее отмены», а ч.2 ст.13 УК — предложением «Указанные лица не подлежат выдаче другим государствам, если они преследуются за политические убеждения, а также за деяния, не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Часть 2 ст.1 УК предпочтительнее было бы изложить в такой редакции: «Настоящий Кодекс исходит из общепризнанных принципов и норм международного права и основывается на приоритете Конституции Российской Федерации, а также международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией».

заведующий кафедрой Кубанского госуниверситета,

кандидат юридических наук, доцент

«Российская юстиция», N 4, апрель 2002 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права как основа уголовного законодательства Российской Федерации

Конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права –база для уголовного закона. Конституция РФ является непосредственным источником российского уголовного права, то есть правовым актом, содержащим среди прочего и уголовно-правовые нормы. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Конституция закрепляет и устанавливает определенный уклад общественных отношений, в различных сферах жизнедеятельности; она влияет на уголовно-правовое регулирование, в первую очередь, через определение принципов и направлений уголовной политики. В-третьих, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» указывается, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности, когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из её смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина; когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действующий на территории РФ до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей, и когда суд придет к убеждению, что федеральный закон принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. В-четвертых, существуют опубликованные материалы судебной практики, свидетельствующие о разрешении на основании Конституции РФ конкретных уголовных дел и о ссылках на её статьи в соответствующих процессуальных документах.
Следует так же отметить, что в случае неопределенности при решении вопроса о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению закон суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о его конституционности. Практика подачи таких жалоб уже имеет место, и решения Конституционного Суда РФ по ним оказывают непосредственное воздействие на практику применения уголовно-правовых норм, помогая правоприменителю уяснить истинное содержание соответствующих нормативных предписаний

Так же следует заметить, что к предмету ведения Общей части уголовного права в большей или меньшей мере прямо или косвенно тяготеют многие конституционные нормы. Это, прежде всего следующие нормы Конституции РФ: ч. 2 ст. 15, ч. 1 ст. 19, ч. 2 ст. 21, ст. 52. Установленные в этих нормах принципы законности, равенства, гуманизма и справедливости нашли свое отражение соответственно в ст. ст. 3, 4, 6 и 7 Общей части УК. Сюда же нужно причислить и закрепленный в ст. ст. 2 и 18 Конституции РФ «лейтмотив» задач уголовного законодательства (ч. 1 ст. 2 УК).
Важное уголовно — правовое значение имеют и некоторые другие конституционные предписания. Пункт «о» ст. 71 Конституции РФ закрепляет принцип единства уголовно — правового пространства на территории Российской Федерации, поскольку относит принятие уголовного законодательства в целом, а также актов амнистии и помилования в частности к исключительной компетенции Российской Федерации. Пункт 2 раздела второго Конституции РФ «Заключительные и переходные положения» устанавливает принцип преемственности в законодательстве: «Закон и иные правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации». Наконец, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ раскрывает принцип соотношения международного и внутригосударственного права. В совокупности перечисленные положения Конституции, выполняют в отношении уголовного законодательства преимущественно системообразующую функцию.
Конституция РФ служит для уголовного законодательства своеобразным фундаментом, исходным условием для его существования. Именно Конституция определяет принципы и направления отечественной уголовной политики и является одним из источников уголовного права.
Общепризнанные принципы и нормы международного права как основа уголовного зак-ва.
В ч. 2 ст. 1 УК РФ указывается, что Уголовный кодекс РФ основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права. Ряд юристов утверждают о невозможности приоритета и прямого действия международных норм уголовно-правого характера в отношении национального уголовного законодательства. Советские юристы традиционно не признавали нормы международного права в качестве источников национального уголовного права, однако допускали идею дуалистического воздействия на внутреннее законодательство международных актов, которые могут в некоторых случаях помочь уяснить содержание соответствующей статья Уголовного закона.
Но, если вновь обратиться к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», в котором говорится, что «суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии которого для было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации». Данное положение позволяет сделать вывод о возможности признания международных договоров России в качестве источников отечественного уголовного права.
Но на основании ч. 1 ст. 1 Уголовного кодекса РФ все новые уголовные законы «предусматривающие уголовную ответственность» подлежат включению в кодекс. Следовательно, источником российского уголовного права может быть лишь внутринациональный уголовный закон. Незнамова З.А. указывает, что в силу того, что нормы международных договоров не могут иметь прямого действия на территории России, закрепленное в Конституции РФ правило о приоритете норм международного права над нормами национального законодательства неприменимо к уголовному праву, а «коль скоро нормы международного права не могут иметь прямое действие на территории России, постольку коллизии норм международного и национального уголовного права должны разрешаться в пользу последних».
Достаточно часто встречается упоминание о прямом действии норм международного уголовного права в негативном аспекте: лишенные уголовно-правовых санкций, они определяют не условия применения, а условия неприменения тех или иных норм национального уголовного права. Если внутригосударственные уголовно-правовые нормы противоречат указанным международным нормам, лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности в силу прямого действия Конституции РФ и указанных норм международного права.
Российское уголовное законодательство не всегда соответствует принятым международным обязательствам, что свидетельствует о несоблюдении отечественным законодателем принципа согласованности норм национального и международного уголовного права, обязательного при системном законодательстовании на внутригосударственном уровне.

