0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассмотрение уголовного дела в отношении

Статья 321. Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании

1. Мировой судья рассматривает уголовное дело в общем порядке с изъятиями, предусмотренными настоящей статьей.

2. Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела.

3. Рассмотрение заявления по уголовному делу частного обвинения может быть соединено в одно производство с рассмотрением встречного заявления. Соединение заявлений допускается на основании постановления мирового судьи до начала судебного следствия. При соединении заявлений в одно производство лица, подавшие их, участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого. Для подготовки к защите в связи с поступлением встречного заявления и соединением производств по ходатайству лица, в отношении которого подано встречное заявление, уголовное дело может быть отложено на срок не более 3 суток. Допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого.

4. Обвинение в судебном заседании поддерживают:

1) государственный обвинитель — в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 настоящего Кодекса;

2) частный обвинитель — по уголовным делам частного обвинения.

5. Судебное следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения заявления частным обвинителем или его представителем. При одновременном рассмотрении по уголовному делу частного обвинения встречного заявления его доводы излагаются в том же порядке после изложения доводов основного заявления. Обвинитель вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения.

6. Если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки преступления, не предусмотренного частью второй статьи 20 настоящего Кодекса, то мировой судья выносит постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения, о чем уведомляет потерпевшего или его законного представителя.

Комментарий к Ст. 321 УПК РФ

1. Рассмотрение уголовного дела у мирового судьи должно быть начато в более короткий срок со дня поступления, нежели в федеральном суде первой инстанции (ср. часть вторую комментируемой статьи с частью третьей статьи 227 и частью первой статьи 233 УПК).

2. Другой особенностью рассмотрения уголовных дел, подсудных мировому судье, является то, что в таком деле могут быть объединены встречные производства, когда стороны взаимно обвиняют друг друга. Речь идет о делах частного обвинения. В таких делах частный обвинитель одновременно выступает и обвиняемым. Допрос таких лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, производится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого, включая правило, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

3. Третья особенность уголовного судопроизводства у мировых судей заключается в том, что обвинение в суде поддерживают: по делам публичного обвинения — должностное лицо органа прокуратуры, а по делам частного обвинения — частный обвинитель, т.е. потерпевший от преступления.

4. Четвертая особенность заключается в том, что по делам частного обвинения судебное следствие начинается с изложения не обвинительного заключения или обвинительного акта, а заявления, с которым выступает частный обвинитель, и что весь дальнейший уголовный процесс развивается на состязании главным образом двух частных лиц — частного обвинителя и обвиняемого. Государство в осуществлении функции уголовного преследования по таким делам участия не принимает.

5. Пятая особенность судебного разбирательства по делам частного обвинения выражается в том, что производство по уголовному делу в этой стадии подлежит прекращению, если частный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора заявил о своем примирении с подсудимым (часть вторая статьи 20 УПК РФ) либо если потерпевший без уважительных причин не явился в судебное заседание (часть третья статьи 249 УПК). В последнем случае уголовное дело прекращается со ссылкой на отсутствие состава преступления, что представляется юридической ошибкой. Но по сути своей данное правило несостоятельно: оно основано на постоянной путанице, которую законодатель допускает при размежевании в УПК реабилитирующих и нереабилитирующих оснований окончания уголовного судопроизводства. Отсутствие состава преступления — реабилитирующее основание, означающее констатацию невиновности подсудимого, влекущее постановление оправдательного приговора (пункт 3 части второй статьи 302 УПК) со всеми вытекающими отсюда восстановительно-компенсационными обязанностями государства по отношению к гражданину — жертве судебной или следственной (или судебно-следственной) ошибки (статьи 133 — 139 УПК). Прекращение производства по уголовному делу частного обвинения вследствие неявки потерпевшего в судебное заседание имеет совершенно иной смысл: частное обвинение остается вне судебного рассмотрения, вопрос о виновности (невиновности) не обсуждается.

6. Содержание части шестой комментируемой статьи может быть интерпретировано следующим образом: ни одно дело о преступлении, уголовное преследование за которое осуществляется в порядке частно-публичного или публичного обвинения, не может быть разрешено в процедуре, установленной для дел частного обвинения. Какими бы простыми ни казались фактические обстоятельства данного дела и на каком бы этапе судопроизводства ни было установлено, что оно не относится к делам частного обвинения, мировой судья не может продолжить его рассмотрение: он обязан прекратить уголовное преследование со ссылкой на комментируемую норму УПК и, руководствуясь правилами о подследственности (статья 151 УПК России), направить дело для досудебного производства в двух стадиях: возбуждение уголовного дела и предварительное расследование.

Особенности рассмотрения уголовных дел в отношении предпринимателей: разъяснения ВС РФ

В целях исключения возможности использования уголовного преследования для давления на бизнес в законодательстве предусмотрены дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности. В частности, определено, что ряд преступлений в сфере предпринимательства являются делами частно-публичного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя – например, мошенничество, а также присвоение или растрата (ч. 3 ст. 20 УПК РФ). Установлен особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по делам об экономических преступлениях: определены четкие сроки вынесения соответствующего постановления, а также возвращения изъятых предметов и документов (ст. 81.1 УПК РФ). Кроме того, в некоторых случаях возмещение предпринимателями причиненного ущерба является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 76.1 УК РФ).

По данным Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам, число осужденных за совершение преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности сократилось за пять лет в четыре раза: с 8000 человек в 2010 году до 2032 в 2015 году. Тем не менее это всего 0,2% от общего числа предпринимателей, дела в отношении которых были направлены в суды. За первое полугодие 2016 года было осуждено около 1000 человек, примерно четверть из которых освобождены судом от ответственности. Эти данные свидетельствуют о том, что практика необоснованного уголовного преследования предпринимателей все же сохраняется.

Особенности досудебного производства

Как отмечалось выше, уголовные дела о мошенничестве (ст. 159-159.3, ст. 159.5 УК РФ), присвоении или растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) возбуждаются только по заявлению потерпевшего, если эти деяния совершены ИП или юридическим лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. ВС РФ уточнил, что в случае, когда потерпевшим является коммерческая организация, такое заявление подается ее единоличным руководителем, руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления) или лицом, уполномоченным на представление интересов организации в уголовном судопроизводстве (п. 3 Постановления № 48).

Если же в совершении какого-либо из указанных преступлений обвиняется сам руководитель коммерческой организации, дело может быть возбуждено по заявлению органа управления, который, согласно уставу, назначает руководителя и прекращает его полномочия (к примеру, совета директоров). Данный орган может уполномочить иное лицо на обращение с заявлением о возбуждении дела в отношении руководителя.

При избрании меры пресечения судьям необходимо помнить, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении целого ряда преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, среди которых: незаконное предпринимательство, специальные составы мошенничества и др. (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда дело возбуждается в отношении лица, не имеющего постоянного места жительства в России, либо нарушившего ранее избранную меру пресечения, либо скрывшегося от органов предварительного следствия, а также когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Но даже при наличии любого из этих обстоятельств суды обязаны обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения в каждом конкретном деле, подчеркнул ВС РФ (абз. 2 п. 6 Постановления № 48).

Кроме того, Суд пояснил, что если перечисленные в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ преступления совершены ИП или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с лицами, которые не являются предпринимателями, то последние также не могут быть арестованы (п. 8 Постановления № 48).

Специальный состав мошенничества

Особое внимание ВС РФ обратил на мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Напомним, такой специальный состав был возвращен в УК РФ летом текущего года (существовавшая ранее ст. 159.4 УК РФ утратила силу с 11 июля 2015 года в связи с признанием ее неконституционной). Данное деяние заключается в преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшем причинение значительного ущерба – более 10 тыс. руб. Речь идет только о договорах, сторонами которых являются ИП и (или) коммерческие организации (примечание 4 к ст. 159 УК РФ).

По мнению Суда, преднамеренным является умышленное полное или частичное неисполнение обязательств в целях хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны. При этом обязательно должен быть доказан прямой умысел на совершение таких мошеннических действий (п. 9 Постановления № 48). «Жалобы, поступающие в аппарат бизнес-омбудсмена, показывают, что умысел на хищение доказывается не всегда, хотя именно его наличие позволяет отделить мошенничество от гражданского правонарушения, которое совершается по вине стороны обязательства, – отмечает руководитель Экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов. – Например, когда предприниматель в отсутствие у него необходимого объема денежных средств вынужден выбирать, с кем рассчитаться: с бюджетом, с работниками или с контрагентами, речь не идет об уголовном преступлении».

Читать еще:  Рассмотрение гражданского дела в особом порядке

О наличии прямого умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование при заключении договора фиктивных или поддельных документов, сокрытие информации о задолженности стороны и залоге имущества, а также распоряжение полученными по договору средствами в личных целях. Однако наличие какого-либо из указанных обстоятельств само по себе не может свидетельствовать об умысле на совершение преступления, суд должен оценивать совокупность всех доказательств, подчеркнул ВС РФ.

Освобождение от ответственности

В декабре 2011 года Уголовный кодекс был дополнен положением, предусматривающим специальное основание для освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших определенные экономические преступления (ст. 76.1 УК РФ). Таковыми признаются лица, не имеющие неснятой или непогашенной судимости по тем же статьям на момент решения судом вопроса о возможности такого освобождения (п. 11 Постановления № 48).

Условием освобождения от ответственности за неуплату налогов или сборов (ст. 198-199.1 УК РФ) является возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Это значит, что до назначения судебного заседания по соответствующему делу должны быть уплачены все недоимки, пени и штрафы (ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ).

Предприниматели отмечают, что на практике некоторые суды принимают в качестве подтверждающих факт возмещения причиненного ущерба только документы налоговых или иных уполномоченных органов о поступивших средствах. В связи с этим ВС РФ уточнил, что соответствующим подтверждением являются и документы, удостоверяющие факт перечисления денег в счет задолженности налогоплательщика, например платежное поручение или квитанция с отметкой банка (п. 12 Постановления № 48). Также Суд указал, что частичное возмещение ущерба, равно как и полное, но осуществленное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, не могут быть основанием для освобождения от ответственности, но признаются смягчающими наказание обстоятельствами.

О том, как соотносятся налоговая и уголовная ответственность, узнайте в «Энциклопедии решений. Налоги и взносы» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Освобождение от ответственности за совершение преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а именно: сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерное использование инсайдерской информации и др., возможно при соблюдении нескольких условий. В частности, при возмещении причиненного ущерба и внесении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы ущерба либо при перечислении в бюджет полученного в результате совершения преступления дохода и денежного возмещения, равного двукратному размеру этого дохода. ВС РФ отметил, что размер ущерба определяется на основании договоров, первичных учетных документов, выписок по расчетным счетам и т. д., в том числе путем проведения судебной экспертизы. При определении величины денежного возмещения доходом признаются не только денежные средства в любой форме (наличные, безналичные, электронные деньги), но и имущество, имущественные права, ценные бумаги и др. (п. 15 Постановления № 48). Суд подчеркнул, что освобождение от ответственности за совершение этих преступлений возможно при возмещении ущерба и перечислении всех необходимых денежных средств в бюджет вплоть до удаления суда в совещательную комнату (абз. 2 п. 14 Постановления № 48).

Очень важен вывод ВС РФ о том, что ст. 76.1 УК РФ является определенной дополнительной гарантией для предпринимателей и не исключает возможности их освобождения от ответственности по другим основаниям. Суд указал: если лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, не выполнило все требования указанной статьи, оно не лишено права ходатайствовать об освобождении от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) или назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). Суд может удовлетворить соответствующее ходатайство предпринимателя при выполнении им предусмотренных данными статьями условий (п. 16 Постановления № 48).

Надо отметить, что раньше Суд придерживался другого мнения, полагая, что единственным основанием для освобождения лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, является выполнение всех закрепленных в ст. 76.1 УК РФ требований (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»; далее – Постановление № 19).

Однако подробный анализ уголовно-правового законодательства показал, что ст. 76.1 УК РФ была введена в качестве дополнительной гарантии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности. При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений для освобождения указанных лиц от ответственности по другим основаниям, установленными до вступления в силу этой нормы, отметил заместитель Председателя ВС РФ, председатель Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам Владимир Давыдов, представлявший проект нового постановления на заседаниях Пленума ВС РФ. «Основания освобождения от ответственности как между собой, так и по отношению к ст. 76.1 УК РФ не могут соотноситься как общие и специальные нормы, хотя бы в силу того, что положения ст. 75, ст. 76, ст. 76.2 УК РФ распространяются исключительно на преступления небольшой и средней тяжести, а 76.1 УК РФ – еще и на тяжкие преступления. Кроме того, если в первом случае освобождение от ответственности составляет дискрецию правоприменителя, то в последнем лицо обязательно должно быть освобождено от ответственности, если выполнены все необходимые условия», – подчеркнул заместитель ВС РФ.

В связи с этим п. 16 был исключен из Постановления № 19 (п. 21 Постановления № 48).

Статья 321 УПК РФ. Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании

1. Мировой судья рассматривает уголовное дело в общем порядке с изъятиями, предусмотренными настоящей статьей.

2. Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела.

3. Рассмотрение заявления по уголовному делу частного обвинения может быть соединено в одно производство с рассмотрением встречного заявления. Соединение заявлений допускается на основании постановления мирового судьи до начала судебного следствия. При соединении заявлений в одно производство лица, подавшие их, участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого. Для подготовки к защите в связи с поступлением встречного заявления и соединением производств по ходатайству лица, в отношении которого подано встречное заявление, уголовное дело может быть отложено на срок не более 3 суток. Допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого.

4. Обвинение в судебном заседании поддерживают:

1) государственный обвинитель — в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 настоящего Кодекса;

2) частный обвинитель — по уголовным делам частного обвинения.

5. Судебное следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения заявления частным обвинителем или его представителем. При одновременном рассмотрении по уголовному делу частного обвинения встречного заявления его доводы излагаются в том же порядке после изложения доводов основного заявления. Обвинитель вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения.

6. Если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки преступления, не предусмотренного частью второй статьи 20 настоящего Кодекса, то мировой судья выносит постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения, о чем уведомляет потерпевшего или его законного представителя.

Комментарии к ст. 321 УПК РФ

1. Установленный коммент. ст. срок предусмотрен не только для случаев обращения непосредственно в суд с заявлением по делам частного обвинения. Он должен соблюдаться и тогда, когда мировому судье поступило подсудное ему уголовного дело (не только частного, но и публичного обвинения), а не одно лишь заявление.

2. Заявление считается поступившем в суд, когда оно подписано лицом, его подавшим, и подано (поступило по почте) в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается дело частного обвинения. Соответственно момент поступления заявления в суд наступает несколько раньше, чем мировой судья получает само заявление, и тем более раньше, чем заявление мировым судьей будет принято к своему производству.

3. Судебное разбирательство по подсудным мировому судье уголовным делам публичного обвинения, так же как и по делам частного обвинения, должно быть начато не позднее 14 суток с момента поступления в канцелярию суда уголовного дела или заявления.

4. Судам следует в каждом случае разъяснять потерпевшим, что в соответствии с законом (ч. 2 ст. 20 УПК) примирение исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за те же действия лица, в отношении которого поступило заявление.

5. При поступлении в суд наряду с заявлением пострадавшего встречного заявления лица, на которое подана жалоба, мировой судья должен учитывать, что он вправе объединить их в одном производстве и рассмотреть встречное заявление в том же порядке, как и пострадавшего, лишь тогда, когда заявление пострадавшего и встречное заявление касаются одних и тех же лиц, одного противоправного деяния или хотя и разных деяний, но взаимосвязанных между собой.

Читать еще:  Прокуратура возбуждает уголовные дела

6. Поскольку при соединении встречного заявления в одном производстве с заявлением пострадавшего оба лица выступают в одном и том же процессе не только в качестве частных обвинителей (потерпевших), но и подсудимых, суду следует обеспечивать соблюдение всех процессуальных прав, предоставленных законом каждому из них как частному обвинителю (потерпевшему) и как подсудимому .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Там же. С. 266; и др.

7. Если встречное заявление поступает в ходе судебного разбирательства, то при положительном решении вопроса о его совместном рассмотрении суд должен соединить первоначальное и встречное заявлением. Для обеспечения права на защиту лица, в отношении которого было подано встречное заявление, необходимо отложить судебное разбирательство и в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 219 УПК вручить новому подсудимому копию встречного заявления не менее чем за 7 суток (ч. 2 ст. 233 УПК) до начала судебного разбирательства, а также провести другие подготовительные действия, если они необходимы.

8. Факт примирения пострадавшего с лицом, на которого подано заявление, должен найти свое отражение в материалах уголовного дела в виде письменных заявлений, подписанных сторонами. Неявка потерпевшего по повесткам в суд и непроявление интереса к своему заявлению, даже при одновременном утверждении обвиняемым об их примирении, не могут служить основанием принятия решения о прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 20 УПК .

По аналогии с положениями, изложенными в Постановлении Президиума Вологодского областного суда от 1 августа 1994 г. См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 5.

9. Судебное следствие по делам частного обвинения начинается с изложения заявления частным обвинителем, его законным представителем или представителем. Исходя из положений коммент. ст., данное правило распространяется и на случаи, когда в суд поступило уголовное дело с обвинительным актом.

10. В целях обеспечения наиболее полного предупредительного воздействия судебных процессов по уголовным делам с обвинительным актом судам следует более широко практиковать рассмотрение таких дел в выездных заседаниях. Необходимо также оперативно реагировать на выявленные по этим делам обстоятельства, способствовавшие совершению правонарушений.

11. См. также комментарий к ст. ст. 20, 128, 246, 249, 292, 295, 320 УПК.

Суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении адвоката Лидии Голодович по существу

16 октября во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга прошло судебное заседание по делу адвоката АП Ленинградской области Лидии Голодович, обвиняемой в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Защиту по уголовному делу осуществляют вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов, адвокат АП Санкт-Петербурга Лилия Юрцева и адвокат КА «Первая адвокатская контора» Виктор Вахрушев.

Как ранее писала «АГ», в середине июля 2018 г. адвоката задержали в здании Невского районного суда г. Санкт-Петербурга после того, как она попыталась добиться пропуска на заседание свидетеля по гражданскому делу, в котором представляла одну из сторон. Судебные приставы, руководствуясь Правилами поведения граждан в здании суда, отказались пропустить молодого человека, поскольку он был в укороченных брюках, которые они сочли шортами. Чтобы получить разрешение на пропуск свидетеля, Лидия Голодович направилась в приемную председателя суда, где секретарь нажала тревожную кнопку. В итоге адвоката вывели в наручниках и доставили в отдел полиции.

Позже адвокат направила в ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу два заявления о преступлении, в которых просила привлечь к уголовной ответственности судебного пристава Э. Рахманова и прапорщика Росгвардии Д. Хлопонина, задержавшего ее. Однако вместо этого уголовное дело по двум признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, было возбуждено в отношении самой Лидии Голодович.

11 сентября 2018 г. президент ФПА Юрий Пилипенко направил письмо заместителю министра юстиции Денису Новаку с описанием ситуации и просьбой поручить провести проверку законности действий сотрудников правоохранительных органов.

В ответе ведомство сообщило о направлении писем в Федеральную службу войск национальной гвардии и Федеральную службу судебных приставов с просьбой принять меры в случае установления нарушений требований законодательства. Тогда Росгвардия выявила признаки превышения должностных полномочий Хлопониным и направила материалы проверки в ГСУ по г. Санкт-Петербургу СК России для принятия процессуального решения. Последний не усмотрел никаких нарушений со стороны Хлопонина. В феврале 2019 г. Лидии Голодович было предъявлено обвинение.

В июне 2019 г. защита адвоката добилась изменения подсудности уголовного дела. Тогда Санкт-Петербургский городской суд согласился, что рассмотрение дела в том же суде, события в котором стали причиной уголовного преследования, не может быть объективным и беспристрастным, и направил его для рассмотрения по существу во Фрунзенский районный суд города.

Заявление отвода судье и ходатайство о возвращении дела прокурору

16 октября перед началом судебного заседания Лидией Голодович был заявлен отвод председательствующему судье Юлии Марцинкевич. Так, адвокат отметила, что постановлением от 2 октября судья отказала в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, проигнорировав или исказив суть доводов о допущенных при расследовании уголовного дела нарушениях требований уголовно-процессуального закона. Кроме того, она отметила, что обвинительное заключение было вручено ей и ее защитникам только на стадии предварительного слушания.

В связи с этим адвокат почитала, что судья «лично, прямо или косвенно заинтересована в исходе данного уголовного дела», а беспристрастность и объективность суда вызывают сомнения.

Юлия Марцинкевич отказала в удовлетворении заявления, отметив, что подсудимой и защитниками не приведено обстоятельств, дающих основания полагать, что она лично, прямо или косвенно заинтересована в исходе данного дела.

По мнению судьи, постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания мотивированно, вручение прокурором копии обвинительного заключения обвиняемой и защитникам на стадии предварительного слушания само по себе не нарушает право на защиту и презумпцию невиновности, вытекает из указанных принципов и не может рассматриваться как принятие на себя судом функции обвинения.

После этого Лидия Голодович снова ходатайствовала о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК с указанием дополнительных оснований для этого. Она отметила, что, несмотря на установленный порядок уголовного судопроизводства, прокурор утвердил обвинительное заключение 20 марта, хотя должен был сделать это еще 11 марта. При этом он не продлевал срок в соответствии с ч. 1.1 ст. 221 УПК, что равнозначно неутверждению обвинительного заключения.

Также Лидия Голодович указала, что 13 февраля следователь Екатерина Бедрина не была готова к выполнению требований ст. 217 УПК. Так, в этот день она вынесла постановление о невозможности предъявления вещественных доказательств обвиняемой и ее защитнику Виктору Вахрушеву ввиду нахождения вещественных доказательств в СО по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу и в связи с выполнением требований ст. 217 УПК 13 февраля в ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу.

Согласно данному постановлению диск с видеозаписями камер видеонаблюдения Невского районного суда г. Санкт-Петербурга, диск с аудиозаписями обращений Лидии Голодович в дежурную часть ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, флеш-карты с аудиозаписями, сделанными в момент задержания адвоката, признанными вещественными доказательствами, в материалах уголовного дела на 13 февраля отсутствовали, несмотря на то что в обвинительном заключении они отмечены как хранящиеся при уголовном деле. По мнению обвиняемой, непредъявление вещественного доказательства является очевидным нарушением права на защиту.

Лидия Голодович отметила, что 6 февраля в ходе предварительного следствия она представила руководителю СО по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу заявление об отводе Екатерины Бедриной. Указанное заявление в материалах уголовного дела отсутствует, в установленном уголовно-процессуальном порядке на стадии предварительного следствия рассмотрено не было. Обвиняемая указала, что следователь в полном объеме произвела предварительное расследование, выполнила требования ст. 217 УПК и подписала обвинительное заключение.

Также Лидия Голодович отметила, что при постоянных нарушениях Екатериной Бедриной права на ее защиту ознакомление с материалами дела могло быть осуществлено исключительно совместно с ее адвокатами, о чем следователь была поставлена в известность. Однако в нарушение требований ст. 215 УПК следователь своевременно не уведомила сторону защиты об окончании следственных действий. В связи с этим 13 февраля Лидия Голодович под угрозой фиксации неявки для ознакомления с материалами уголовного дела была вынуждена начать делать это без защитника, который прибыл лишь два часа спустя. «Таким образом, несмотря на имеющиеся ходатайства о совместном с адвокатами ознакомлении с делом, как и в отсутствие ходатайства о раздельном ознакомлении, оно производилось раздельно», – указала обвиняемая.

Подсудимая заявила, что следователь Бедрина сфальсифицировала допросы потерпевших и свидетелей путем изложения событий от их имени в собственной интерпретации и с изменением значимых для дела обстоятельств. Как позже пояснила адвокат Лилия Юрцева, в протоколах допросов отсутствует информация о том, что председатель суда присутствовал при задержании обвиняемой.

Обвиняемая указала, что, согласно аудиозаписи, большую часть времени в приемной с ним шел разговор о неправомерности действий секретаря О. Батулиной по заведомо ложному вызову службы судебных приставов, неадекватных действиях судебного пристава Э. Рахманова по этому вызову (по пресечению нарушения в виде нежелания адвоката выйти из приемной). Также активно обсуждалось понятие нарушения общественного порядка и правил поведения граждан в суде.

Кроме того, Лидия Голодович отметила, что 20 марта она была на приеме у заместителя прокурора Невского района г. Санкт-Петербурга Вероники Талалай, которая не вручила утвержденное в этот же день обвинительное заключение. Обвиняемая указала, что в последующем ею предпринимались многочисленные попытки попасть на прием к ней в надежде на то, что зампрокурора учтет доводы жалоб и примет решение о возвращении уголовного дела следователю.

Также адвокат отметила, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ч. 1 ст. 220 УПК, поскольку в нем не указаны все обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе признаки объективной и субъективной сторон преступления. Так, оно не содержит ссылки на обстоятельства, в связи с которыми сначала Э. Рахманов, а затем сотрудник Росгвардии Д. Хлопонин прибыли в приемную председателя суда. Не имеется и утверждений о том, какие именно требования они предъявили и в связи с какими обстоятельствами.

Читать еще:  Расследование уголовного дела

Лидия Голодович добавила, что совершенные ею в разное время действия, якобы направленные на причинение насилия в отношении пристава и росгвардейца, вменены в обвинительном заключении как совершенные в одно и то же время – 10 июля 2018 г. в период с 10 ч. до 11 ч. 40 мин., что не соответствует материалам дела и фактическим обстоятельствам.

Таким образом, Лидия Голодович попросила возвратить уголовное дело прокурору для принятия мер по устранению препятствий его рассмотрения судом.

Исследовав материалы дела, судья объявила перерыв до 19 ноября. В следующем судебном заседании прокурор представит возражения против удовлетворения ходатайства.

Защитники оценили ситуацию

В комментарии «АГ» Денис Лактионов отметил, что всего произошедшего можно было бы избежать, если бы председатель Невского районного суда летом 2018 г. пригласил бы Лидию Голодович к себе в кабинет либо сказал, что не примет ее.

Кроме того, он указал, что в России, в отличие от ряда зарубежных стран, в том числе и постсоветских, отсутствует ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности. «Ввели же административную ответственность за несвоевременное предоставление адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами. Если бы у нас была ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, сотрудники правоохранительных органов, прежде чем надевать на Лидию Голодович наручники, дважды подумали бы», – резюмировал он.

Лилия Юрцева отметила, что очевидец произошедшей ситуации – председатель Невского районного суда г. Санкт-Петербурга – до сих пор не был допрошен, несмотря на то что ходатайства об этом заявлялись неоднократно. Она добавила, что сторона защиты намерена ходатайствовать о его допросе во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга.

Лилия Юрцева указала, что Д. Хлопонин по данному делу признан потерпевшим, в то время как Росгвардия установила, что в его действиях выявлены признаки превышения должностных полномочий. «При этом СО по Невскому району ГСУ СК России по Санкт-Петербургу не усмотрел никаких нарушений с его стороны. Все это вызывает вопросы», – заключила адвокат.

Виктор Вахрушев отметил, что позиция якобы потерпевшего Э. Рахманова всегда состояла в том, что Лидия Голодович применила насилие в ответ на его законные требования. «Вместе с тем показания Рахманова неоднократно менялись и дополнялись с целью избежать уголовного преследования. Показания подстраивались под версию обвинения в зависимости от предъявляемых стороной защиты доказательств, свидетельствующих о том, что именно в отношении Голодович были совершены противоправные действия. Так, не вдаваясь в анализ материалов уловного дела, можно отметить, что показания Рахманова носили непоследовательный и противоречивый характер относительно событий и действий, предшествовавших применению с его стороны физической силы, а также механизма образования повреждений у самого Рахманова», – указал Виктор Вахрушев.

Общий порядок рассмотрения уголовного дела

Общий порядок рассмотрения уголовного дела в суде предполагает полное и непосредственное исследование собранных по делу доказательств в ходе проведения судебного следствия. В этом случае в зависимости от выбранной позиции представляются доказательства защиты и опровергаются доказательства обвинения. Само понятие общего порядка уже говорит о том, что рассмотрение дела будет происходить в полном объеме без сокращенной процедуры, которая предусмотрена особым порядком.

Начало судебного процесса

Начало судебного процесса по уголовному делу происходит следующим образом:

  1. судья объявляет, какое дело подлежит рассмотрению, то есть называется ФИО подсудимого и статьи УК РФ, по которым предъявлено обвинение;
  2. секретарь судебного заседания докладывает о том, кто явился в суд и каковы причины неявки других лиц;
  3. если подсудимый не владеет русским языком, то судья разъясняет переводчику его права;
  4. свидетели, которые явились в суд, удаляются из зала, чтобы в последующем их допрашивать по очереди;
  5. устанавливается личность подсудимого и дата вручения ему копии обвинительного заключения;
  6. объявляется, каким судьей рассматривается дело, кто является участниками суда, то есть секретарем судебного заседания, прокурором, защитником, потерпевшим, экспертом и т.д.;
  7. разъясняется право отвода судье или участникам процесса;
  8. подсудимому и другим участникам процесса (кроме прокурора, защитника, секретаря судебного заседания) разъясняются их права;
  9. судья выясняет, есть ли ходатайства у сторон обвинения и защиты;
  10. разрешается вопрос о возможности начать рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц.

Начальная стадия уголовного разбирательства имеет важное значение для защиты, поскольку здесь закладывается основа для дальнейшего судебного разбирательства. Поэтому уже на этой стадии должна быть четкая концепция, позволяющая в дальнейшем реализовать свою тактику защиты на судебном следствии. Еще до судебного заседания нужно обсудить с подзащитным порядок представления доказательств, возможные отводы, ходатайства, порядок допроса свидетелей и т.д.

Порядок судебного следствия

Порядок судебного следствия может меняться в зависимости от ходатайства сторон, но в основном состоит в следующем:

  1. прокурор излагает сущность обвинения;
  2. выясняется, понятно ли обвинение подсудимому, признает ли он себя виновным и желает ли он или защитник выразить свое отношение к обвинению;
  3. определяется очередность представления доказательств сторонами обвинения и защиты, но первым представляет доказательства прокурор;
  4. допрашивается подсудимый с его согласия, так как он имеет право давать показания в любой момент суда. Допрос подсудимого осуществляет защитник и только потом ему могут задавать вопросы другие участники процесса. Последним вопросы задает судья;
  5. потерпевшего, свидетелей, экспертов, специалистов первым допрашивает прокурор, если они были заявлены с его стороны;
  6. дальше доказательства представляет сторона защиты в заявленном ею порядке;
  7. по ходатайству сторон назначается судебная экспертиза, проводится осмотр места происшествия, опознание, освидетельствование и т.д.;
  8. оглашаются материалы дела, которые были собраны на следствии, как со стороны обвинения, так и защиты, а также приобщаются новые документы;
  9. если у сторон обвинения и защиты больше нет ходатайств о дополнении судебного следствия, то судья объявляет о его окончании.

Судебное следствие позволяет непосредственно исследовать собранные на предварительном следствии доказательства и представить свои, еще неизвестные стороне обвинения. Так, например, показания свидетелей при допросе у следователя могут существенно отличаться от тех, которые будут даны в суде. Те обстоятельства, которые не выяснил следователь, могут быть выяснены в процессе. Кроме того, свидетелю могут быть представлены документы, которые опровергают его показания, и эти разногласия он обязан разъяснить.

Напротив, стороной защиты могут быть вызваны свидетели, которые не допрашивались на следствии, но показания которых имеют важное значение.

На этой стадии судебного разбирательства имеется возможность повторно заявить ходатайства, в которых было необоснованно отказано на следствии, в том числе об исключении доказательств, а также собраны все материалы, доказывающие невинность подсудимого. Их анализ в дальнейшем и будет положен в основу судебных прений, где подводится итог требований защиты.

Прения и реплики сторон

Первым в прениях выступает прокурор. Он поддерживает обвинение, приводит доказательства, дает их анализ, квалифицирует действия подсудимого и выражает мнение о наказании. Потерпевший также вправе выступить в прениях после речи прокурора. Последними выступают подсудимый и его защитник. Подсудимый может отказаться от выступления, указав, что речь в его защиту произнесет его адвокат.

После выступления участников процесса в прениях они имеют право на одну реплику. Последними реплики произносят также подсудимый и защитник.

В своей практике выступлений в прениях, особенно касающихся сложных уголовных дел, содержащих большой объем доказательств или количество эпизодов, я всегда готовлю речь в письменном виде. В ней я подробно излагаю точку зрения защиты, касающуюся квалификации преступления, представляю анализ доказательств, а также стараюсь опровергнуть доводы, представленные стороной обвинения.

Более того, свою письменную речь я прошу приобщить к материалам уголовного дела. Это нужно, чтобы при принятии решения в совещательной комнате, суд видел доводы защиты в письменном структурированном виде, чтобы каждому из них была дана надлежащая оценка. Кроме того, не всегда в протоколе судебного заседания отражается речь защитника дословно и поэтому дальше будет трудно доказать, что тот или иной довод был изложен суду.

Правом реплики я пользуюсь только в том случае, если ею воспользовалась сторона обвинения. Если этого не произошло, то не вижу смысла фактически дополнять свое выступление, если его не опровергли в реплике.

Последнее слово подсудимого

Последнее слово всегда остается за подсудимым. При этом во время произнесения последнего слова никто из участников процесса не может задавать подсудимому вопросы. Продолжительность последнего слова не может быть ограничена судом, кроме случаев, когда подсудимый говорит о том, что не относится к делу. Но, как правило, суд никогда не перебивает подсудимого в его последнем слове.

Обычно в последнем слове повторяются доводы, изложенные в прениях. Я бы не рекомендовал повторяться. Считаю, что последнее слово должно быть умеренно эмоциональным и по существу. В нем следует сделать упор на чисто человеческие понятия, например, на несправедливость озвученного прокурором наказания или недоказанность обвинения, на наличие смягчающих вину обстоятельств, а в случае признания вины – раскаяние в содеянном.

Возобновление судебного следствия

Если в процессе прений, а также последнего слова подсудимого суд узнает о новых фактах или доказательствах, которые имеют значение для дела, суд может возобновить судебное следствие и проверить эти данные. После этого прения, реплики и последнее слово произносятся заново.

Возобновление судебного следствия не такое и редкое явление. Особенно это происходит после выступления в прениях стороны защиты, где ставятся под сомнения представленные доказательства обвинения. Противоречия в доказательствах, которые суд не может разрешить в приговоре, он вынужден проверять на возобновленном судебном следствии.

Оглашение судебного решения

После последнего слова подсудимого суд удаляется в совещательную комнату, по возвращении из которой зачитывает принятое решение.

Решение должно быть оглашено полностью. Суд выясняет, понятно ли оно подсудимому. С этого момента для защиты начинается десятидневный срок обжалования.

Считаю, что именно судебное разбирательство предоставляет большие возможности для качественной защиты подсудимого, конечно, если ей предшествовала тщательная работа на предварительном следствии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector