0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

14 упк рф

Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к Ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное.

3. Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

А. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.

Б. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

В. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

Г. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

4. Первое правило заключается в том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении основного вопроса по уголовному делу — о виновности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «информации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это — всего лишь основание для версии.

5. Второе правило — о бремени доказывания — означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены в положение «докажи, что ты не преступник». Обвиняемый может активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т.е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это его право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом. Доказывать обвинение обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии это следователь, а в суде — государственный обвинитель.

6. Третье правило — о том, что все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, — закреплено непосредственно в Конституции РФ (часть третья статьи 49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нравственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд — путем оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства.

7. Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Гражданин, виновность которого не доказана, так же как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным. Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

8. Роль презумпции невиновности в общественной жизни всецело зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что лишний раз подтверждает ее глубокие социально-политические корни. В подлинно демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к человеческой личности как высшей социальной ценности. И наоборот, в государстве тоталитарном, функционирующем на основе правила «лес рубят — щепки летят», презумпция невиновности неизбежно отступает перед господством грубой силы и бесчеловечной целесообразности. История Российского государства наглядно иллюстрирует это положение. Политические репрессии миллионов наших сограждан в годы сталинизма, от чего оскудевшее людьми и духом общество не может оправиться до сих пор, — страшное доказательство того, что для государственной гильотины презумпция невиновности — пустой звук и помеха. С потеплением политического режима, усилением роли отдельной личности и ее прав презумпция невиновности неизбежно выдвигается на первый план как сложнейший и деликатнейший регулятор общественных отношений и индикатор здоровья гражданского общества.

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности (действующая редакция)

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д.; невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по т.н. нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них ком. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие, и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом ком. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (по нереабилитирующему основанию. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в т.ч. на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

Читать еще:  159 часть 2 уголовного кодекса

4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в части 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции.

5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй ком. статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности, на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического довода защиты.

6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу Джон Мюррей против Соединенного королевства, соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник.

В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу. Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например, по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине «такси», водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт.

Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

Так, по делу «Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции» подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным.

Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания.

Статья 14 УПК РФ

  1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
  2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
  3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
  4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
Читать еще:  182 упк рф комментарий

Комментарий к статье 14 УПК РФ

  1. Презумпция – это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Презюмировать – значит добросовестно, убежденно считать какое-то положение истинным, пока оно не опровергнуто. Отношения между людьми в цивилизованном обществе строятся на презумпции добропорядочности, которая означает, что, пока не доказано обратное, каждая личность предполагается отвечающей общечеловеческим эталонам морали, высоконравственной персоной, словом, порядочным человеком. В области отношений, урегулированных нормами права (иначе говоря, в области правоотношений), добропорядочность означает законопослушание, а в области отношений, которые охраняются уголовным законом, презумпция добропорядочности интерпретируется следующим образом: каждый, пока не доказано противное (обратное), предполагается никогда не нарушавшим уголовно-правовых запретов и не совершавшим данного преступления, иначе говоря, невиновным в нем. Это производное от презумпции добропорядочности положение получило название презумпции невиновности. Принцип презумпции невиновности является одним из демократических принципов уголовного процесса, на котором строится доказывание по уголовному делу, принятие судебных и следственных решений, словом, все производство по уголовному делу.
  2. Презумпция невиновности получила детальное отражение в статье 49 Конституции Российской Федерации: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.
  3. Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.
    1. А. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.
    2. Б. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.
    3. В. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.
    4. Г. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.
  1. Первое правило заключается в том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении основного вопроса по уголовному делу – о виновности – вообще не принимаются во внимание. Значение этой “информации к размышлению” в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод “больше некому” сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это – всего лишь основание для версии.
  2. Второе правило – о бремени доказывания – означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены в положение “докажи, что ты не преступник”. Обвиняемый может активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т.е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это его право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом. Доказывать обвинение обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии – это следователь, а в суде – государственный обвинитель.
  3. Третье правило – о том, что все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, – закреплено непосредственно в Конституции Российской Федерации (часть третья статьи 49). Это означает, что, если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нравственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд – путем оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства.
  4. Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Гражданин, виновность которого не доказана, так же, как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным. Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как и любой другой реабилитированный, он вправе рассчитывать на полное восстановление своего доброго имени, прежних прав во всех сферах, имеющих юридическую основу, а также воинского, специального и иного звания, которых был лишен в связи с привлечением к уголовной ответственности, на возвращение наград и вообще всего изъятого по уголовному делу и на возмещение имущественного и компенсацию морального ущерба. Правило о юридическом тождестве доказанной виновности и недоказанной виновности в совершении преступления – объективная закономерность общественных отношений, основанная на господствующей нравственной категории справедливости. Но его практическое воплощение зачастую драматично. Когда из зала судебного заседания выходит оправданный за недоказанностью и освобожденный из-под стражи обвинявшийся в тяжком и позорном преступлении, например в изнасиловании малолетней, а потерпевшая и ее окружение точно знают, что из-под ответственности ускользнул виновный, престиж правосудия, всей правоохранительной деятельности и в конечном счете государства в целом терпит невосполнимый урон, а потерпевшая и ее родные оказываются униженными дважды: один раз преступником, другой раз – государством. Более того, реабилитация подсудимого в подобных случаях ставит потерпевшую сторону в двусмысленное положение лица, подавшего необоснованное заявление, причем с обвинением в тяжком преступлении (лжедонос), а оправдание избежавшего законного возмездия виновного поощряет к новым преступлениям. Но осудить того, чья виновность не доказана, на основании одних лишь предположений и подозрений – не выход из подобных положений, подобная альтернатива чревата трагической ошибкой в виде наказания невиновного. Такую ошибку по своим последствиям принято сравнивать с общественным бедствием, разъедающим гражданское правосознание и подрывающим общественные опоры правопорядка. Следовательно, единственный выход заключается в том, чтобы вообще избегать судебных решений, основанных на выводе о недоказанности виновности, а такая возможность напрямую зависит только от способности органов расследования по каждому делу установить объективную истину и своей высококвалифицированной филигранной работой по собиранию доказательств обеспечить полный успех судебного разбирательства.
  5. Роль презумпции невиновности в общественной жизни всецело зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что лишний раз подтверждает ее глубокие социально-политические корни. В подлинно демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к человеческой личности как высшей социальной ценности. И наоборот, в государстве тоталитарном, функционирующем на основе правила “лес рубят – щепки летят”, презумпция невиновности неизбежно отступает перед господством грубой силы и бесчеловечной целесообразности. История Российского государства наглядно иллюстрирует это положение. Политические репрессии миллионов наших сограждан в годы сталинизма, от чего оскудевшее людьми и духом общество не может оправиться до сих пор, – страшное доказательство того, что для государственной гильотины презумпция невиновности – пустой звук и помеха. С потеплением политического режима, усилением роли отдельной личности и ее прав презумпция невиновности неизбежно выдвигается на первый план как сложнейший и деликатнейший регулятор общественных отношений и индикатор здоровья гражданского общества.

Если вам нужна помощь Адвоката

Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к статье 14 УПК РФ

1. Принцип презумпции невиновности сформулирован в соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ч. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. ; п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. , ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. ; ч. 2 ст. 6 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. .

Читать еще:  140 упк рф комментарий

———————————
РГ. 1995. 5 апр.
СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.
ВВС СССР. 1976. N 17. Ст. 291.
СЗ РФ. 1999. N 13. Ст. 1489.

2. Закрепленное в ч. 1 настоящего Кодекса положение означает, что обвиняемый имеет такой же правовой статус, как и любой другой гражданин, за изъятиями, предусмотренными настоящим Кодексом (временное отстранение от должности, ограничение передвижения или свободы, обязанность явиться на допрос или участвовать в других следственных действиях и т.п.).

Только после того, как законно сформированный суд вынесет обвинительный приговор и этот приговор вступит в законную силу, обвиняемый становится осужденным, его общественный статус меняется, он может быть назван преступником и подвергнут уголовному наказанию.

3. Права обвиняемого как участника уголовного процесса предусмотрены ст. 47 УПК (см. комментарий к ней).

4. О порядке вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу см. комментарий к ст. 390 УПК.

5. Уголовное преследование осуществляется в соответствии с главой 3, доказывание по уголовному делу — с главой 10 настоящего Кодекса (см. комментарий к указанным главам).

6. Запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность.

7. Доказывать виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности, и опровергать доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого, обязана сторона обвинения.

8. Доказывать свою невиновность — право обвиняемого, а не его обязанность (ч. 2 ст. 49 Конституции). Обвиняемый и подозреваемый могут представлять доказательства, давать любые показания либо полностью отказаться от дачи показаний или от ответов на отдельные вопросы. Отказ от показаний, дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для привлечения обвиняемого к ответственности и вынесения обвинительного приговора за эти действия.

9. Право на молчание является общепризнанной международно-правовой нормой (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Оно способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым с помощью принуждения или давления.

10. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств.

11. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 21 Конституции).

12. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и могут получить различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого. Правила о толковании сомнения в пользу обвиняемого относятся только к тем сомнениям, которые не могут быть устранены.

13. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (п. 1 ст. 51 Конституции РФ).

14. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

15. Принципу презумпции невиновности сопутствует право обвиняемого на защиту (ст. 48 Конституции, ст. ст. 49 — 53, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК и комментарий к ним).

16. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Другой комментарий к статье 14 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное.

2. Презумпция невиновности получила детальное отражение в статье 49 Конституции Российской Федерации: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

3. Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

А. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.

Б. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

В. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

Г. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

4. Первое правило заключается в том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении основного вопроса по уголовному делу — о виновности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «информации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это — всего лишь основание для версии.

5. Второе правило — о бремени доказывания — означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены в положение «докажи, что ты не преступник». Обвиняемый может активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т.е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это его право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом. Доказывать обвинение обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии это следователь, а в суде — государственный обвинитель.

6. Третье правило — о том, что все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, — закреплено непосредственно в Конституции РФ (часть третья статьи 49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нравственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд — путем оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства.

7. Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Гражданин, виновность которого не доказана, так же как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным. Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

8. Роль презумпции невиновности в общественной жизни всецело зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что лишний раз подтверждает ее глубокие социально-политические корни. В подлинно демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к человеческой личности как высшей социальной ценности. И наоборот, в государстве тоталитарном, функционирующем на основе правила «лес рубят — щепки летят», презумпция невиновности неизбежно отступает перед господством грубой силы и бесчеловечной целесообразности. История Российского государства наглядно иллюстрирует это положение. Политические репрессии миллионов наших сограждан в годы сталинизма, от чего оскудевшее людьми и духом общество не может оправиться до сих пор, — страшное доказательство того, что для государственной гильотины презумпция невиновности — пустой звук и помеха. С потеплением политического режима, усилением роли отдельной личности и ее прав презумпция невиновности неизбежно выдвигается на первый план как сложнейший и деликатнейший регулятор общественных отношений и индикатор здоровья гражданского общества.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector
×
×