7. Принципы уголовного права: понятие, система, содержание.

В нек. отраслях права принцыпы имеют чисто теоретическое знанение.

Принципы УП — это выраженные в нормах УП руководящие положения, определяющие содер­жание и основы данной отрасли права. Т.е. это основополаг. правовые положения, к-е обязательны как при законотворч-ой, так и при правоприменит-ой деят-ти.

Признаки принципов:

• по содержанию – объективны, т. к. отражают закономерности развития общества;

• имеют высшую степень общности;

• обладают определенной стабильностью, но реагируют на некоторые изменения;

• образуют единую, взаимосвязанную систему, в которой отсутствует иерархия (принципы равноценны);

• закреплены в нормах права.

Принципы уголовного права – основные руководящие уголовно-правовые начала (идеи), закрепленные в нормах уголовного права.

Виды принципов:

• общие (общеправовые), характерные для всех или для многих отраслей права;

• специальные (уголовно-правовые), присущие только уголовному праву

В УП – практическое. Их всего 5. Содержатся в ст. с 3 по 7-ю

1. Принцип законности (ст.3) – к угол. ответ-ти м.б. привлечено лицо, совершившее лишь запрещённое уг. законом общественно опасное деяние. Нет преступления и нет наказания без указания на то в законе. Практич. знач-е: не т-ко наказуемость, но и др. уг.-прав. последствия (освоб-ие от уг. отв-ти, погашение и снятие суд-ти) опред-ся лишь УЗ.

Аналогией У закона наз. восполнение пробела в праве, когда З. применяется к случаям прямо не предусмотренным, но аналогичным тем, кот.непосредственно регулируются этим законом. (прим. Ст. 238 УК.

2. Принцип равенства перед законом(ст.4) – перед законом все равны и подлежат уг. ответ-ти на рвных началах независимо от пола, расы, нац-ти, языка, происхождения, имущ. и должностного положения, места жит-ва, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обществ. объед-ям, а т.же др. обстоят-в. Этот принцип предполаг. рав-во перед судом. Исключ-ие из этого принципа – неприкоснов-ть Презид-та, членов СФ, депутатов ГД и судей (особ. порядок привлеч-ия к уг. отв-ти депутатов и судей).

3. Принцип виновной ответственности(ст.5) – лицо подлежит угол. отв-ти только за те обществ. опасные действия, в отнош-ии к-х установлена его вина (субъективное вменение). Объективное вменение, то есть уг. ответ-ть за невиновное причинение вреда, не допускается. Этот принц. предполаг. личн. отв-ть -> в УЗ нет отв-ти юр.лиц.

4. Принцип справедливости(ст.6)– наказ-е и иные меры уг.-прав. хар-ра, применяемые к лицу, совершившему ПР-е, д.б. справедливыми, то есть соответствовать хар-ру и степени обществ. опасности прест-ия, обстоят-вам его совершения и личности виновного. Справедливость как юр. категория реализ-ся законодателем при установл-ии и дифференц-ии уг. отв-ти и судом при индивидуализации наказания. Этот принц. реализ-ся и в институте освоб-ия от уг. отв-ти. Никто не может нести УО дважды за одно и то же ПР-е.

5. Принцип гуманизма(ст.7) – УЗ-во РФ обеспеч. безопасность человека. Наказ-е и иные меры уг.-прав. хар-ра не м. иметь своей целью причинение физич. страданий или унижение чел. достоинства. Этот принц. заключ-ся в таких понятиях, как условное осуждение, назнач-е наказания ниже нижнего предела, а т.же освобожд-ия от наказ-я и уг. отв-ти, применение к виновн. лицу актов амнистии и помил-я…

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9013 — | 7283 — или читать все.

Читать еще:  Как привлечь за угрозы и оскорбления
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector