3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мотив и цель субъективной стороны преступления

23.Мотив и цель как признаки субъективной стороны.

Мотив — это внутреннее побуждение, движущая сила поступка человека, который определяет его содержание и помогает более глубоко раскрыть психическое отношение лица к содеянному. Цель — это представление о желательном результате, которого стремится лицо, которое определяет направленность действия. Мотив и цель как психические признаки характерные для любого сознательного волевого поведения человека. В их основе лежат нужды, интересы человека. Однако, когда речь идет о мотиве и цели преступления, их содержание определяется антисоциальной направленностью.

Мотив преступления — это побуждение к совершению преступления, а цель — представление о его общественная опасное следствие, о том вреде, который за знаки для виновного настанет для охраняемых криминальным законом отношений и которая, тем не менее, есть для него желательной. Учитывая это мотив разрешает определить, чему лицо совершает преступление, а цель — ради чего, к какому результату направленная ее общественно опасная деятельность. Отсюда очевидно, что, во-первых, о мотивах и цели преступления можно говорить лишь в случае совершения умышленных преступлений. При этом цель может быть только в преступлениях, совершенных с прямым умыслом, так как она является свидетельством желания определенного следствия. Во-вторых, субъективная сторона содержит в себе не все мотивы и цель, а только те из них, что определяют общественную опасность, антисоциальную направленность действия, влияют на степень его тяжести или степень общественной опасности лица виновного.

2. Мотив и цель являются самостоятельными психологическими признаками субъективной стороны, но они взаимозависимые, взаимосвязанные между собой и лишь в своем единстве могут дать полное представление о направленности поведения лица, например, корыстный мотив и корыстная цель в таких преступлениях, как кража, грабеж, мошенничество.

Мотивы могут носить разный характер: низкие (например, польза, месть, хулиганский); такие, что не имеют низкого характера (например, жалость, сочувствие, стремление помочь другому человеку и др.). Цель также может быть разной, например, цель незаконного обогащения, цель припрятать другое преступление, цель насильнического изменения конституционного порядка, цель сбыта подделанных ценных бумаг и т.п.. 3. В отличие от вины мотив и цель в структуре субъективной стороны являются факультативными признаками, т.е. такими, которые в характеристике субъективной стороны разных преступлений могут играть разную роль. В зависимости от законодательного описания субъективной стороны конкретных преступлений мотив и цель могут выполнять роль: 1) обязательных, 2) квалифицирующих (особенно квалифицирующих) признаков или 3) признаков, которые смягчают или обременяют наказание.

Обязательными признаками мотив и цель выступают в тех случаях, когда законодатель предусматривает их в диспозициях статей: или прямо указывает на них, или они однозначно вытекают из характера действия. Так, в диспозиции ст. 364 УК прямо указанные корыстные мотивы или другие личные интересы как обязательные признаки субъективной стороны злоупотребления властью или служебным положением. В ст. 185 УК закон прямо не называет корыстный мотив и корыстную цель, но самое действие — кража, определенная как тайное похищение чужого имущества, внутренне требует их как обязанности.

Если законодатель предусматривает конкретный мотив или цель как обязательный признак состава преступления, то отсутствие их в конкретном случае исключает это преступление. Так, если при осуществимые определенных действий отсутствующий хулиганский мотив, то состав хулиганства, предусмотренный в ст. 296 УК, отсутствующий. Не может быть мошенничества (ст. 190) без корыстных мотива и цели.

Поскольку определенные мотивы и цель влияют на степень тяжести преступления, законодатель может указать их в некоторых составах как квалифицирующие или особенно квалифицирующие признаки, т.е. такие, что повышают (увеличивают) общественную опасность определенного состава. Так, простой состав умышленного убийства, предусмотренный в ч. 1 ст. 115 УК, представляет собой умышленное противоправное причинение смерти другому человеку независимо от мотивов и цели. Однако, если это убийство совершается из корыстных или хулиганских мотивов или из мести за выполнение пострадавшим своего служебного или общественного долга, то оно признается более тяжелым (квалифицированным), предусмотренным в соответствующих пунктах ч. 2 ст. 115 УК.

Особенно квалифицированными составами, например, есть насильническое донорство при наличии цели продажи незаконно изъятой крови (ч.3 ст.144); угроза или насилие относительно служебного лица или гражданина, который исполняет общественный долг, с целью мести за их служебную или общественную деятельность (ч.3 ст.350).

Вместе с тем определенные мотивы и цель могут уменьшать общественную опасность, тяжесть конкретных составов преступлений, поэтому законодатель относит их к так называемым привилегированным, т.е. со смягчающими обстоятельствами. Например, убийство при превышении границ необходимой обороны (ст, 118 УК) принадлежит к убийствам при смягчающих обстоятельствах, так как его мотивом является защита от общественно опасного посягательства.

Если в статьях Особой части УК не указанные мотивы и цель ни как обязанности, ни как квалифицирующие признаки, то они на квалификацию не влияют и могут влиять лишь на назначение наказания: как смягчающие или как отягчающие его. Согласно ч. 2 ст. 66 УК мотивы, которые не носят низкого характера, могут учитываться судом как такие, что смягчают наказание, например, неправильно понятные интересы службы, жалость, защита от общественно опасного посягательства, тогда как совершение преступления на грунте расовой, национальной или религиозной вражды или раздора согласно п. 3 ч. 1 ст. 67 является обстоятельством, которое обременяет наказание.

Понятие мотива и цели как признаков субъективной стороны преступления

Вина не исчерпывает своего многообразия психического. Наряду с виной внутренний мир человека взаимосвязан с совершенным деянием своими мотивами и целями, эмоциональными составляющими.

Мотив преступления в юридической литературе понимается неоднозначно. Но большинство ученых соглашаются в том, что мотив побуждает к действию, хотя некоторые и видят в нем лакмус потребностей и интересов, а другие — проявление отношения или определителя направленности действий. Сами эти побуждения предопределяются потребностями, интересами, эмоциональными факторами.

Мотиву свойственна не только побудительная, но и смыслообразующая функция. Суть ее заключается в том, что осознается личностная суть побуждений (мотивов) и пути их «насыщения» посредством деятельности. Именно смыслообразующая функция мотива позволяет определить его социальные свойства, иметь основу отграничения одного мотива от другого и даже в рамках одного и того же мотива определить его оттенки, специфику и подвиды.

Например, в рамках корысти выделить «корысть-стяжательство», «корысть- накопительство», «корысть-паразитизм», «корысть-легкомыслие», «корысть- нужду», «служебную корысть». На этой функции мотива потом базируется вина. Смыслообразующая функция мотива позволяет в совершенном преступлении ранжировать мотивы, выделить из ряда мотивов основной, главный, доминирующий и т.д.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что мотив преступления — это осознанное внутреннее побуждение человека к действию, обусловленное его потребностями, интересами и эмоциями.

Мотивы преступлений можно группировать на основе каких-то признаков, т.е. классифицировать. Существует множество классификаций мотивов как в психологической, так и юридической литературе.

Мотивы, с учетом их социально-правовой ориентации, можно подразделить на:

1мотивы низменного характера (хулиганство, корысть, кровная и национальная месть);

2мотивы, лишенные низменного характера (ревность, обида, эмоциональное напряжение, вызванное неправомерными действиями потерпевшего);

3политические мотивы (политическая неприязнь, вражда; ненависть и др.);

4неконкретизированные мотивы (озорство, эгоизм, бахвальство, болезненное себялюбие, тщеславие и др.).

Мотивы присущи всем преступлениям. Безмотивных преступлений нет, хотя в литературе порой высказываются иные мнения. По мнению одних ученых, в неосторожных преступлениях мотивов нет; другие считают, что можно говорить лишь о мотивах действий, которые привели к неосторожным преступлениям. Однако если бы мотивы преступлений не были присущи всем преступлениям, то это должно было быть оговорено в ст. 68 УПК РФ, но законодатель этого не сделал.

Любые мотивы человека, даже представленные в виде целостных и многоуровневых программ, например, идеалы, убеждения, мировоззрения, установка, склонности, ценностные ориентации — только тогда выступают в качестве побудительных факторов — мотивов, когда, преломляясь в сознании, порождают осознанное стремление к достижению конкретной цели.

Цель преступления — это интеллектуальный «продукт» психики человека. Некоторые ученые относят цель к волевому блоку психики. Благодаря цели и процессу целеполагания возникают интеллектуальные моменты, в которых отражаются характер и социальная сущность совершаемого лицом деяния.

Мотив и цель — понятия близкие, но не тождественные. Мотив отвечает на вопрос: почему совершается преступление? Цель отвечает на вопрос: для чего это совершается? Цель преступления является той субъективной реальностью, имевшей место в период совершения преступления, которая позволяет лучше раскрыть внутреннюю, психическую сторону содеянного, определить направленность действий, их содержание и степень завершенности (она определяет этапы (стадии) деятельности).

Цель преступления — вот тот образ, та модель, тот результат, к которому стремится лицо, совершая общественно опасное деяние.

Как и мотивы, цели могут быть классифицированы по различным основаниям. Цели можно подразделить на определенные и неопределенные (это может касаться предмета или размера кражи, объекта преступления); достигаемые (реализуемые) и недостигаемые (нереализуемые); реальные и абстрактные; ближайшие, отдаленные и перспективные; начальные, промежуточные и конечные; прямые и опосредованные; основные (первостепенные) и неосновные (второстепенные).

Исключительно велико функциональное предназначение мотива и цели. Будучи факультативными (или дополнительными) признаками субъективной стороны состава преступления, они в то же время могут быть учтены законодателем как:

1конструктивные признаки состава (например, ст. 285 — в отношении мотива и ст. 209 и 321 — в отношении цели);

2конструктивно-отграничительные признаки (например, отличие составов преступлений, предусмотренных п. «в» ст. 105 и ст. 317, — по мотивам, ст. 275 и ст. 283 — по целям);

Читать еще:  Мужчины впервые осужденные за особо тяжкие преступления

3квалифицирующие или особо квалифицирующие признаки (например, п. «з», «и», «л» ч. 2 ст. 105 УК — в отношении мотивов и п. «к», «м» ст. 105 УК РФ — в отношении цели);

4смягчающие или отягчающие наказание обстоятельствами (ст. 61 и 63 УК РФ).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9013 — | 7283 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Мотив и цель преступления

Мотив и цель являются признаками субъективной стороны, но в отличие от вины имеют факультативное значение.

Мотив преступления – это те внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление, и оно руководствуется ими при совершении преступления.

Мотивы формируются из потребностей, те в свою очередь, в определенной мере способствуют уяснению цели, а цель совместно с мотивом порождает желание определенными способами в достижении результатов.

Мотивы преступлений устанавливаются, исходя из анализа субъективной стороны, и если тот или иной мотив будет прямо предусмотрен в диспозиции статьи, то он является обязательным признаком и соответственно влияет на квалификацию.

Законодатель в некоторых статьях уголовного кодекса предусмотрел мотивы в квалифицированных и особо квалифицированных составах.

Все преступления, которые совершаются умышленно являются мотивированными, что касается неосторожной формы вины, то по отдельным преступлениям лишь условно можно установить мотив, в теории уголовного права этот вопрос остается спорным.

Для законодательного описания признаков субъективной стороны используется множество различных мотивов, в этой связи имеет важное значение вопрос о классификации мотивов преступлений.

С.А.Тарарухин классифицирует мотивы преступлений на три группы: 1) мотивы личностного характера, которые, в свою очередь, делятся на мотивы, порождаемые различными потребностями и интересами предметного

характера, и мотивы вызываемые эмоциональными переживаниями и состояниями, не имеющими предметного характера; 2) мотивы, не имеющие личностного смысла, значения и не связанные с удовлетворением собственных потребностей и интересов виновного; 3) ситуационные мотивы, вызываемые прежде всего противоправным поведением потерпевшего, носящие вынужденный характер.

По мнению Г.В. Вериной, мотивы следует классифицировать: во-первых, мотивы с наиболее ярко выраженным антиобщественным содержанием (корысть, хулиганские побуждения); во-вторых, мотивы крайне эгоистического характера (карьеризм, злоба и т.п.); в-третьих, мотивы с изменчивым антиобщественным содержанием (месть, ревность, зависть); в-четвертых, мотивы, лишенные антиобщественного содержания (стремление отразить общественно опасное посягательство, при превышении пределов необходимой обороны, ложно понятые государственные интересы и т.д.

Сыздыков М.Н. квалифицирует мотивы на следующие группы: 1. Мотивы политического характера, являющиеся результатом враждебного отношения к нашему государству, его суверенитету или территориальной целостности. Этими мотивами руководствуются агенты иностранных разведок, а также иные враждебно настроенные в отношении нашего государства, лица. 2. Низменные мотивы, являющиеся различными формами проявления эгоизма, например, корысть, жажда наживы, стяжательство, ревность. К ним также относятся проявления таких низменных качеств человека, как карьеризм, месть, злоба, ненависть, трусость, малодушие, стремление избежать ответственности и др. 3. Мотивы, лишенные политического или низменного характера.

Цель преступления — это мысленная модель будущего желаемого результата, к достижению которого стремится виновный посредством совершения преступления.

Цель преступления отличается от мотива тем, что в ней определены направления, т.е. имеется представление о будущем результате.

Цель преступления в отдельных составах преступлений является обязательным признаком, соответственно, если нет такой цели, т.е. если не будет установлено, то нет и субъективной стороны преступления. Это значит, что нет оснований для привлечения лица к уголовной ответственности.

Все цели преступлений можно классифицировать на две группы: во-первых, низменные цели. Например: п. «м» ч. 2 ст. 96 УК – убийство, совершенное с целью использования органов или тканей потерпевшего, п. «б» ч. 3 ст. 125 УК – убийство, совершенное с целью сексуальной или иной эксплуатации похищенного (похищенной)и т.д.

Во-вторых, цели, не имеющие низменного характера.

Значение установления мотива и цели преступления заключается: во-первых, в том, что по данным признакам субъективной стороны можно разграничить наказуемое деяние от непреступного. Во-вторых, если мотив и цель указаны в диспозиции составов преступления, то внешне схожие составы между собой могут быть разграничены только по данным признакам. В-третьих, мотивы и цели могут выступать в роли квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков. В-четвертых, мотивы и цели могут играть роль отягчающих и смягчающих обстоятельств.

§ 8. Мотив и цель преступления. Эмоции

§ 8. Мотив и цель преступления. Эмоции

Мотив и цель преступления являются факультативными признаками субъективной стороны преступления. Они становятся обязательными и поэтому учитываются при квалификации преступлений только в случаях, указанных в законе, т. е. в конкретной статье Особенной части УК. Например, злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) влечет за собой уголовную ответственность при наличии корыстной или иной личной заинтересованности, которые и являются возможными мотивами злоупотребления. Их отсутствие исключает уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями даже при наличии всех остальных признаков данного состава преступления. В остальных случаях мотив и цель общественно опасного деяния имеют значение при индивидуализации наказания и характеристике личности преступника.

Мотив преступления — это обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление. Цель преступления — это представление лица, совершающего преступление, о желаемом результате, к достижению которого он стремится, совершая преступление.

Мотив и цель, являясь психологическими категориями[385], тесно связаны между собою. Всякая человеческая деятельность обусловлена определенными мотивами и целями. Преступное поведение, как и любая человеческая деятельность, имеет определенные мотивы и направляется на достижение определенной цели. Между мотивом и целью существует внутренняя связь.

Формирование мотива предполагает и постановку определенной цели. Мотив является той движущей силой, которая ведет субъекта к достижению цели. Вместе с тем мотив и цель — понятия не совпадающие, поскольку по-разному характеризуют психическое отношение виновного к совершаемому деянию. Если в отношении мотива можно задать вопрос, почему человек совершил общественно опасное действие (бездействие), то в отношении цели — к чему стремился виновный. Следовательно, цель определяет направленность действий.

Так, В., совершивший заказное убийство, действовал с корыстными мотивами. Его целью было получение материальной выгоды. Мотив преступления и определяемая этими мотивами цель являются однопорядковыми понятиями. Однако при этом возможна постановка и иных целей, не совпадающих с мотивами, но необходимых для осуществления конечной цели.

Мотивы и цели всегда конкретны и указываются, как правило, в статьях Особенной части УК либо в качестве основного признака состава, либо в качестве квалифицирующего и привилегированного признака. При указании мотива как обязательного признака состава законодатель обычно использует термин «побуждения» или «заинтересованность». Например, ст. 153 УК предусматривает ответственность за подмен ребенка, совершенный из корыстных или иных низменных побуждений. В ст. 292 УК (служебный подлог) говорится о корыстной или иной личной заинтересованности.

Указание на мотив совершения преступления мы встречаем в Особенной части лишь в квалифицированных составах преступления в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, причинение тяжкого вреда здоровью признается более опасным, если оно совершено по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. «е» ч. 2 ст. 111 УК).

Чаще в статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, торговля несовершеннолетними признается тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. «ж» ч. 2 ст. 152 УК). Указания на мотивы и цели преступления содержатся и в Общей части УК. В этих случаях они имеют определенное уголовно-правовое значение. Например, цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений указана в ч. 4 ст. 35 УК при определении признаков преступного сообщества (преступной организации). В статье же Особенной части предусмотрена ответственность за организацию преступного сообщества (ст. 210 УК). При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков преступного сообщества необходимо обращаться к ч. 4 ст. 35 УК.

Одним из признаков обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет определенную цель — достижение общественно полезной цели (ст. 41 УК).

Являясь факультативными признаками субъективной стороны, мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п. «д» ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершения преступления (п. «е» ст. 63).

Устанавливая возможность при исключительных обстоятельствах назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное им преступление, законодатель в первую очередь говорит о необходимости учета цели и мотивов преступления (ст. 64 УК).

В ряде случаев законодатель хотя и не называет, однако подразумевает наличие определенных мотивов и цели. Такие, например, преступления, как кража, мошенничество, грабеж и другие виды хищения (ст. 158–162 УК) предполагают наличие корыстной цели, о чем прямо говорится в примечании к ст. 158 УК, определяющей общее понятие хищения.

В уголовно-правовой литературе делались попытки классифицировать мотивы и цели по их характеру, содержанию, по признаку устойчивости мотивов и целей и др. Однако эти виды классификации не играют сколько-нибудь значительной уголовно-правовой роли. В уголовно-правовой литературе предлагалась также классификация, «базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей»[386]. В соответствии с ней все мотивы и цели разделяются на две группы:

Читать еще:  Квалификация преступлений по объекту и объективной стороне

2) лишенные низменного содержания.

К низменным относятся такие мотивы и цели, с которыми законодатель связывает установление или усиление уголовной ответственности. Так, захват заложника влечет более суровое наказание по ч. 2 ст. 206 УК, если он осуществлен из корыстных побуждений (п. «з»).

Корыстный мотив и корыстная цель относятся к числу низменных побуждений. Об этом прямо говорит законодатель в некоторых статьях Особенной части. Так, разглашение тайны усыновления (удочерения) влечет уголовную ответственность в случаях, когда такое разглашение совершается «из корыстных или иных низменных побуждений» (ст. 155 УК).

Иными низменными побуждениями являются мотив национальной, расовой, религиозной ненависти, цель воспрепятствования законной деятельности лиц, осуществляющих правосудие (ст. 295 УК), цель искусственного создания доказательств совершения преступления (ст. 304 УК), хулиганские мотивы (ст. 213 УК) и др.

Второй вид мотивов и целей — такие, которые лишены низменного характера. Законодатель не связывает с этими мотивами и целями усиление уголовной ответственности. Это мотивы трусости, ложно понятые интересы дела и пр. Некоторые авторы предлагают такие мотивы назвать асоциальными в отличие от антисоциальных (низменных).

Однако и в том, и в другом случаях мотивы и цели, хотя и в разной степени, являются общественно опасными, так как обусловливают совершение преступления и свидетельствуют о стремлении лица причинить вред правоохраняемым интересам[387].

Поэтому вряд ли можно согласиться с авторами, предлагающими при классификации мотивов выделять общественно положительные мотивы[388].

Как уже отмечалось, мотив и цель являются признаками любого умышленного преступления. В литературе высказывалось мнение, что в преступлениях с косвенным умыслом нельзя отыскать мотив, так как последствия этого преступления «не вытекают из мотива действия виновного, не определяются этими мотивами»[389]. Другие ученые полагают, что поведение лица, совершающего умышленное преступление, всегда мотивировано. И при косвенном умысле преступник не только ясно представляет себе каузальную взаимосвязь деяния и последствия, но и сознательно их принимает[390].

Вследствие этого, по их мнению, неосторожным преступлениям присущи определенные мотивы и цели.

Представляется, что обосновать теоретически наличие мотива и цели преступления, совершенного с косвенным умыслом, чрезвычайно трудно, так как последствия в этих случаях оказываются побочным результатом деяния, виновный не стремился к ним, относился к наступлению их безразлично. Следовательно, постановка цели в таких случаях отсутствовала, вместе с тем в соответствии с установившимся в теории и практике мнением указание законодателя в статье Особенной части на мотив и цель преступления означает, что это преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Вместе с тем нельзя вовсе исключить значение мотива и цели при совершении преступления с косвенным умыслом. Однако это значение, по нашему мнению, должно быть ограничено рамками Общей части УК.

Более сложным представляется вопрос о том, можно ли говорить о мотиве и цели неосторожных преступлений.

Некоторые ученые полагают, что при совершении неосторожных преступлений действия субъекта носят сознательный волевой характер, а следовательно, являются мотивированными и целенаправленными.

Однако более правильным представляется мнение ученых, полагающих, что применительно к неосторожным преступлениям можно говорить лишь о мотиве и цели поведения, но не преступления. В пользу этой точки зрения свидетельствует то, что законодатель не включает мотив и цель в число ни обязательных, ни квалифицированных признаков неосторожных составов преступлений. К тому же цель, которая является представлением о желаемом результате, никак не вписывается в рамки неосторожной вины. Вместе с тем нельзя не признать, что поведение любого вменяемого человека является мотивированным и целенаправленным. Однако мотивы поведения в этих случаях не выступают в качестве мотивов совершения преступления, так как преступными являются по большей части не сами действия или бездействие, а наступившие в результате этого деяния общественно опасные последствия, к которым лицо не только не стремилось, но даже и не допускало возможности их наступления.

Так, И., посадив в машину знакомых девушек и желая показать им свое умение водить автомашину, значительно превысил скорость, не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и врезался в грузовую машину «Газель» Одна из девушек в результате этого столкновения погибла. И. совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 264 УК, — нарушения правил дорожного движения, повлекшие смерть человека. Можно ли в данном случае говорить о желаемом результате, к достижению которого стремился И.? А вот желание продемонстрировать свои навыки вождения — налицо, что и предопределило определенное поведение субъекта, выразившееся в нарушении правил движения.

Эмоции представляют собой чувства и переживания, которые испытывает человек. Поэтому эмоции являются обязательным компонентом любой человеческой деятельности; в том числе и преступной. Однако уголовно-правовое значение, как обязательный признак определенных составов преступления, имеет только чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, бурно протекающее и характеризующееся значительным изменением сознания, нарушением волевого сознания за действиями — аффект.

Аффект может быть физиологическим и патологическим[391]. При физиологическом аффекте возникшее состояние сильного душевного волнения представляет собой интенсивную (резко напряженную) эмоцию, которая доминирует в сознании человека, снижает его контроль за своими поступками, характеризуется сужением сознания, определенным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект не исключает ответственности.

В действующем УК эмоциональное состояние лица учитывается законодателем в трех случаях: 1) убийство матерью новорожденного ребенка в психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 106); 2) убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК) и 3) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, вызванного противоправными или аморальными действиями виновного (ст. 113 УК)[392].

Подводя итог изложенному, можно отметить, что значение мотива, целей и эмоций определяется тем, что, во-первых, они могут выступать в качестве обязательных элементов конкретных составов преступлений. Во-вторых, мотив и цель могут быть включены законодателем в статьи Особенной части в качестве квалифицирующих преступление признаков (эмоции в качестве квалифицирующих деяние признаков не предусмотрены). И, наконец, в-третьих, мотив, цель и эмоции, являясь факультативными признаками субъективной стороны, могут быть учтены судом в качестве смягчающих обстоятельств при индивидуализации наказания.

Мотив и цель субъективной стороны преступления

Поведение человека всегда обусловлено его сознанием и волей. Именно волевое осознанное поведение человека является наказуемым. Каждый субъект, прежде чем совершить поступок думает, как будет действовать и какой результат он хочет получить. Однако человек может вести себя импульсивно, но импульсом все равно руководит сознание и воля, и, следовательно, будет иметь субъективный характер. Поэтому существует понятие субъективной стороны преступления, в которое входит три составляющие: это форма вины, мотив и цель.

Субъективная сторона состоит из обязательных признаков преступления и дополнительных, необязательных, факультативных. К числу необязательных признаков относят мотив и цель, но мы должны учитывать, что если в конкретной статье УК РФ эти признаки указаны в диспозиции нормы, то мы должны их учитывать при квалификации содеянного [5]. Например, основной мотив экономических преступлений является корысть. Мотив это и есть движущая сила преступления. Так же нельзя забывать, что мотив – это термин, который чаще всего встречается в такой науке как психология. Хотя, что в уголовном праве, что в науке психологии значение мотива одинаково. Это основной побуждающий стимул к последующим действиям.

Если рассматривать мотив в сфере уголовного права, то мотив – это движущая сила к совершению преступного деяния. Еще в прошлом веке известный российский ученый М.П. Чубинский определял мотив как «внутреннюю силу, которая, порождая волевой процесс, движет индивидом в его сознательной деятельности и приводит при содействии всей его психики результатам, проявляющимся вовне» [6]. Мотив, как правило, является осознанным и служит для того, чтобы достичь желаемой цели. Такое определение поддерживает Б.С. Волков, он отмечал, что характеристика мотива как побуждение, опосредованного желанием достигнуть определенной цели ради удовлетворения осознанной потребности, в котором «мотив, сознание, воля и другие психологические признаки выступают в единстве и взаимообусловленности» [2]. Я полностью согласна с этой точкой зрения, мотив это внутренние побуждение человека к действию. Так как именно мотив является показателем виновности преступления. Однако хочется обратить внимание, что знание мотива не может полностью предотвратить готовящееся преступление.

Цель, это то, к чему стремится субъект преступления. Он представляет результат своего мотива, можно сказать, что он находится в предвосхищении результата своих действий. А.В. Борзенко пишет о цели преступления как «идеальный образ желаемого будущего результата человеческих действий» [1]. Так же хочется обратить внимание на то, что цель может не совпадать с последствиями. Можно сказать, что пройдут годы, прежде чем цель превратится в последствия. Цель это модель будущего поведения. И только субъекту известно будет ли способ достижения цели преступным. Например, у субъекта есть мечта – автомобиль. Его можно заработать, а можно украсть, можно отказаться от своей цели, можно вернуться к достижению цели через много лет. Однако мы не будем забывать, что все поступки, совершаемые субъектом должны быть волевыми и лишь они по ч. 1 ст. 14 УК РФ являются наказуемыми. Не будем также забывать, что мотив и цель это факультативные признаки субъективной стороны преступления. Они неразрывно связаны между собой и прописаны в диспозиции уголовно правовой нормы. Так в нормах УК РФ говорится о корыстных, хулиганских и иных мотивах, а в примечании 1 к ст. 158 УК РФ – о корыстной цели. Можно так же предположить, что такая форма вины как прямой умысел невозможна без мотива и цели. Что касается неосторожности, то мотив не будет совпадать с целью, а также с последствиями и даже противоречить им. Поэтому законодатель не включает мотив и цель в состав неосторожных преступлений. Об этом и пишет В.Д. Иванов и С.Х. Мазуков «общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях» [3]. В случае причинения общественно опасного последствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий (например, строитель, сбрасывающий с высотной площадки мусор, вследствие чего погибает проходящий внизу человек, руководствуется неприступными мотивами и целями а вполне благопристойными – очистить свое рабочее место). Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных целях и мотивах, и законодатель не включает эти признаки в составы неосторожных преступлений».

Читать еще:  Ложное обвинение в преступлении статья ук рф

Однако следует обратить внимание на то, что вина мотив и цель являясь признаками субъективной стороны преступления, могут понижать общественную опасность деяния, т.е. сводя преступление к проступку. Очевидно, что субъект совершающий преступление как правило имеет конкретный преступный умысел и преследует специальную цель. Например, если при прохождении военной службы некий Иванов был избит, прошел курс лечения и его перевели в другую часть и там над ним стали тоже издеваться. Будет ли преступлением, если он покинет самовольно военную часть? И за тем он обратиться в военную прокуратуру. Цель в данном случае будет не покинуть часть с целью уклониться от военной службы, а избежать издевательства сослуживцев, следовательно, в данном случае нет состава преступления.

И в тоже время если мы обратим внимание на должностные преступления (ст. 285 УК РФ), то здесь очевидно наличие специальных мотивов – корыстных. Но могут присутствовать и личные мотивы, например, карьерные мотивы, мотивы тщеславия, мести.

В реальной практике сложно разграничить личные и служебные мотивы. Мотив должностного лица должен быть рассмотрен в каждом случае отдельно и получить самостоятельную оценку. Поэтому он является существенным признаком должностного преступления. Очевидно, что мотив будет формировать цель преступления, что дает возможность разграничить преступления и дисциплинарные проступки, тем самым определить общественную опасность правонарушения и правильно квалифицировать содеянное.

И так можно сделать вывод, что законодатель должен внести мотив и цель как основные признаки, а не факультативные. Так же следует закрепить в тексте УК РФ понятие мотива и цели, как это было сделано понятием вины (ст. 24-26 УК РФ).

Так же в данной статье хотелось бы обратить внимание о недостаточно разработанной проблеме, а именно о возникновении и самой природе мотива. Очевидно, что эта задача не только науки психологии и криминологии, но и теории уголовного права. Данная проблема актуальна и в судебной практике. Так как именно от установления мотива преступления зависит квалификация содеянного, например, ст. 105 УК РФ, где сам законодатель устанавливает в каких случаях, мотив учитывается как обязательный квалифицирующий признак данного вида преступления.

Более того хотелось бы обратить внимание на то, что возникает до мотива – потребность, то есть схема должна быть таковой: потребность, мотив, цель. Образ, созданный, потребностью и мотивом как раз и ведет к достижению цели. Для примера хотелось бы проанализировать ст. 105 и 107 УК РФ. Если обратить внимание на решение вопроса о квалификации содеянного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, то здесь такие составляющие субъективной стороны преступления как мотив и цель не учитывается законодателем. То есть, когда возникает драка или cсора, которая чаще всего квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ, необходимо изучить и понять какой был мотив убийства, то есть, учесть какова была потребность виновного при возникновении преступного мотива, не относится ли он к квалифицирующим и относящимся к ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В ч. 2 ст. 105 УК РФ законодательно закреплены следующие мотивы: корыстные, хулиганские и другие, но очевидно, что перечень данных мотивов не адекватен тем причинам, тем побудительным потребностям, которые толкают субъекта на убийство. Поэтому предлагаем внести в постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике о делах об убийстве» следующие дополнения:

– указать четкие мотивы и цели ч. 1 ст. 105 УК РФ, в том числе ревность, месть, чувство сострадания. Причем учесть, что убийство из чувства мести учтено в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ и в п. «е» прим.1 ч. 2 ст. 105 УК РФ.

– обратить внимание судов, что убийство в драке или в соре, могут быть мотивированы различными мотивами, в том числе месть, ревность, зависть, обида и т.д. То есть надо внимательно рассматривать обстоятельства при которых произошло убийство.

– обратить внимание на п.«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В нем лидирующим мотивом является корыстный мотив, но при квалификации содеянного вполне возможно заказчик и исполнитель могли руководствоваться другими мотивами, чувством ревности или мести, тогда сама оплата будет нести вторичное значение, следовательно, должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

– так же законодателю следует обратить внимание на п. «е» прим.1 ч. 2 ст. 105 УК РФ, которой сформулирован как убийство по мотиву кровной мести. Хотелось бы обратить внимание, что кровная месть – это правовой обычай, поэтому следует квалифицировать как убийство по правовому обычаю, а не по мотиву кровной мести.

В данной статье хотелось бы дать характеристику понятию низменный мотив. Если учесть, что вся наука уголовного права связана с понятием преступление то становится очевидно, что не низменных мотивов не существует. Все мотивы низменны: корысть, месть, зависть, т.е. можно сделать вывод, что не низменных мотивов не существует! Некоторые ученые считают, что признавать мотив низменным или нет это компетенция суда, например, А.Н. Игнатов [4]. Поэтому можно сделать вывод, что несмотря на то, что законодатель дал определение понятию низменный мотив, это понятие в целом носит оценочный характер. Поэтому очень важно прописать в законе какие мотивы можно отнести к низменным, тогда можно будет правильно квалифицировать содеянное. Мотив надо признавать низменным, если он включен законодателем в число признаков, отягчающих наказание. Очевидно, что мотив и цель имеют важное уголовно-правовое значение. Они дают правильно квалифицировать содеянное, так же следует обратить внимание, что мотив неразрывно связан с таким понятием как личность. Мотив и цель могут выступать в качестве основных признаках состава преступления, когда они указаны в диспозиции конкретной статьи особенной часть УК РФ. При отсутствии этих признаков нет состава преступления (ст. 388 УК РФ). Очевидно, что мотив и цель могут выступать в качестве основных признаков состава преступления, если они указаны в диспозиции конкретной нормы. И так же мотив и цель могут являться обстоятельствами смягчающее или отягчающее наказание.

В данной статье хотелось бы обратить внимание, что поведение человека следует разделять на поведение по осознанным мотивам и совершенное по не осознанному мотиву. Так вина, мотив и цель относятся к субъективной стороне преступления, а законодатель дал определение понятию вины, то в самой конструкции состава преступления исключил понятие мотива и цели. Получается закон принимает полумеры и тем самым поражает преступность и криминал. Поэтому, когда преступление совершается в состоянии аффекта ст. 107 УК РФ, то чтобы квалифицировать по данной статье надо исключить мотив и цель. Здесь важно доказать, что волнение было внезапным и сильным. Чаще всего убийство в состоянии аффекта происходит по низменным мотивам: ревности или мести, но в данном случае законодатель для квалификации содеянного не учитывает данные обстоятельства, т.е. цели и мотива как таковой нет. Т.е. можно сказать, что аффект определяет характер и природу умысла, мотива, цели преступного поведения, т.е. цели как таковой нет, т.е. исключено желание наступление смерти потерпевшему.

В заключении статьи можно сделать следующие выводы и предложения:

– необходимо законодательно внести понятия мотив и цель как обязательные признаки состава преступления, а не факультативные.

– в тексте УК РФ дать определение понятия мотив и цель как это сделано с понятием вины ст. 24-26 УК РФ.

– обратить внимание на то, что до мотива возникает потребность, потому что именно потребность ведет к достижению цели.

– прописать или указать четкие мотивы и цели в ч.1 ст. 105 УК РФ, в том числе ревность, месть, чувство сострадания.

– обратить внимание судов на то, что убийство в драке или ссоре могут быть мотивированы различными мотивами, в том числе месть, ревность, зависть, обида и т.д. Надо внимательно учитывать все обстоятельства при которых произошло убийство.

– внести новое законодательное определение по пункту «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство «по правовому обычаю».

– дать более четкую характеристику понятию «низменные мотивы», так как по своей природе все преступные мотивы низменны.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector
×
×