0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Публичность и диспозитивность в уголовном процессе

Публичность и диспозитивность в уголовном судопроизводстве.

Соотношение общественных и личных интересов, отношение государства к личности выражаются в категориях публичности и диспозитивности. Публичность — правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым. Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства.

В уголовном процессе преобладает принцип публичности (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных).

Принцип публичности – это основополагающее уголовно-процессуальное начало, в соответствии с которым субъекты, ведущие производство по уголовному делу, обязаны совершать процессуальные действия и принимать процессуальные решения в силу возложенных на них должностных полномочий, независимо от усмотрения отдельных лиц и организаций, самостоятельно обеспечивая возникновение уголовного дела, его развитие и разрешение по существу, действуя от имени государства в публичных интересах достижения целей уголовного судопроизводства и решения задач, поставленных уголовно-процессуальным законодательством.

Принцип публичности находит отражение в подавляющем большинстве уголовно-процессуальных норм за отдельными незначительными исключениями.

Формами проявления принципа публичности на начальном этапе производства по уголовному делу являются обязанности должностных лиц возбуждения уголовного дела и осуществления уголовного преследования в каждом случае обнаружения признаков преступления.

Публично-правовой характер проявляется в надзорных судебных инстанциях, которые рассматривают дела в ревизионном порядке за пределами требований, изложенных в жалобах и представлениях, а также в отношении лиц, которые жалоб не подавали и которых не касаются надзорные представления. Публичность просматривается также в положениях, согласно которым защитник в принудительном порядке назначается лицу, обладающему физическими недостатками, или лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое может быть применена смертная казнь. Эти лица способны к принятию самостоятельного решения о том, нужен ли им адвокат или они намерены осуществлять защиту самостоятельно.

Публичные начала в УПК РСФСР были более развиты, нежели в УПК РФ. Так, руководствуясь публичным интересом, судьи были вправе (особенно при рассмотрении дела в отсутствие прокурора) в соответствии с принципом публичности задавать подсудимым изобличающие вопросы; допрашивать подсудимых, потерпевших, свидетелей до того, как они будут допрошены сторонами; возбуждать уголовного дела, применять меры пресечения (включая заключение под стражу) в отношении новых лиц, которым обвинение не предъявлено; могли продолжить судебное следствие и вынести обвинительный приговор при отказе прокурора от обвинения. Исходя из принципа публичности, председатели вышестоящих судов приносили в порядке надзора протесты на оправдательные приговоры, мягкость наказания и юридической квалификации деяния. Данные полномочия были несовместимы с выполняемой ими функцией правосудия и искажали природу судебной деятельности (правосудие несовместимо с обвинением, эти функции расчленены). С принятием УПК РФ судьи были лишены указанных прав.

Противоположное публичности начало диспозитивности проявляется в уголовном процессе в виде отдельных исключений и только в деятельности частных лиц. Необходимым признаком уголовно-процессуальной диспозитивности является наличие у частного субъекта возможности своим волеизъявлением (независимо от усмотрения государственно-властного субъекта) предопределять возникновение и завершение производства по делу. Т.е. элементы диспозитивности усматриваются в том, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до удаления суда в совещательную комнату. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Во всех этих случаях частный интерес потерпевшего признается более значимым, чем раскрытие преступления и наказание виновного.

Однако закон существенно ограничивает диспозитивное начало уголовного процесса, допуская возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения по усмотрению прокурора, если он считает, что дело имеет особое общественное значение или потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам. В этих случаях дело носит публично-правовой характер.

Диспозитивность в уголовном процессе проявляется и в том, что при рассмотрении судом гражданского иска должны применяться некоторые правила гражданского процесса, если иное не предусмотрено УПК РФ. В рамках уголовно-процессуальной процедуры возможны: отказ от иска и признание иска, которые должны влечь прекращение производства по иску при рассмотрении судом уголовного дела; перенос рассмотрения иска в суд, действующий в порядке гражданского судопроизводства; мировое соглашение сторон.

Идея диспозитивности лежит в основе и таких процессуальных гарантий обвиняемого, как выбор между рассмотрением дела судом, которому оно подсудно, и вышестоящим судом; выбор между рассмотрением уголовного дела судом присяжных и коллегий из трех профессиональных судей; выбор между полным и сокращенным судебным разбирательством (особым порядком).

Тема 2

ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ИЗДЕРЖКИ.

ВОПРОСЫ:

Понятие и система принципов уголовного процесса.

Характеристика отдельных принципов уголовного процесса.

Процессуальные сроки. Процессуальные издержки.

ВОПРОС 1

Слово «принцип» произошло от латинского principium – основа, начало.

В науке уголовного процесса приемлемой считается точка зрения, что принципы уголовного процесса – это основополагающие, руководящие начала, имеющие нормативно-правовой характер. Они отражают наиболее существенные стороны уголовного судопроизводства, его задачи, характер и систему процессуальных форм, стадий и институтов, обеспечивающие справедливое отправление правосудия по уголовным делам, эффективную защиту личности, интересов от преступных посягательств.

В системе процессуального права принципы занимают главенствующее место, всегда являются первичными нормами, не выводимыми друг из друга и охватывающими остальные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов, и которые подчинены этим принципам. Таким образом, принципы придают глубокое единство механизму уголовно-процессуального воздействия.

Принципы уголовного процесса действуют на всех его стадиях, или на некоторых из них, в зависимости от задач, решаемых на данной стадии. Принципы судебного разбирательства одновременно являются принципами правосудия.

Принципы отражают закономерности общественной и государственной жизни и по своему содержанию объективны. Вместе с тем, они являют собой волевой акт государства, продукт сознательного творчества законодателя, и по форме юридического выражения субъективны. В этом единстве объективного и субъективного проявляется природа принципов.

Принципы адресуются человеку и гражданину и соответствующим государственным органам.

Так как принципы носят властно-повелительный характер, содержат обязательные предписания, то их выполнение обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Публичность и диспозитивность в уголовном судопроизводстве.

Соотношение общественных и личных интересов, отношение государства к личности выражаются в категориях публичности и диспозитивности.

Публичность – правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым.

Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства. В условиях диспозитивности личный интерес гражданина оказывается более ценным, чем конкурирующий государственный интерес. Сильные публичные начала характерны для инквизиции и полицейского государства. Преобладание диспозитивности свойственно зрелому гражданскому обществу и демократическому государству. В одних отраслях права ведущим принципом является публичность, в других – диспозитивность.

Все уголовное право пронизано принципом публичности (государство в интересах общества определяет, какое поведение преступно и уголовно наказуемо). Преобладание публичности характерно и для уголовного процесса (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных).

В сфере уголовного процесса элементы диспозитивности усматриваются в том, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до удаления суда в совещательную комнату. Уголовные дела частно–публичного обвинения возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Во всех этих случаях частный интерес потерпевшего признается более значимым, чем раскрытие преступления и наказание виновного.

Идея диспозитивности лежит в основе и таких процессуальных гарантий обвиняемого, как выбор между рассмотрением дела судом, которому оно подсудно, и вышестоящим судом; выбор между рассмотрением уголовного дела судом присяжных и коллегий из трех профессиональных судей; выбор между полным и сокращенным проведением судебного следствия в суде присяжных в зависимости от признания или отрицания вины подсудимым.

Понятие участников уголовного судопроизводства, основания их классификации.

В любых общественных отношениях присутствуют субъекты (участники). Термины «участники» и «субъекты» уголовного процесса используются в качестве тождественных, равнозначных.

Участники уголовного судопроизводства – лица, принимающие участие в уголовном процессе (ст. 5). Указанную категорию лиц составляют гос. органы, должностные, ЮЛ и ФЛ:

1) выполняющие определенную процессуальную функцию;

2) обладающие соответствующим процессуальным статусом;

3) вступающие в правоотношения с гос. органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство.

Круг участников уголовного процесса необычайно широк. Существуют различные классификации, построенные по разным основаниям (критериям): возрасту, психическому состоянию, выполнению служебных обязанностей и т.д.

Наиболее распространенной в уголовно-процессуальной теории является классификация, в основе которой лежат роль, назначение и специфика законных интересов участников в уголовном судопроизводстве и тут выделяют следующие группы участников уголовного процесса:

1) гос. органы и должностные лица, от деятельности и решений которых зависят ход и результаты уг. процесса – орган дознания в лице его начальника или заместителя начальника, начальник подразделения дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа и его заместитель. Прокурор и в некоторых случаях его заместитель, суд, судья федерального суда (единоличный участник процесса), мировой судья.

2) лица, обладающие в уголовном процессе личными материально-правовыми и уголовно-процессуальными интересами – подозреваемый (обвиняемый, подсудимый, осужденный или оправданный), потерпевший по делам о преступлениях частно-публичного и публичного обвинения. Частный обвинитель (пострадавший, потерпевший, жертва) по делам о преступлениях частного обвинения, гражданский истец, гражданский ответчик.

3) лица, не имеющие личных интересов в уголовном судопроизводстве, но представляющие интересы участников предыдущей (второй) группы участников уголовного процесса – защитник подозреваемого (обвиняемого, подсудимого, осужденного или оправданного), представители потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика. Законные представители несовершеннолетнего, недееспособного или ограниченно дееспособного подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, частного обвинителя или гражданского истца, адвокаты, представляющие интересы свидетелей или других лиц, права и законные интересы которых ограничиваются в уголовном процессе (например, лиц, в жилище которых проводятся обыск или выемка). Представительство – институт процессуального закона, предусматривающий возможность или обязанность предоставления прав, свобод и законных интересов участникам уголовного процесса лицами, специализирующимися на оказании юридической помощи в сфере уголовного судопроизводства, а также иными лицами, указанными в процессуальном законе. Различают два основных вида представительства: договорное и законное. Договорное представительство – представительство на основании договорных отношений. Законное представительство – представительство на основании предписаний закона. Законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находятся перечисленные лица, органы опеки и попечительства (ст. 5). Законные представители и представители имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица, за исключением неотчуждаемых прав.

Читать еще:  Процессуальные виды судебных экспертиз

4) лица, являющиеся источниками доказательств – свидетель, эксперт, специалист.

5) гос. органы, должностные лица и граждане, которые своей деятельностью содействуют решению задач уголовного судопроизводства. Эта группа участников уголовного судопроизводства самая многочисленная, поэтому их перечень носит открытый характер. В этой группе находятся, например – администрация исправительных учреждений в случаях, указанных в процессуальном законе, администрация судебно-медицинских и судебно-психиатрических стационаров, лица, участвующие в уголовном судопроизводстве в качестве понятых, секретаря судебного заседания и т.п.

Существует классификация участников, в основу которой состязательная процедура уголовного судопроизводства:

Участники со стороны обвинения

Участники со стороны защиты

Иные участники, содействующие решению задач уголовного процесса.

Соотношение публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ

В данной работе речь пойдет о системе принципов, которая претерпела существенные изменения с момента вступления УПК РФ[1] в действие. С введением нового УПК РФ изменился подход к формированию системы принципов уголовного процесса. Так, сформулировались два принципиально различных способа конструирования системы принципов современного отечественного уголовного судопроизводства.

Один из них имеет субъективно-законодательный характер.

Такой подход последовательно применялся в уголовно-процессуальном законе Китайской Народной Республики, применялся в УПК Чехословацкой Советсткой Социалистической Республики. В отечественной законодательной практике он впервые появился в гл. 2 УПК РФ. В то же время в нем не раскрывается понятие принципа уголовного процесса, не определяются не только алгоритм, но и критерии, по которым отбирались те или иные положения, включенные затем в названную главу.

Другой способ конструирования системы принципов — доктринальный.

Иногда такую систему принципов отождествляют с понятием «принципы уголовного судопроизводства или уголовного процесса», потивопоставляя его понятию «принципы уголовно-процессуального права», имея ввиду в числе последних (и ограничиваясь ими) только формально-закрепленные в гл. 2 и отчасти в гл. 35 УПК РФ принципы.

Доктринальный подход, тем не менее, хоть и сформирован, как научная проблема, однако позволяет сконструировать наиболее объективную систему принципов, поскольку имеет отличительный от законодательного порядка механизм формирования.

Итак, имеющий прикладное, практическое значение законодательный способ конструирования системы принципов, не представляется полноценным, поскольку всё закрепить и обозначить в соответсвующем качестве (то есть в виде норм-принципов) в законе невозможно в связи в требованиями законодательной техники, в частности лаконичности. Кроме того, такой подход к формированию системы принципов довольно новый, он стал активно применяться в связи с новым УПК РФ, ранее господствовал подход доктринального формирования системы принципов уголовного процесса. Законодатель не готов был в 2001 году установить единовременно все базовые начала, на которых строилось и строится уголовное судопроизводство. Об этом, в частности, говорит недавнее введение новой нормы-принципа в ст. 8.1 УПК РФ[2] в главу 2 УПК РФ.

Следует отметить, что научный интерес к системе принципов уголовного судопроизводства не угасает. Отсутствует единство мнений, разные авторы по-разному понимают систему принципов уголовного судопроизводства. В частности, это наиболее ярко заметно в отношении таких принципов как публичность и диспозитивность.

Эти принципы напрямую в УПК РФ не закреплены. Однако некоторые авторы считают, что принцип публичности выражен в ст. 21 УПК РФ об обязанности осуществления уголовного преследования. К такому выводу приходит, в частности, коллектив авторов учебника «Уголовный процесс» под ред. А. И. Бастрыкина и А. А. Усачева. В частности, в учебнике отмечается, что «принцип публичности означает заинтересованность государства и общественности в борьбе с преступностью. В силу данного принципа, нашедшего отражение в ст. 21 УПК, уполномоченные государственные органы, по общему правилу, обязаны возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, независимо от наличия заявления пострадавших, иных граждан и организаций, и принять меры к установлению события преступления и лиц, виновных в его совершении. Возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, рассмотрение уголовного дела в суде, — особо отмечают авторы пособия, — осуществляются не только в интересах пострадавших от преступлений, но и в интересах всего общества»[3]. При этом принцип диспозитивности в укаазанном учебном пособии вообще не рассматривается.

Такой подход представляется довольно узким. Хотя, он имеет сторонников в науке (Ю. К. Якимович, Т. Д. Пан[4], Е. А. Артамонова[5]).

А. С. Александров в систему принципов включает наряду с публичностью и принцип диспозитивности[6].

Разумеется, каждый автор имеет право на собственный взгляд на любую из проблем уголовного процесса, однако заметим, что речь идет не просто о каких-то отдельных процессуальных институтах, а об основополагающих понятиях, определяющих, по большому счету, тип уголовного процесса.

Ну а прежде чем раскрывать содержание публичности и диспозитивности хочу отметить, что наиболее рациональным представляется рассмотрение этих явлений как элементов единого принципа «сочетания публичных и частных начал в уголовном судопроизводстве». Этот принцип в 2003 году исследовала профессор МГЮА А. П. Гуськова. Так, отмечала она, в ст. 6 УПК РФ заложен принцип сочетания публичных и частных начал, обеспечивающий возникновение и развитие уголовного судопроизводства по инициативе сторон, функционирование независимого и беспристрастного суда, создающего необходимые условия для осуществления сторонами их прав, не подменяя стороны в их процессуальной деятельности, обеспечивающего равноправие и состязательность сторон в доказывании[7].

Публичность в уголовном судопроизводстве тесно взаимосвязана с его диспозитивными началами. Сочетание основ публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве позволяет потерпевшему и его представителям участвовать в уголовном преследовании по любым категориям дел, т.е. участвовать в процессуальной деятельности по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления, которым потерпевшему причинен ущерб.

Исходя из этого представляется, что необходим разумный подход в соотношении публичных и частных начал в уголовно-процессуальной деятельности, дисбаланс же может привести и к тому, что суд снова примет на себя функцию обвинения. Принцип публичности, долгое время считавшийся основополагающим в науке уголовного процесса, наделяющий государственные органы властными полномочиями, в том числе и по принятию решений о начале, движении и судьбе уголовного дела, сейчас, как думается, нельзя признать доминирующим. Радует тот факт, что на такой позиции стоит достаточно много авторов. Так, А.А. Шамардин пишет: «…гипертрофированная публичность превращается в тотальное огосударствление процесса, подмену интересов гражданского общества интересами государства. В концентрированном виде эту концепцию публичности выражала ст. 2 УПК РСФСР…»[8].

Итак, формула публичности имеет следующую сущность. «Государственные органы, ведущие уголовный процесс, осуществляют свою деятельность по достижению цели уголовного процесса в силу возложенных на них государством обязанностей (ex officio). Позиции сторон учитываются, однако их голос, за исключением случаев прямо предусмотренных уголовно-процессуальным законом (возбуждения уголовного дела частного и частно-публичного обвинения, например), — совещательный, консультативный»[9].

Тенденции развития уголовно-процессуального законодательства сводятся к усилению роли диспозитивного начала. В частности, это проявляется в решении вопроса о возбуждении уголовного дела, в увеличении форм и субъектов досудебного производства и в перераспределении их распространенности[10], в появлении дел по уголовному иску и в некоторых других случаях.

Диспозитивность возможна только в состязательном уголовном процессе. Но сама по себе, в обособленном виде диспозитивность лишает смысла наличие властеотношений в уголовном процессе. Это заранее неверный подход ее абсолютизировать, поэтому диспозитивность обособленно не существует и не может существовать в силу публичного характера уголовного процесса и всей уголовно-правовой сферы в целом. А если она не может существовать самостоятельно, в этом случае мы говорим о соотношении публичности и диспозитивности в уголовном поцессе. И проблему ставим именно в таком ключе.

Ну и, наконец, нельзя не отметить иной подход на соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве и ее место в системе. Так, авторский коллектив учебника «Уголовно-процессуальное право: актуальные проблемы теории и практики» под редакцией В. А. Лазаревой и А. А. Тарасова представляют проблему соотношения публичного и диспозитивного, носящей глобальный характер, касающийся практически любого частного исследования. «Соотношение публичного и диспозитивного начал в уголовном процессе, — пишут они, — это ключевая проблема уголовно-процессуальной науки. К определению этого соотношения сводятся практически все теоретические и практические проблемы реформирования системы уголовного судопроизводства в любой стране. [что] не позволяет рассматривать сочетание публичного и частного начал в уголовном процессе как отдельный его принцип. Скорее всего, это сочетание есть сердцевина всей системы принципов судопроизводства. Любой из принципов, образующих эту систему, в той или иной мере отражает соотношение (сочетание) частноправового и публично-правового элементов, а система принципов в целом — соотношение этих же элементов (начал) во всей системе уголовного судопроизводства данной страны. Так, например, принцип презумпции невиновности выражает баланс частного интереса лица, привлекаемого к уголовной ответственности и не понуждаемого в связи с этим доказывать свою невиновность, и публичного (общественного и государственного одновременно) интереса, состоящего в допустимости наказания только действительно виновных в совершении преступлений»[11].

Читать еще:  Расследование бытовых убийств

На сей счет, мне кажется, сложно представить некий феномен, имеющий надпринципиальный характер и выходящий, по своей сути, за пределы теории права. Принцип отрасли на то и есть, чтобы пронизывать все правоотношения в определенной сфере, регулируемой отраслью права, и способствовать развитию и формированию таких правоотношений. Принцип должен иметь глобальное по отношению к праву значение. А внутри самой системы принципов каждый элемент этой системы — принцип — самостоятелен, самодостаточен, хотя и очень активно взаимодействует с остальными элементами системы — принципами. Поэтому вполне допустимо развитие явлений публичности и диспозитивности именно в рамках принципа «сочетания публичных и диспозитивных начал уголовного судопроизводства».

Подводя итог по теме соотношения публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ следует отметить, что как принцип он не сформулирован в Кодексе, однако наука настоятельно рекомендует включить его в систему принципов уголовного судопроизводства и выделяет этот принцип в доктринальной модели системы принципов, поскольку он отражает существенные особенности состязательного уголовного процесса, к построению которого стремилось и стремится российское уголовное судопроизводство.

Не смотря на смешанный характер уголовного судопроизводства, имеющий место в современном уголовном процессе, диспозитивное начало “разбавляет” публичный характер процесса, считаясь с личностью и ее интересами в уголовном процессе. Кстати сказать, в Государтственной Думе РФ в третьем чтении находится Правительственный законопроект об усилении роли потерпевшего в условно-досрочном освобождении заключенного. Так, заключенный вынужден будет возместить “полностью или частично” вред от преступления. Кроме того, потерпевший получает возможность “следить за основными событиями в тюремной жизни своего обвидчика”[12] – о прибытии, освобождении осужденного, а также маршрут его следования. Об этом потерпевший по своему желанию может заявить ходатайство в суде.

Однако, следует отметить, что в указанном законопроекте проявился и регресс диспозитивности в части сокращения числа дел, подлежащих ведению суда присяжных. Так, подсудимый не сможет ходатайствовать о рассмотрении его дела с участием суда присяжных, если речь идет о квалифицированных изнасилованиях (ч. 4-5 ст. 131 УК РФ), квалифицированных действиях насильственного характера (ч. 4-5 ст. 132 УК РФ), а также о половом сношении с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ч. 6 ст. 134 УК РФ).

Таким образом, невозможно отделить диспозитивность от публичности, это два явления, тесно связанные одно с другим и объединенные общей идеей сочетания публичности и диспозитивности в уголовном процессе России.

[1] СЗ РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. 1), ст. 4921.

[2] Введена Федеральным законом от 02.07.2013 № 166-ФЗ // СЗ РФ, 08.07.2013, № 27, ст. 3458.

Публичность и диспозитивность в уголовном судопроизводстве.

Публичность – правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от ᴇᴦο имени и в ᴇᴦο интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым.

Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства. В условиях диспозитивности личный интерес гражданина оказывается более ценным, чем конкурирующий государственный интерес. В одних отраслях права ведущим принципом является публичность, в других – диспозитивность.

Все уголовное право пронизано принципом публичности (государство в интересах общества определяет, какое поведение преступно и уголовно наказуемо). Преобладание публичности характерно и для уголовного процесса (деятельность органа дознания, следователя и прокурора по возбуждению производства в силу служебного долга, без учета волеизъявления участников уголовного процесса.- при публичном процессе).

В сфере уголовного процесса элементы диспозитивности усматриваются в том, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по жалобе потерпевшего и в некоторых случаях подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до удаления суда в совещательную комнату. Во всех этих случаях частный интерес потерпевшего признается более значимым, чем раскрытие преступления и наказание виновного.

24.​ Понятие и виды уголовного преследования в уголовном процессе.

Уголовное преследование представляет собой процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК). Составной частью функции уголовного преследования является обвинение, т.е. утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, предусмотренном УПК (п. 22 ст. 5).

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование и обвинение осуществляются в публичном, частно-публичном и частном порядке (ст. 20 УПК). Подавляющее большинство преступлений относятся к делам с публичной формой обвинения. Уголовное преследование по ним осуществляется прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем при участии потерпевшего (но без учета его волеизъявления о необходимости производства по делу).

Дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, УК РФ Статья 116.1. Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию ,Статья 128.1. Клевета относятся к делам частного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя и представителя) и подлежат прекращению за примирением с обвиняемым. Обвинение по таким делам поддерживается частным обвинителем.

Дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1ст. 132, ч. 1 ст. 137 (неприкосновенность жилища), ч. 1 ст. 139 (тайна переписки), ч. 1 ст. 138 (тайна телефонных переговоров) , и др., считаются УД частно-публичного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но не подлежат прекращению за его примирением с обвиняемым.

Обязанность осуществления уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения возлагается на государство в лице прокурора, следователя, дознавателя.

Обязанность осуществления уголовного преследования по делам частного обвинения возлагается на частного обвинителя (потерпевшего), его законных представителей и представителей.

Вместе с тем, уголовное преследования по делам частного обвинения может осуществляться и государством, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч.4 ст.20 УПК РФ).

25.​ Понятие участников уголовного судопроизводства, основания их классификации.

участники уголовного судопроизводства – это различные лица, которые участвуют в уголовно-процессуальной деятельности как носители определенных предусмотренных законом прав и обязанностей.

В настоящее время существует законодательная классификация участников уголовного процесса, в основу которой законодатель положил состязательную процедуру уголовного судопроизводства. По данному критерию все участники уголовного процесса де­лятся на следующие группы:

  • Суд (в качестве единственного органа, который осуществляет правосудие);
  • Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокурор и его заместитель; дознаватель, началь­ник органа дознания и его заместитель; следователь, руководитель следственного органа и его заместитель; потерпевший, частный об­винитель, гражданский истец и их представители, в том числе за­конные);
  • Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный или оправданный; их защитники и законные представители; граж­данский ответчик и его представитель);
  • Иные участники уголовного судопроизводства (понятых, секретаря судебного заседания, специалиста, эксперта, переводчика и т.д.).

В зависимости от роли, назначения и специфики законных интересов участников в уголовном судопроиз­водстве выделяют следующие их группы:

1) Государственные органы и должностные лица, от деятельности и решений которых зависят ход и результаты уголовного судопроизводства. Перечень этих органов и лиц является исчерпывающим, к ним относятся:

    • орган дознания в лице его начальника или заместителя на­чальника;
    • дознаватель;
    • следователь;
    • руководитель следственного органа (части, комитета) и его заместитель;
    • прокурор и в некоторых случаях его заместитель;
    • суд (коллегиальный орган);
    • судья федерального суда (единоличный участник процесса);
    • мировой судья.

2) Лица, обладающие в уголовном процессе личными материально-правовыми и уголовно-процессуальными интересами. К этим лицам относятся:

    • подозреваемый (обвиняемый, подсудимый, осужденный или оправданный);
    • потерпевший по делам о преступлениях частно-публичного и публичного обвинения;
    • частный обвинитель (пострадавший, потерпевший, жертва) по делам о преступлениях частного обвинения;
    • гражданский истец;
    • гражданский ответчик.

Для этих участников уголовного процесса характерны их участие практически во всех стадиях уголовного процесса и особых его про­изводствах и широкие возможности этих лиц по защите своих прав, свобод и законных интересов в уголовном судопроизводстве.

3) Лица, не имеющие личных интересов в уголовном судопроизвод­стве, но представляющие интересы участников предыдущей (второй) группы участников уголовного процесса. В эту классификационную группу входят:

    • защитник подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осуж­денного или оправданного;
    • представители потерпевшего, частного обвинителя, граждан­ского истца и гражданского ответчика;
    • законные представители несовершеннолетнего, недееспособ­ного или ограниченно дееспособного подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, частного обвинителя или гражданского истца;
    • адвокаты, представляющие интересы свидетелей или других лиц, права и законные интересы которых ограничиваются в уголов­ном процессе, например, лиц, в жилище которых проводятся обыск или выемка.

4) Иные участники уголовного судопроизводства (понятых, секретаря судебного заседания, специалиста, эксперта, переводчика и т.д.).

26.​ Суд – орган правосудия по уголовным делам. Полномочия. Законный состав суда.

Суд — государственный орган, осуществляющий правосудие в уго­ловном судопроизводстве, т.е. рассмотрение и разрешение уголов­ных дел по существу в судебном разбирательстве.

В соответствии со ст. 29 УПК РФ суд как орган правосудия пра­вомочен:

– признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание;

– применить к лицу принудительные меры медицинского характера;

– применить к лицу принудительные меры воспитательного воздействия;

– отменить или изменить решение, принятое нижестоящим судом (ч. 1 ст. 29 УПК РФ))

По ограничению конституционных прав граждан, в том числе в ходе досудебного производства (только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

– об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога;

– о продлении срока содержания под стражей;

– о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

– о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 Кодекса;

Читать еще:  Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе

– о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, а также информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

– о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;

– о наложении ареста на имущество;

– о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности;

– о контроле и записи телефонных и иных переговоров (ч.2 ст. 29 УПК РФ)).

По контролю за законностью действий органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора (суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя.

( В надзоре ошибка – правильно — большинством членов Президиума Верховного Суда Российской Федерации.)

27.​ Независимость судей и подчинение их только закону. Гарантии обеспечения независимости судей в уголовном судопроизводстве.

Конституция РФ содержит три формулы — основополагающие начала правового статуса судей: “судьи независимы” (статья 120), “судьи несменяемы” (статья 121), “судьи неприкосновенны” (статья 122).

Независимость судей означает, что при осуществлении своих судейских полномочий они подчинены только Конституции и закону; никто не вправе давать им какие-либо указания, оказывать прямое или косвенное давление. Судья не обязан давать какие-либо официальные объяснения по существу рассмотренных или находящихся в пр-ве дел. Вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия влечет за собой различные виды ответственности вплоть до уголовной.

Дата добавления: 2019-02-22 ; просмотров: 538 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве

1. Вопрос № 21 Соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве

Соотношение общественных и личных интересов, отношение государства к личности выражаются в категориях публичности и диспозитивности.

Публичность — правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым.

Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства. В условиях диспозитивности личный интерес гражданина оказывается более ценным, чем конкурирующий государственный интерес.

В одних отраслях права ведущим принципом является публичность, в других — диспозитивность. Все уголовное право пронизано принципом публичности (государство в интересах общества определяет, какое поведение преступно и уголовно наказуемо). Преобладание публичности характерно и для уголовного процесса (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных). То же относится к материальному и процессуальному административному праву.

Принцип диспозитивности проявляет себя достаточно полно в гражданском и гражданско — процессуальном праве. Человек может воспользоваться или не воспользоваться возникшим у него субъективным правом по своему усмотрению. Он может обратиться в суд или в другой компетентный государственный орган за защитой нарушенного права либо воздержаться от такого обращения. Отказ от иска, признание иска, мировое соглашение сторон, по общему правилу, обязательны для суда и влекут прекращение производства по гражданскому делу.

В сфере уголовного процесса элементы диспозитивности усматриваются в том, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до удаления суда в совещательную комнату. Уголовные дела частно — публичного обвинения (ч. 1 ст. 131,) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Во всех этих случаях частный интерес потерпевшего признается более значимым, чем раскрытие преступления и наказание виновного.

22. Возвращение уголовного дела прокурору: проблемы и законодательные новеллы

В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, УПК РФ не предусматривает институт направления уголовного дела судом для дополнительного расследования (такое полномочие оставлено только прокурору в соответствии со ст. 221, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение нарушений закона, связанных: с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта; с нарушением прав обвиняемого на ознакомление с указанными документами и разъяснение ему прав; с необходимостью соединения уголовных дел и т.д.

2. Первым из оснований для возвращения дела прокурору является составление обвинительного заключения (акта) с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1). Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что речь идет об отступлении от требований именно к составлению этих документов, т.е. к их форме и содержанию, но не о процессуальных нарушениях, допущенных при проведении предварительного расследования в целом. Таким образом, если при производстве расследования до составления обвинительного заключения (акта) были допущены какие-либо нарушения процессуального или уголовного закона, не повлекшие за собой отступления от требований к составлению названных актов (ст. 220, 225), у суда не имеется оснований для возвращения дела прокурору. Так, например, если на предварительном расследовании было допущено нарушение правил предъявления обвинения, то оснований для возвращения дела прокурору не имеется. Допущенные нарушения закона, являющиеся основанием для такого решения, должны быть таковы, чтобы их можно было исправить путем пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта. Способ реагирования судьи на все прочие обнаруженные им нарушения должен быть иной — не возвращение дела прокурору, а самостоятельное восполнение (устранение) допущенных процессуальных нарушений, при условии если это возможно в условиях нахождения дела в суде. Частный случай такой процессуальной реституции указан в ч. 6 ст. 236: если при разрешении ходатайства обвиняемого о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела суд установит, что требования ч. 5 ст. 109 (речь в ней идет о необходимости предъявления материалов оконченного расследования обвиняемому, содержащемуся под стражей, или его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей) были нарушены, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей в ходе предварительного следствия истек, то суд изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяет ходатайство обвиняемого и устанавливает ему срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

3. Чтобы служить основаниями для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения (акта) должны исключать возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. При этом закон имеет в виду любое итоговое решение суда — им может быть как обвинительный, так и оправдательный приговор либо решение о прекращении дела. Представляется, что безусловно исключают вынесение этих решений, нарушения, которые не позволяют говорить о представлении в суд обвинения, могущего служить предметом судебного разбирательства, как то:

— в обвинительном заключении или акте отсутствуют достоверные сведения, позволяющие идентифицировать обвиняемого (например, точно не установлена личность обвиняемого, отказавшегося назвать себя на предварительном расследовании);

— не раскрыто существо обвинения или отсутствует юридическая формулировка обвинения, содержащая квалификацию деяния;

— отсутствуют данные о потерпевшем, если он имеется в данном деле; характере или размере вреда, причиненного преступлением, если он охватывается уголовно-правовой квалификацией преступления;

— в материалах дела не содержится сведений об уведомлении обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей об окончании предварительного следствия и направлении дела в суд (см. разъяснение СК ВС РФ) ;

— обвинительное заключение не подписано следователем.

Нарушение прочих требований к содержанию обвинительного заключения (акта) также могут служить основанием для возвращения дела прокурору, если будет признано, что их восполнение в условиях судебного заседания невозможно.

23. Процессуальный порядок избрания меры пресечения – заключение под стражу.

Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, которая заключается в принудительном лишении свободы путем помещения в следственный изолятор.

Помимо общих оснований, для избрания такой меры пресечения, как заключение под стражу, необходимы специальные основания:

— невозможность применения более мягкой, меры пресечения,

— обвинение или подозрение в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, либо до двух лет, но при наличии одного из следующих условий

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ,

2) его личность не установлена,

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения,

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда

Этапы избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения:

— Установление общих и специальных оснований для избрания меры пресечения

— Прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство, о чем выносится постановление.

— Рассмотрение судьей ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. Рассмотрение производится единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания

Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в определенных случаях, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector