1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Квалификация преступления пример

Pravos WEB

Правовые отношения в мире

Пример квалификации преступления

Теперь есть смысл разобрать конкретный пример, чтобы увидеть в действии логику УК РФ.

Гражданка N обратилась в больницу X по поводу искусственного прерывания беременности (аборта) на 11-й неделе беременности. В результате оперативного вмешательства беременность была прервана, но произошла перфорация матки, что вызвало внутреннее кровотечение, не замеченное оперирующим врачом D, не проявившим необходимой внимательности и осторожности. Женщина ушла домой, а к вечеру у нее развилась сильная слабость, появились боли внизу живота, обильные выделения из половых органов, тошнота и рвота. «Скорая помощь» госпитализировала ее, но женщина скончалась в результате потери крови. в москве услуги адвоката по арбитражным делам недорого

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека, в данном случае – отношения между оперирующим врачом D больницы Х и гражданкой N, основанные на бланкетных диспозициях, содержащихся в законодательстве, нормативных актах, правилах и предписаниях об охране здоровья граждан.

Объективная сторона преступления выражается в том, что врач D, имея все необходимое (операционную, инструмент, ассистентов и иные необходимые условия), провел операцию некачественно, допустил грубую ошибку и не отследил возникшего кровотечения. Врач D обязан был в своей работе руководствоваться действующим законодательством об охране здоровья граждан, нормативными актами, правилами, знаниями о достижениях медицины, изложенных в специальной литературе по этому вопросу, и своей должностной инструкцией, что исключило бы ошибку.

Смерть потерпевшей находится в явной причинной связи с действиями врача, что подтвердилось актом патолого-анатомического вскрытия трупа: обескровливание органов.

Субъект преступления – специальный; им является лицо медицинской профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профессией, каковым в нашем случае и является врач D.

Для установления степени вины необходимо отделить одну форму вины от другой: умысел от неосторожности. Для этого изначально необходимо отделить действие по производству аборта от действия, приведшего к перфорации, поскольку преступление – это всегда конкретное, определенное опасное действие. Действия врача изначально были направлены на производство аборта, а не на перфорацию матки. Действие по производству аборта не является общественно опасным, если выполнено квалифицированно. Действие по перфорации является опасным – именно оно подлежит наказанию.

При определении умысла, несмотря на то что речь идет об осознании общественной опасности действий и врач должен сознавать эту опасность при производстве аборта, вред, сопровождающий деяние, не наказуем. Врач не сознавал того, что перфорировал матку. Таким образом, осознавания им опасности не было (противоположное доказать в данной ситуации почти невозможно), а значит, не было и умысла на преступление. Этого достаточно, чтобы снять вину за убийство по ст. 105, в частности и по п. г) ч. 2 этой статьи: «убийство: … женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности».

Тогда возникает необходимость в установлении вида неосторожности: легкомыслия или небрежности.

Поскольку при легкомыслии лицо сознает, что в результате его действий опасность возникнуть может, но надеется ее избежать или предотвратить, то речь всегда идет о неком преднамеренном действии, опасных последствий которого удастся избежать. Этого нельзя сказать о действии врача, который вовсе не собирался перфорировать матку. Тем более он не мог заранее надеяться на какое-либо предотвращение опасности, поскольку не собирался делать ничего опасного. Таким образом, и легкомысленной вины здесь нет.

Трудовые споры
Главным критерием отнесения тех или иных конфликтов к категории индивидуальных трудовых споров является возможность регулирования спорных ситуаций по вопросам применения законов и иных нормативных .

Административная ответственность за нарушение налогового законодательства как один из видов административной ответственности
Процесс формирования норм налогового законодательства выявил особую актуальность установления ответственности за налоговые нарушения. Прямая зависимость государственного бюджета от на .

ПРЕДИСЛОВИЕ
Если бы среди бесконечного разнообразия предметов, о которых говорится в этой книге, и оказалось что-нибудь такое, что против моего ожидания может кого-либо обидеть, то не найдется в ней по крайне .

Квалификация преступления

1. Квалификация преступлений — одно из важнейших понятий теории уголовного права. В своей деятельности работники правоохранительных органов (дознаватели, следователи, прокуроры, судьи) постоянно сталкиваются с необходимостью осуществления квалификации совершенного тем или иным лицом общественно опасного деяния. Квалификация преступлений для них — существенная часть правоприменительной практики. Что же такое квалификация преступлений, каков порядок ее осуществления и какими при этом необходимо руководствоваться основными правилами?

Понятие «квалифицировать» означает охарактеризовать какой-либо предмет, явление в соответствии с его специфическими признаками, чертами и отнести к определенной группе, разряду, типу, категории. Отсюда вытекает, что квалификация преступлений предполагает юридический анализ совершенного преступного деяния, выявление при этом всех его необходимых признаков, отнесение содеянного к определенному типу (виду, группе) преступных посягательств и установление, в конечном счете, конкретной уголовно-правовой нормы, которую следует применить в данной ситуации.

В теории уголовного права квалификацию принято рассматривать в двух аспектах.

Во-первых, это деятельность специально на то уполномоченных госудapcтвeнныx органов и должностных лиц, содержание которой заключается в установлении точного соответствия признаков данного совершенного общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой.

Установленное соответствие должно быть точным и полным. Отсутствие в характеристике содеянного хотя бы одного из признаков состава преступления, названного уголовно-правовой нормой, исключает квалификацию в соответствии с последней.

Например, для того чтобы квалифицировать деяние как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), необходимо установить ряд обязательных признаков:

а) лицо совершило деяние, направленное против жизни беременной женщины;
б) посягательство представляло собой действие (например, выстрел), которое повлекло биологическую смерть потерпевшей и явилось при этом основной непосредственной причиной наступления указанного последствия и вызвало его с необходимостью;
в) лицо действовало умышленно и при этом осознавало факт беременности потерпевшей;
г) лицо является вменяемым и достигло возраста уголовной ответственности, установленного для данного вида преступления, т.е. 14 лет.

Если же лицо, совершая указанное деяние, не осознавало факта беременности потерпевшей, квалификация деяния в соответствии с п. «г» ч. 2 ст. 105 УК исключается, это будет простое убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК.

Во-вторых, квалификация рассматривается как результат деятельности, связанной с установлением точного соответствия признаков содеянного признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Этот результат должен быть юридически закреплен в официальных процессуальных актах (в постановлении о возбуждении уголовного дела, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, в приговоре суда).

Если учесть оба рассмотренных аспекта квалификации, то можно, в конечном счете, определить ее следующим образом: квалификация преступлений — это установление точного и полного соответствия признаков фактически совершенного общественно опасного деяния признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом, и его юридическое закрепление в соответствующих процессуальных актах.

Статья 8 УК устанавливает, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Следовательно, юридическим основанием квалификации также является состав преступления, представляющий собой модель преступного посягательства. Очевидно, что выражение вовне даже одного вида преступных посягательств весьма многообразно и специфично (например, квартирная кража, карманная кража, кража, совершенная с использованием каких-либо орудий или без таковых и т.д.). Наличие модели — состава преступления — помогает вычленить из всего многообразия признаков фактически совершенного преступления те основные, обязательные, без которых невозможно осуществить квалификацию.

Как правило, при квалификации преступлений подлежат применению лишь нормы Особенной части УК. Это объясняется тем, что именно они и содержат в себе описание необходимых признаков состава преступления. Но это не означает, что лицо, осуществляющее квалификацию, должно игнорировать положения Общей части УК. Это недопустимо, в процессе квалификации необходимо опираться на положения Общей части и руководствоваться ими, иначе возможны весьма серьезные и грубые ошибки. Другое дело, что при квалификации не следует ссылаться на конкретные статьи Общей части УК. Однако в двух ситуациях такие ссылки необходимы, иначе квалификация будет ошибочной: во-первых, в случае совершения неоконченного преступления (обязательна ссылка на ст. 30 УК); во-вторых, в случае совершения преступления в соучастии при квалификации действий соучастников, не являющихся исполнителями преступного посягательства — на ст. 33 УК.

Для того чтобы квалификация была правильной, необходимо точно уяснить смысл и содержание закона, а также со всей возможной полнотой выявить все фактические обстоятельства конкретно совершенного преступного деяния, поскольку нередко даже одно, незначительное на первый взгляд обстоятельство, проигнорированное или неустановленное, может в корне изменить квалификацию содеянного.

Значение правильной квалификации велико. Во-первых, она является одной из важнейших гарантий реализации принципа законности, закрепленного в ст. 3 УК РФ. Во-вторых, без правильной квалификации невозможно осуществить принцип справедливости (ст. 6 УК). В-третьих, она также выступает гарантией реализации прав лиц, совершивших преступное деяние и привлекаемых к уголовной ответственности. В-четвертых, посредством правильной квалификации в конечном счете правильно реализуется уголовная политика государства.

2. Как уже было сказано выше, юридической основой квалификации является состав преступления, который анализируется в следующем порядке:

Объект — родовой, видовой, непосредственный (основной, дополнительный, факультативный), предмет преступления.

Объективная сторона: определяется вид состава (материальный, формальный), перечень обязательных внешних признаков состава, момент окончания преступления, затем характеризуются эти признаки.

Читать еще:  Классификация состава преступления в уголовном праве

Субъективная сторона: раскрывается содержание вины с учетом особенностей объективной стороны, определяется роль факультативных признаков: цели, мотива, эмоций.

Субъект преступления: характеризуется вменяемость, возраст, признаки специального субъекта. Этим заканчивается анализ основного состава, после чего раскрываются квалифицированные составы. Этот порядок соблюдается при анализе всех видов преступлений (ст. 105—360 УК).

3. Квалификация преступлений — сложный процесс, подчиняющийся многочисленным законам и правилам. В практической деятельности наибольшие трудности возникают при квалификации деяния в ситуациях конкуренции уголовно-правовых норм.

Конкуренция или соперничество в уголовном праве возникает тогда, когда одно совершенное преступное деяние подпадает под признаки двух или более норм. В этой ситуации встает проблема выбора нормы, который подчиняется правилам, зависящим от вида конкуренции. Выделяют следующие виды конкуренции:

1. Конкуренция общей и специальной нормы. Общая норма более обобщена, абстрактна и рассчитана на достаточно широкий круг преступных деяний. Специальная норма более конкретна и предусматривает вычлененные из этого широкого круга посягательства, обладающие определенной спецификой. Правило квалификации: применяется специальная норма. Так, в случае посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа в связи с выполнением им функций по охране общественного порядка возникает конкуренция следующих норм: п. «б» ч. 2 ст. 105 УК (общая) и ст. 317 (специальная), применяется последняя.

2. Конкуренция норм с отягчающими и смягчающими обстоятельствами. В этой ситуации применяется вторая. Так, в случае убийства заведомо беременной женщины лицом, находящимся в состоянии аффекта, вызванного аморальными действиями потерпевшей, конкурируют п. «г» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 107 УК, применяется последняя.

3. Конкуренция норм с отягчающими и особо отягчающими обстоятельствами — применяется вторая. При совершении кражи, сопряженной с незаконным проникновением в жилище, и в крупном размере конкурируют п. «в» ч. 2 ст. 158 и п.«б» ч. 3 ст. 158 УК. Применяется п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

4. Конкуренция части и целого. Норма, которую называют «целым», охватывает совершенное посягательство полностью, а «часть» — отдельные его составляющие. Такая ситуация возникает, например, при совершении разбойного нападения, соединенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Предпочтение отдается норме, которая охватывает с наибольшей полнотой признаки совершенного деяния, т.е. «целая». В нашем примере применяется п. «в» ч. 3 ст. 162, конкурирующей нормой является ч. 1—3 ст. 111 УК.

5. Конкуренция норм российского и иностранного права — применяются первые.

Типовой алгоритм квалификации преступления (на примере конкретной задачи)

В данном параграфе предлагается рассмотреть типовой (примерный) алгоритм квалификации преступления на примере конкретной жизненной ситуации, имевшей место в реальной действительности.

При решении задачи следует исходить из того, что фактические обстоятельства, изложенные в фабуле, установлены и доказаны.

Также следует помнить и то, что основным вопросом, требующим уголовно-правовой оценки, является вопрос о квалификации содеянного каждым из упомянутых в содержании задачи лиц.

В процессе решения основное внимание нужно уделять аргументации решения задачи. Важно не просто дать точный ответ относительно квалификации содеянного тем или иным действующим лицом, но и подробно обосновать его. При этом необходимо использовать как собственное умение толковать нормы Особенной части УК РФ, так и прибегать к использованию руководящих Постановлений Верховного Суда РФ по отдельным категориям уголовных дел, а также материалам судебной практики по аналогичным делам. Аргументы следует приводить как по уголовному закону (юридическая аргументация), так и по изложенным в задаче фактам (фактическая аргументация).

Итак, фабула задачи:

Бобров познакомился с Дедковой и неоднократно встречался с ней, ухаживал и оказывал всяческие знаки внимания. На его предложение вступить с ним в интимные отношения Дедкова ответила решительным отказом. Тогда Бобров под предлогом подвезти Дедкову до ее дома на автомобиле отвез ее на квартиру своего знакомого Трунова, где, преодолев сопротивление, совершил с ней насильственный половой акт. Предложив Дедковой «хорошенько все взвесить и перестать артачиться», Бобров запер ее на ночь в квартире Трунова, а на следующий день приехал туда и вновь пытался совершить с ней насильственный половой акт, однако не сумел этого сделать вследствие активного сопротивления Дедковой. После того как она заявила, что покончит жизнь самоубийством, если Бобров не отпустит ее, он позволил ей уйти из квартиры Трунова, предупредив, чтобы она никому не рассказывала о случившемся, иначе он «уничтожит» ее.

Вопросы, которые вытекают из условия задачи, требуют квалификации действий Боброва и Трунова.

Решение

(1) Обстоятельства дела, изложенные в фабуле задачи, со всей определенностью позволяют утверждать, что содеянное Бобровым посягает на права и свободы личности и сопряжено с причинением вреда таким объектам уголовно-правовой охраны, как, во-первых, половая свобода и, во-вторых, сама по себе свобода личности. Из этого вытекает, что деяния Боброва охватываются нормами глав 17 и 18 УК РФ.

Прежде всего, необходимо проанализировать объективные признаки содеянного Бобровым. Вполне очевидно, что в его действиях усматриваются признаки следующих преступлений, посягающих на свободу человека: похищение человека (ст. 126 УК) и незаконное лишение свободы (ст. 127 УК). Следует учесть, что указанные уголовно-правовые нормы предусматривают смежные составы преступлений, поэтому они конкурируют между собой и согласно правилам квалификации при разграничении преступлений одновременное их применение невозможно — применению подложит одна из них. Поскольку объективная сторона похищения человека (ст. 126 УК) включает не просто его противоправную изоляцию (удержание помимо воли в каком-либо месте), а завладение человеком и перемещение вопреки желанию в другое место, где потерпевший содержится также противоправно, действия Боброва охватываются именно этим составом преступления. Какие-либо общественно опасные последствия похищения человека как признак основного состава преступления не предусмотрены. Судя по условию задачи, такого рода последствия не наступили и фактически. Поэтому содеянное Бобровым образует оконченное преступление.

Субъективная сторона похищения человека предполагает вину в форме прямого умысла и любую (противоправную по своему содержанию) цель. Очевидно, что по условию задачи Бобров осознавал общественно опасный характер совершаемых им действий в отношении Дедковой и желал их совершения, т.е. действовал с прямым умыслом. Непосредственной целью его действий было обеспечить совершение другого преступления.

Судя по всему Бобров достиг возраста уголовной ответственности за данное преступление (14 лет), и если будет признан вменяемым, то он подлежит ответственности по ст. 126 УК РФ.

(2) Следующий этап квалификации похищения человека требует ответа на вопрос, не содержатся ли в содеянном Бобровым какие-либо отягчающие (квалифицирующие) признаки, указанные в ч. 2 или ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Исходя из того, что по условию задачи не вполне ясно, каким образом Бобров заставил Дедкову покинуть автомобиль и войти в незнакомую ей квартиру, следует предположить тот или иной вариант событий. Например, можно исходить из того, что Бобров, силой удерживая Дедкову за руку, заставил пройти за собой в квартиру Трунова, а та не звала никого на помощь, так как посторонних в это время не было; напротив, при другом варианте событий Бобров угрожал Дедковой убийством, если она попробует кричать и звать на помощь, однако никакого оружия при этом не демонстрировал и не применял; наконец, можно предположить, что Бобров предварительно показал Дедковой нож и, угрожая применить его, если та закричит, провел от автомобиля до квартиры Трунова. Каждый из этих вариантов требует самостоятельного анализа и соответствующей уголовно-правовой оценки (квалификации по ч. 1 ст. 126 или п. «б», «в» ч. 2 этой статьи).

Равным образом необходимо выяснить (в условии задач и этого не сказано), каков был возраст Дедковой. Если ей не исполнилось 18 лет, о чем знал или что, по крайней мере, допускал Бобров, то его действия должны квалифицироваться по п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Судя по условию задачи, необходимо сделать отрицательный вывод о вменении Боброву какого-либо из отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 3 ст. 126 УК (в частности, наступления иных тяжких последствий, поскольку под ними понимается, например, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего или его родственников, вызванное фактом похищения; психическое или иное тяжкое заболевание потерпевшего). Заявление Дедковой о том, что она покончит жизнь самоубийством такого рода последствием похищения не является.

(3) Согласно примечанию к ст. 126 УК лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственность, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Поскольку Бобров лично отпустил Дедкову, возникает вопрос о возможности применения данного примечания.

По смыслу примечания к ст. 126 УК освобождение от уголовной ответственности может иметь место, только если лицо, похитившее человека, не совершило в связи с этим преступлением какого-либо другого предусмотренного УК противоправного деяния и действовало добровольно, а не вынуждено. По условиям задачи имеет место обратное: во-первых, Бобров предоставил свободу Дедковой, совершив ее изнасилование (т.е. в его действиях содержится состав иного преступления), во-вторых, он был вынужден ее отпустить, т.к. Дедкова могла совершить самоубийство, о чем он знал от нее.

(4) Следующий этап квалификации действий Боброва связан с оценкой его половых сношений с Дедковой. Поскольку из условия задачи следует, что эти действия совершены им с применением насилия, т.е. помимо воли Дедковой, которая оказывала ему сопротивление, налицо признаки объективной стороны изнасилования (ст. 131 УК). При этом в действиях Боброва не усматривается такой квалифицирующий признак, как применение угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 2 ст. 131 УК), т.к. ни в процессе преодоления сопротивления потерпевшей, ни как средство предотвращения такого сопротивления угроза убийством не использовалась. Однако именно это требуется для вменения указанного пункта ч. 2 ст. 131 УК. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года, данному в постановлении по делам об изнасиловании (п. 3), если такая угроза имела место после изнасилования с целью, чтобы потерпевшая не сообщала о нем, то содеянное при отсутствии других отягчающих обстоятельств квалифицируется по совокупности ч. 1 ст. 131 и ст. 119 УК РФ. Высказанная Бобровым в адрес Дедковой угроза «уничтожить» ее в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицирована как угроза убийством, однако не исключено, что эти слова означали угрозу опорочить потерпевшую в глазах окружающих («уничтожить» как личность, скомпрометировать).

Читать еще:  Мотив и цель субъективной стороны преступления

Установление субъективной стороны насильственного полового сношения, которая включает вину в форме прямого умысла, в данном случае трудностей не вызывает. Однако если предположить, что Дедковой не исполнилось 18 лет, то Бобров должен был знать или, по крайней мере, допускать это. Только при этом условии его действия могут квалифицироваться по п. «д» ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Исходя из того, что Бобров, как было сказано выше, достиг возраста 14 лет и является вменяемым, он подлежит ответственности за изнасилование.

Отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 3 ст. 131 УК РФ, судя по условию задачи, в действиях Боброва не усматривается.

(5) Необходимым элементом квалификации действий Боброва (имеющим в то же время самостоятельное значение) является решение вопроса об ответственности по ст. 126 и ст. 131 УК РФ Трунова. Он мог знать о намерении Боброва похитить Дедкову, а также изнасиловать ее и предоставить ему именно для этого свою квартиру. Если подобная версия получит обоснование и вина Трунова будет доказана, то содеянное им образует пособничество в похищении человека (но не соисполнительство), поскольку непосредственных действий, направленных на завладение Дедковой и ее удержание в неволе, он не совершал. Это означает, что его действия не могут квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК, а образуют соучастие в преступлении Боброва, т.е. квалифицируются по ст. 33 и ч. 1 ст. 126 УК РФ. Другие отягчающие обстоятельства, предусмотренные в ч. 2 этой статьи, могут вменяться Трунову только при условии, что они охватывались его умыслом. Таким образом, с учетом указанной квалификации действий Трунова Боброву также не может быть вменен п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Равным образом не исключается вменение Трунову пособничества в изнасиловании Дедковой, поскольку, предоставив Боброву свою квартиру, он создал условия для совершения им этого преступления (если будет доказано, что Трунов осознавал не только факт предстоящего похищения потерпевшей, но и совершение с ней насильственного полового сношения). Исполнителем (соисполнителем) изнасилования он не является, поэтому п. «б» ч. 2 ст. 131 УК ему вменен быть не может, и он несет ответственность по ст. 33 и ч. 1 ст. 131 УК РФ.

Таким образом, действия Боброва квалифицируются по совокупности следующих преступлений: ч. 1 ст. 126 (если не будет установлено отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 данной статьи) и ч. 1 ст. 131 УК РФ.

3. Пример квалификации преступления

3. Пример квалификации преступления

Теперь есть смысл разобрать конкретный пример, чтобы увидеть в действии логику УК РФ.

Пример

Гражданка N обратилась в больницу X по поводу искусственного прерывания беременности (аборта) на 11-й неделе беременности. В результате оперативного вмешательства беременность была прервана, но произошла перфорация матки, что вызвало внутреннее кровотечение, не замеченное оперирующим врачом D, не проявившим необходимой внимательности и осторожности. Женщина ушла домой, а к вечеру у нее развилась сильная слабость, появились боли внизу живота, обильные выделения из половых органов, тошнота и рвота. «Скорая помощь» госпитализировала ее, но женщина скончалась в результате потери крови.

1. Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека, в данном случае – отношения между оперирующим врачом D больницы Х и гражданкой N, основанные на бланкетных диспозициях, содержащихся в законодательстве, нормативных актах, правилах и предписаниях об охране здоровья граждан.

2. Объективная сторона преступления выражается в том, что врач D, имея все необходимое (операционную, инструмент, ассистентов и иные необходимые условия), провел операцию некачественно, допустил грубую ошибку и не отследил возникшего кровотечения. Врач D обязан был в своей работе руководствоваться действующим законодательством об охране здоровья граждан, нормативными актами, правилами, знаниями о достижениях медицины, изложенных в специальной литературе по этому вопросу, и своей должностной инструкцией, что исключило бы ошибку.

3. Смерть потерпевшей находится в явной причинной связи с действиями врача, что подтвердилось актом патолого-анатомического вскрытия трупа: обескровливание органов.

4. Субъект преступления – специальный; им является лицо медицинской профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профессией, каковым в нашем случае и является врач D.

5. Для установления степени вины необходимо отделить одну форму вины от другой: умысел от неосторожности. Для этого изначально необходимо отделить действие по производству аборта от действия, приведшего к перфорации, поскольку преступление – это всегда конкретное, определенное опасное действие. Действия врача изначально были направлены на производство аборта, а не на перфорацию матки. Действие по производству аборта не является общественно опасным, если выполнено квалифицированно. Действие по перфорации является опасным – именно оно подлежит наказанию.

При определении умысла, несмотря на то что речь идет об осознании общественной опасности действий и врач должен сознавать эту опасность при производстве аборта, вред, сопровождающий деяние, не наказуем. Врач не сознавал того, что перфорировал матку. Таким образом, осознавания им опасности не было (противоположное доказать в данной ситуации почти невозможно), а значит, не было и умысла на преступление. Этого достаточно, чтобы снять вину за убийство по ст. 105, в частности и по п. г) ч. 2 этой статьи: «убийство: … женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности».

Тогда возникает необходимость в установлении вида неосторожности: легкомыслия или небрежности.

Поскольку при легкомыслии лицо сознает, что в результате его действий опасность возникнуть может, но надеется ее избежать или предотвратить, то речь всегда идет о неком преднамеренном действии, опасных последствий которого удастся избежать. Этого нельзя сказать о действии врача, который вовсе не собирался перфорировать матку. Тем более он не мог заранее надеяться на какое-либо предотвращение опасности, поскольку не собирался делать ничего опасного. Таким образом, и легкомысленной вины здесь нет.

Несмотря на то что врач не осознавал косвенных последствий аборта в виде перфорации, он тем не менее должен был предвидеть такую возможность, обладая специальными познаниями в той области медицины, которой обучался и в ней работал. К тому же перфорация матки – явление не единичное и описано в медицинской литературе довольно широко, в частности и по вопросу того, как ее не допустить. Тем более, работая хирургическим инструментом в теле человека, он должен был предполагать возможность повреждения стенок матки, с которыми соприкасался инструмент.

Таким образом, врач D при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был (в силу служебных обязанностей и знаний) и мог (был вменяем, ничто ему не мешало) предвидеть наступление последствий хирургического вмешательства в виде перфорации матки и избежать их.

Тогда невнимательное отношение к своему делу, непредусмотрительность по отношению к результатам своих действий дает нам субъективную сторону преступления, указывая на небрежность.

Поскольку речь идет также о причинении смерти «вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», то состав преступления налицо и врач должен нести наказание по ч. 2 ст.109 УК РФ.

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

6. На этом бы все и закончилось, если бы врач заметил кровотечение, принял бы меры к спасению женщины, но она все равно умерла бы. Скажу по опыту: следователь точно остановился бы на этом.

Однако в данном случае врач не только перфорировал матку, но не заметил ни этого, ни возникшего кровотечения, т. е. не оказал медицинскую помощь. Это приводит к необходимости переосмыслить квалификацию и посмотреть на ч. 2 ст. 124 УК РФ:

Статья 124. Неоказание помощи больному

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, – наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

С момента перфорации матки возникновения кровотечения гражданка N считается больной по этому поводу, и кровотечение является новым заболеванием, требующим немедленной медицинской помощи. Врач D должен был диагностировать это состояние, пронаблюдать женщину в течение хотя бы нескольких часов (до 24), но не сделал этого.

Читать еще:  К преступлениям против жизни и здоровья относятся

Состав преступления очевиден – бездействие, повлекшее за собой смерть (неоказание помощи больному).

Объект преступления прежний – безопасность жизни человека. Объективная сторона – та же, за исключением обычно предъявляемых требований уже не к производству абортов, а к диагностике и лечению кровотечений.

Субъективная сторона – та же.

Таким образом, мы имеем дело со своего рода двойным преступлением, которое в соответствии со ст. 17 УК РФ могло бы расцениваться как совокупность преступлений. Однако совокупность преступлений складывается либо из двух или более различных преступлений, совершенных двумя или более самостоятельными действиями (реальная совокупность), либо из двух или более преступлений, выполненных одним действием (идеальная совокупность).

Идеальную совокупность, а также реальную совокупность преступлений, объединенных единством намерения, следует отличать от сложных (или многосоставных) преступлений, когда законодателем сводятся в единый состав различные преступления, одно из которых служит этапом, методом, способом совершения всего преступления в целом. В таких случаях отдельная квалификация соответствующих преступлений не требуется, так как, конструируя сложный состав, законодатель отразил в размере соответствующего наказания повышенную опасность таких преступлений.

В нашем случае результат обоих преступлений оказался единым – смерть женщины.

А приведенный анализ необходим для того, чтобы понимать истинные причины смерти, включая возможность ее предотвращения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

3. Пример квалификации преступления

Гражданка N обратилась в больницу X по поводу искусственного прерывания беременности (аборта) на 11-й неделе беременности.

1. Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека, в данном случае – отношения между оперирующим врачом D больницы Х и гражданкой N, основанные на бланкетных диспозициях, содержащихся в законодательстве, нормативных актах, правилах и предписаниях об охране здоровья граждан.

2. Объективная сторона преступления выражается в том, что врач D, имея все необходимое (операционную, инструмент, ассистентов и иные необходимые условия), провел операцию некачественно, допустил грубую ошибку и не отследил возникшего кровотечения. Врач D обязан был в своей работе руководствоваться действующим законодательством об охране здоровья граждан, нормативными актами, правилами, знаниями о достижениях медицины, изложенных в специальной литературе по этому вопросу, и своей должностной инструкцией, что исключило бы ошибку.

3. Смерть потерпевшей находится в явной причинной связи с действиями врача, что подтвердилось актом патолого-анатомического вскрытия трупа: обескровливание органов.

4. Субъект преступления – специальный; им является лицо медицинской профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профессией, каковым в нашем случае и является врач D.

5. Для установления степени вины необходимо отделить одну форму вины от другой: умысел от неосторожности. Для этого изначально необходимо отделить действие по производству аборта от действия, приведшего к перфорации, поскольку преступление – это всегда конкретное, определенное опасное действие. Действия врача изначально были направлены на производство аборта, а не на перфорацию матки. Действие по производству аборта не является общественно опасным, если выполнено квалифицированно. Действие по перфорации является опасным – именно оно подлежит наказанию.

При определении умысла, несмотря на то что речь идет об осознании общественной опасности действий и врач должен сознавать эту опасность при производстве аборта, вред, сопровождающий деяние, не наказуем. Врач не сознавал того, что перфорировал матку. Таким образом, осознавания им опасности не было (противоположное доказать в данной ситуации почти невозможно), а значит, не было и умысла на преступление. Этого достаточно, чтобы снять вину за убийство по ст. 105, в частности и по п. г) ч. 2 этой статьи: «убийство: … женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности».

Тогда возникает необходимость в установлении вида неосторожности: легкомыслия или небрежности.

Поскольку при легкомыслии лицо сознает, что в результате его действий опасность возникнуть может, но надеется ее избежать или предотвратить, то речь всегда идет о неком преднамеренном действии, опасных последствий которого удастся избежать.

Несмотря на то что врач не осознавал косвенных последствий аборта в виде перфорации, он тем не менее должен был предвидеть такую возможность, обладая специальными познаниями в той области медицины, которой обучался и в ней работал. К тому же перфорация матки – явление не единичное и описано в медицинской литературе довольно широко, в частности и по вопросу того, как ее не допустить. Тем более, работая хирургическим инструментом в теле человека, он должен был предполагать возможность повреждения стенок матки, с которыми соприкасался инструмент.

Таким образом, врач D при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был (в силу служебных обязанностей и знаний) и мог (был вменяем, ничто ему не мешало) предвидеть наступление последствий хирургического вмешательства в виде перфорации матки и избежать их.

Тогда невнимательное отношение к своему делу, непредусмотрительность по отношению к результатам своих действий дает нам субъективную сторону преступления, указывая на небрежность.

Поскольку речь идет также о причинении смерти «вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», то состав преступления налицо и врач должен нести наказание по ч. 2 ст.109 УК РФ.

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

6. На этом бы все и закончилось, если бы врач заметил кровотечение, принял бы меры к спасению женщины, но она все равно умерла бы. Скажу по опыту: следователь точно остановился бы на этом.

Однако в данном случае врач не только перфорировал матку, но не заметил ни этого, ни возникшего кровотечения, т. е. не оказал медицинскую помощь. Это приводит к необходимости переосмыслить квалификацию и посмотреть на ч. 2 ст. 124 УК РФ:

Статья 124. Неоказание помощи больному

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, – наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

С момента перфорации матки возникновения кровотечения гражданка N считается больной по этому поводу, и кровотечение является новым заболеванием, требующим немедленной медицинской помощи. Врач D должен был диагностировать это состояние, пронаблюдать женщину в течение хотя бы нескольких часов (до 24), но не сделал этого.

Состав преступления очевиден – бездействие, повлекшее за собой смерть (неоказание помощи больному).

Объект преступления прежний – безопасность жизни человека. Объективная сторона – та же, за исключением обычно предъявляемых требований уже не к производству абортов, а к диагностике и лечению кровотечений.

Субъективная сторона – та же.

Таким образом, мы имеем дело со своего рода двойным преступлением, которое в соответствии со ст. 17 УК РФ могло бы расцениваться как совокупность преступлений. Однако совокупность преступлений складывается либо из двух или более различных преступлений, совершенных двумя или более самостоятельными действиями (реальная совокупность), либо из двух или более преступлений, выполненных одним действием (идеальная совокупность).

Идеальную совокупность, а также реальную совокупность преступлений, объединенных единством намерения, следует отличать от сложных (или многосоставных) преступлений, когда законодателем сводятся в единый состав различные преступления, одно из которых служит этапом, методом, способом совершения всего преступления в целом. В таких случаях отдельная квалификация соответствующих преступлений не требуется, так как, конструируя сложный состав, законодатель отразил в размере соответствующего наказания повышенную опасность таких преступлений.

В нашем случае результат обоих преступлений оказался единым – смерть женщины.

А приведенный анализ необходим для того, чтобы понимать истинные причины смерти, включая возможность ее предотвращения.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector