0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Значение цели преступления

Понятие целей преступления

В психологической и юридической литературе принято сводить цель к тому, что конкретное лицо стремится достичь своим поступком. Будучи по существу верным, это определение все же нуждается в некотором уточнении. Фактические последствия часто шире цели, ибо достижение цели субъект видит, как правило, в реализации одного из возможных вариантов поведения. Поэтому цель заключается в представлении о направленности действия, о его конкретном желаемом результате. Цель побуждает человека к активности, является идеальным основанием поведения индивида именно потому, что она суть представление о желаемом результате поступка. Необходимо отметить, что понятия цели и результата не всегда четко различаются. Цель — это идеальный образ, представление о желаемом результате, а результат есть фактически наступившее последствие. Но цель, будучи психическим явлением, связана с представлением о различного рода результатах, как внешних по отношению к внутреннему миру человека объективных материальных явлениях, так и субъективных психических явлениях эмоционального характера (например, с переживанием удовольствия Запорожец А.В. Психология действия. — М., 2000. — С. 64.). От того, ставится целью приобретение материальных ценностей или получение эмоционального удовлетворения, ее психологическое содержание и формы не меняются. Цель всегда желанна, а ее достижение вызывает восстановление ранее утраченного психического равновесия, устранение психического напряжения, беспокойства, обусловленных возникшей потребностью.

В статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, торговля несовершеннолетними признается тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. «ж» ч. 2 ст. 152 УК). Указания на мотивы и цели преступления содержатся и в Общей части УК. В этих случаях они имеют определенное уголовно-правовое значение. Например, цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений указана в ч. 4 ст. 35 УК при определении признаков преступного сообщества (преступной организации). В статье же Особенной части предусмотрена ответственность за организацию преступного сообщества (ст. 210 УК). При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков преступного сообщества необходимо обращаться к ч. 4 ст. 35 УК. Одним из признаков обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет определенную цель — достижение общественно полезной цели (ст. 41 УК). Являясь факультативными признаками субъективной стороны, мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п. «д» ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершения преступления (п. «е» ст. 63). Устанавливая возможность при исключительных обстоятельствах назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное им преступление, законодатель в первую очередь говорит о необходимости учета цели и мотивов преступления (ст. 64 УК).

Следует отметить, что в русском языке слово «цель» в переносном смысле трактуется как «то, к чему стремятся, что хотят осуществить» Даль В.И. Большой толковый словарь русского языка. — М., 2010. — С. 724.. В философском аспекте цель является элементом поведения и сознательной деятельности человека, который предвосхищает результат деятельности и средства его достижения. К сожалению, в юридической криминалистической науке нет специальных монографических исследований, посвященных целям преступлений. Данная проблема рассматривается лишь попутно при изучении других уголовноправовых понятий и институтов, например мотивов преступной деятельности, вины, ориентации и установок личности.

Как психологическая категория цель наиболее тесно связана с мотивом. В то же время мотив и цель — не тождественные понятия. Они характеризуют различные стороны преступного процесса. Мотив отвечает на вопрос «почему человек совершает то или иное действие?», цель же — «для чего оно совершается?». Цель определяет направленность действия, она характеризует больше деяние, нежели личность. По мнению Ф. Г. Гилязева, цель выполняет стратегическую функцию применительно к совершаемому действию Гилязев Ф.Г. Проблемы субъективной стороны преступления. Социально-психологические и уголовно-правовые черты. — Уфа, 1990. — С. 61..

Поставленная индивидом цель не только направляет деятельность, но часто выступает источником ее устремленности и активности. В этих случаях цель может служить в качестве побуждающего фактора, она как бы сливается с мотивом, выполняет его функции. Однако в подобных ситуациях она не заменяет мотива, а только усиливает его, делает более динамичным. И если мотив, намерение побуждает к действию, то цель определяет вариантность действий, с помощью которых можно удовлетворить возникшее побуждение. В плане же обратной связи, избирая из нескольких вариантов поведения один, представляющий общественную опасность и противоправность, субъект может ставить перед собой самые различные цели и по-разному их осознавать. С учетом того, что цель направляет действие лица в условиях социальной действительности и ориентирует его на конкретные общественные отношения, она сама получает ту или иную социальную окраску, значимость и оценку. Поэтому-то цель изучают, исследуют не только психологи при рассмотрении психического механизма зарождения и осуществления деятельности, но и юристы, которых интересуют социальный аспект этого механизма и самой деятельности, их оценка личностью, совершившей общественно опасное деяние.

Цель не только направляет деятельность, но и предопределяет систему средств, способов, с помощью которых осуществляемая деятельность должна привести к желаемому результату. Правильно отмечено, что цель как закон определяет способ и характер действий человека. Цель, определяя этапы деятельности, выступает как системообразующее начало. Она может приводить действия человека в некую систему, предполагающую последовательность каких- то операций (действий, поступков). Это исключительно важное обстоятельство принимается во внимание уголовным правом, например при отграничении единых сложных преступлений от множественных преступлений.

Цель может быть благая — улучшить материальное положение своей семьи. А вот достичь ее можно по-разному: честно заработать, украсть, совершить бандитское нападение и т.п. При совершении преступления возможно также и стремление к достижению целей, не имеющих преступного характера. Например, К., П., Г., и З. осуждены за хищение государственных денежных средств в крупном размере по предварительному сговору группой лиц. Как видно из материалов следствия К., П., Г., и З. были вынуждены совершить преступные действия с целью получения материалов для строительства жилья для работников совхоза, который остро нуждался в металлических трубах для монтажа водо- и теплоцентрали, однако получить их в плановом порядке совхоз не мог. В данном примере в цели хищения нет корысти, так как средства были истрачены для приобретения материалов, для улучшения жилищных и производственных условий рабочих совхоза, следовательно, данная цель не имеет преступного характера Скляров С.В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., 2007. — С. 118.. В подобных условиях общественно опасными являются не сами цели, а избранные лицом пути их достижения.

Мотив и цель преступления. Значение мотива и цели для квалификации преступления

Как уже отмечалось выше в составляющие субъективной стороны входят такие понятия как вина, мотив и цель преступления. Вина при этом является обязательным признаком как преступления в целом, так и состава преступления, а мотив и цель — факультативным признаком, то есть их значение определяется тем, вводятся они в уголовный закон в качестве обязательных признаков или нет.

Мотив (от лат. moveo — двигаю) — побуждение, побудительная причина преступного поведения. Преступление (в психологическом плане) есть частный вид деятельности человека. Поэтому уголовно-правовое понятие мотива преступления должно опираться на определение мотива, даваемое в общей психологии. В психологической же науке под мотивом понимаются факторы активности личности, движущая сила, лежащая в основе поведения человека. Единодушно считая мотив исходной побудительной причиной, психологи, однако, расходятся во мнении о том, какие конкретно факторы следует считать двигателями воли человека, а следовательно, и мотивами. Одни считают, что в качестве мотива выступает единственный фактор -потребности человека, представляющие собой ту нужду, которую в чем-либо испытывает человек в определенной ситуации, и субъективно переживаемые в виде влечений и желаний. Другие же, признавая потребности главным фактором поведения человека, не отрицая существования и других побуждений [9, с.229]. Последняя точка зрения вполне отвечает особенностям психологического содержания преступления. В одних случаях мотивы пробуждают в человеке ту или иную потребность как стимул к действию, в других — заглушают эту внутреннюю потребность, вызывая преступное поведение посредством иных факторов. В принципе мотивы преступлений в этом отношении можно свести к трем их психологическим разновидностям: потребностям, эмоциям (чувствам) и интересу.

Такой мотив, как потребность, отчетливо выступает в половых преступлениях (например изнасилование) Мотив в качестве эмоций (чувств) характерен для многих преступлений против личности (например, убийств из ревности или мести). Интерес нередко выступает мотивом преступлений, совершаемых несовершеннолетними, например, в кражах мотивом может выступать стремление подростка к коллекционированию (марок, монет), к занятию техникой и т. д.

Таким образом, мотив преступления — это порожденное системой потребностей осознанное и оцененное побуждение, являющееся идеальным основанием и оправданием общественно опасного деяния.

Мотив всегда является идеальным основанием совершенного преступления, так как обусловливает целенаправленную деятельность субъекта. По мнению В.Н. Мясищева, мотив имеет двоякий смысл: а) выступает побудительной движущей силой поведения или переживания и б) основания поступка, решения, мнения. Мотивированные действия, в том числе и преступления, имеют в своей основе и движущую силу побуждения, и основание действия, а так называемые немотивированные действия, (например, импульсивные) — только побуждение, основание же действия здесь отсутствует, не осознается субъектом [8, с.69].

Необходимо различать мотив как внутреннее, изначальное оправдание совершения преступления и выдвижение преступником ложных мотивов для самооправдания и оправдания своего деяния перед обществом. В связи с этим процесс мотивации преступлений условно можно разделить на два этапа: 1) возникновение, осознание, оценка и принятие побуждения в качестве идеального основания преступления и 2) принятие этого побуждения в качестве оправдания преступления.

Для того чтобы мотив реально вызвал деятельность, нужна постановка определенной, соответствующей мотиву цели: по утверждению Н.С. Таганцева, “мотив и цель — это два коррелятивных понятия” [13, с.239] .

Читать еще:  Назначение наказаний по совокупности преступлений и приговоров

Цель преступления в отличие от мотива — это тот результат, которого стремится достигнуть лицо, совершающее преступление. Она — идеальный образ желаемого будущего результата, к которому стремится преступник, совершая общественно опасное деяние.

Цель преступления нельзя сводить к его фактическому результату. Действительный результат деятельности может отличаться от поставленной цели и не является “выполненной” целью. Поэтому следует говорить о несовпадении или относительном совпадении цели и результата. Относительность совпадения цели и объективного результата деятельности заключается в том, что, даже совпадая с целью полностью, данный результат все же имеет содержание, которое не является содержанием цели и находится за пределами намерений того или иного субъекта. Несовпадение цели и действительного результата может выступать как “недовыполненная” цель (ввиду неполноты познаний человека) и как “перевыполненная” цель, обнаруживающаяся в непредвиденных результатах деятельности.

Именно цель превращает таящиеся внутри психики влечения, чувства в движущие мотивы. От цели зависит и вид деятельности, ее способ, средства. Таким образом, хотя мотив и цель являются самостоятельными понятиями, их надо отличать друг от друга, помня, что мотив — это побуждение, а цель — желаемый конечный результат преступной деятельности. Например, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью — лишение жизни потерпевшего.

С учетом данных психологической науки представляется, что мотив и цель в большинстве случаев не совпадают друг с другом. В процессе мотивации, наряду с превращением осознанной потребности в мотив, происходит и окончательная выработка, и обоснование цели. С.Л. Рубинштейн пишет об этом: “Мотив, как осознанное побуждение для определенного действия, собственно и формируется по мере того, как человек учитывает, оценивает, взвешивает обстоятельства, в которых он находится, и осознает цель, которая перед ним встает” [4, с.185]. Цель детерминирует волевое действие, но в свою очередь она сама детерминируется побуждениями, мотивами.

Представление о том, что мотивы преступлений всегда аморальны, общественно опасны, отрицательны, по своей сущности [4, с.186] не является верным. Если руководствоваться таким мнением, то следует признать, что совершение преступления невозможно по мотивам производственного характера, по альтруистическим мотивам, по мотивам защиты от общественно опасного посягательства и по другим нейтральным или общественно положительным.

Мотив и цель могут являться обязательными признаками состава преступления тогда, когда они прямо указаны в тексте диспозиции той или иной статьи УК. Они всегда выступают в роли обстоятельств, учитываемых при индивидуализации наказания.

Мотив и цель могут являться обязательными признаками состава преступления и в том случае, когда они прямо не указаны в тексте диспозиции той или иной статьи УК. Это происходит от того, что содержание состава преступления шире текста диспозиции статьи, и оно может быть выяснено лишь в результате анализа системы норм действующего законодательства.

Как уже отмечалось, мотив и цель имеют важное значение для уголовной ответственности.

Во-первых, мотив и цель могут выступать в качестве основных (конструктивных) признаков состава преступления. Отсутствие этих признаков будет означать и отсутствие в этих случаях состава соответствующего преступления.

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве признаков, наличие которых образует квалифицированный состав преступления (состав преступления при отягчающих обстоятельствах). Так, если умышленное убийство совершено из мести либо из ревности, то при отсутствии других отягчающих либо смягчающих обстоятельств оно квалифицируется как простое убийство по ч. 1 ст. 139 УК РБ. В случае же, если, например, убийство совершается из хулиганских побуждений, оно квалифицируется по п. 13 ч. 2 ст. 139 УК РБ.

В-третьих, мотив и цель преступления могут являться обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность при назначении наказания. Так, в соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 64 УК РБ обстоятельством, отягчающим наказание, является “совершение преступления по мотиву расовой, национальной, религиозной вражды или розни”.

Помимо значения для уголовной ответственности мотив преступления имеет также важное доказательственное значение по уголовному делу. Необходимость установления мотива преступления прежде всего диктуется задачей установления объективной истины по делу. Если мотив преступления неизвестен, следователь и суд не могут сделать категорического вывода о том, с каким конкретным преступлением они в данном случае имеют дело. Грабеж, например, при установлении хулиганских побуждений превращается в хулиганство; преступление, по внешним признакам являющееся убийством, — в необходимую оборону и т. д.

Русский юрист В.Д. Спасович в своей защитительной речи по одному уголовному делу образно говорил, что уголовное дело без установления мотива преступления “точно статуя без головы, или без рук, или без туловища”, что “мотив все равно, что улика, клетка и сердце состава преступления” [12, с. 628-629].

В защитительной речи по другому поводу он также замечал, что “если нет мотива, так о чем же и говорить” [12, с.751]. В связи с этим необходимость установления мотива закреплена и в уголовно-процессуальном законодательстве. Мотив включен в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу, независимо от того, входит ли этот признак в состав соответствующего преступления или нет. Мотив преступления всегда входит в предмет доказывания. Он должен быть установлен по каждому уголовному делу, так как без этого невозможно правильно решить не только вопрос о квалификации преступления, но и об индивидуализации наказания виновному.

Входя в состав преступления, мотивы и цели оказывают непосредственное влияние на классификацию преступлений. Однако мотив и цель имеют значение для квалификации и в том случае, когда они не являются необходимыми признаками того или иного состава преступления. Тогда они полнее и глубже раскрывают содержание соответствующего состава преступления.

Значение мотива и цели преступления в уголовном праве

Содержание внутреннего отношения к тем или иным объективным и юридически значимым признакам конкретного преступления может существенно различаться. Например, лицо, которое застали на месте преступления, производя выстрел в направлении появившегося очевидца, может желать убить его, но может иметь намерение лишь ранить последнего, чтобы избежать задержания; оно может сознавать, что стреляет в сотрудника милиции, или не знать этого; предвидеть, что своим выстрелом может убить или ранить других граждан, или не предполагать подобных последствий и т.д. Совокупность подобных отношений и формирует результирующую направленность субъекта на совершаемое деяние в целом, выраженную в той или иной форме вины. Юридическая значимость данных отношений в конкретных случаях может быть разной и их нельзя рассматривать по какому – то условному шаблону: одно отношение – всегда главное, другое – второстепенное.

В уголовно-правовой литературе, например, спорят о том, какое отношение преступника является определяющим: к совершаемым действиям или наступившим последствиям. Вопрос этот важный, так как связан с уголовной ответственностью и наказанием. Но данный спор не выходит за рамки уголовно-правовой целесообразности, поскольку в реальной жизни у субъекта преступления наличествуют не одно-единственное отношение к действиям или последствиям, не два – к действиям и последствиям, а более или менее непротиворечивый ряд отношений к каждому юридически значимому объективному признаку конкретного деяния. И любое отношение может оказать то или иное влияние на квалификацию преступления.

В ст. 5 УК РФ, раскрывающей принцип вины (принцип субъективного вменения), говорится о необходимости установления внутреннего отношения субъекта и к действиям (бездействию), и к последствиям. Но такое же отношение следует устанавливать и к отягчающим и квалифицирующим обстоятельствам, и другим юридически значимым признакам состава преступления. Например, нельзя привлечь лицо к уголовной ответственности по п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ за убийство женщины, если оно не знало, что женщина находится в состоянии беременности, как нельзя привлечь лицо по п. «в» ч.2 ст. 164 УК РФ за хищение и порчу документов, если оно не сознавало, что эти документы имеют историческую, научную или культурную ценность. Юридическая значимость того или иного субъективного отношения лица к различным элементам конкретного состава преступления изначально определяется социально-психологической сутью поведения субъекта, но в юридической квалификационной оценке решающую роль играют уже правовые положения. Последние являются своеобразным «прокрустовым ложем». Если то или иное психическое отношение не укладывается в юридическую формулу, оно отбрасывается или даже «подгоняется» под нее. При этом иногда забывается, что уголовно – правовые определения различных аспектов субъективной стороны являются всего лишь интегрированным юридическим отражением различных психологических реалий, отражением, как правило, неполным, нередко приблизительным и даже искаженным [28, с. 28]. Законодатель, стремясь к более или менее адекватному обобщенному отражению субъективных отношений в уголовно – правовых дефинициях, как правило, упрощает сложную психическую деятельность, что связано, по меньшей мере, с тремя факторами. Во–первых, с объективной невозможностью абсолютно адекватно выразить любые реалии в понятиях и определениях. Известно, что человеческое отражение – не простое, не непосредственное и не цельное; оно представляет собой процесс ряда абстракций, формирования и образования понятий, которые охватывают объективные закономерности условно и приблизительно.

Во–вторых, с решением уголовным правом относительно узких и сугубо юридических задач, которые не включают в себя глубинных психологических закономерностей. Заимствуя знания из психологии, уголовное право традиционно отстает от уровня развития психологии. И это отставание в определенной мере обусловлено консервативностью права и его практическими потребностями в относительной стабильности собственных определений.

В–третьих, с тяготением уголовного права к четким рамочным определениям, в связи, с чем оно вынуждено идти на известные упрощения, ограничения и дифференциации, которых нет в реальной психологии преступного поведения, где все взаимопереходы постепенны.

С этими обстоятельствами в первую очередь и связаны многие спорные и нерешенные проблемы субъективного вменения и субъективной стороны.

1.2 Понятие субъективной стороны преступления

Субъективная сторона преступления – это внутренняя психологическая характеристика преступного поведения, заключающаяся в психическом отношении преступника к совершаемому преступлению в целом и его отдельным юридически значимым элементам объективного характера (общественно опасному действию или бездействию, преступным последствиям, причинной связи между действиями и последствиями, месту, времени, способу, орудиям, средствам и другим обстоятельствам совершения преступления) в частности. Она является относительно сложным образованием, состоящим из ряда взаимосвязанных социально – психологических элементов, имеющих общее и особенное уголовно – правовое значение. К ним относятся: вина, мотив и цель преступного поведения, эмоциональное состояние лица в процессе совершения преступления.

Читать еще:  Конструктивный признак преступления

Под установлением субъективной стороны преступления понимается процесс установления в деянии субъекта признаков умысла или неосторожности, указанных в законе, выяснение вида, содержания и направленности умысла, содержания неосторожности, мотивов, цели преступления и иных признаков субъективной стороны и определение степени вины преступника [15, с. 30].

При установлении субъективной стороны преступления следствие и суд нередко испытывают значительные трудности. И это понятно: нужно исследовать не только внешнюю сторону действий обвиняемого, но и внутреннюю, психическую сторону этих действий, «помыслы и чувства» обвиняемого, его мотивы и желания. Причем, естественно, трудно ждать от обвиняемого чистосердечных показаний по этому вопросу. Психика (психическое) представляет собой внутреннее содержание жизни человека, его мысли, чувства, намерение, волю. Психические процессы обычно подразделяются на интеллектуальные (познавательные), эмоциональные и волевые. При этом надо иметь в виду, что такое деление является условным и в отдельности (сами по себе), такие процессы не существуют. Лишь в единстве, в тесном сплаве интеллекта (познания), чувства и воли и существует психика человека. Тем не менее, для уяснения содержания и значения, как в целом субъективной стороны преступления, так и образующих ее признаков привлечение внимания к составляющим психику элементам (процессам) является не только полезным, но и необходимым. Каждый из признаков, образующих субъективную сторону преступления, характеризует психическое содержание. Основным признаком субъективной стороны преступления уголовно – правовая наука считает вину. И это обоснованно. Поведенческий акт может быть признан преступлением лишь при наличии вины человека, его совершившего. Вина – понятие юридическое (уголовно-правовое, административно–правовое и гражданско-правовое). В то же время оно имеет глубинное психологическое содержание.

Мотив и цель преступления

Мотив — это побуждение, побудительная причина преступного поведения. Преступление (в психологическом плане) есть частный вид деятельности человека. Поэтому уголовно-правовое понятие мотива преступления должно опираться на определение мотива, даваемое в общей психологии.

В психологической же науке иод мотивом понимаются факторы активности личности, движущая сила, лежащая в основе поведения человека. Единодушно считая мотив исходной побудительной причиной, психологи, однако, расходятся во мнении о том, какие конкретно факторы следует считать двигателями воли человека, а следовательно, и мотивами. Одни считают, что в качестве мотива выступает единственный фактор — потребности человека, представляющие собой ту нужду, которую в чем-либо испытывает человек в определенной ситуации, и субъективно переживаемые в виде влечений и желаний. Другие же, признавая потребности главным фактором поведения человека, не отрицают существования и других побуждений. Последняя точка зрения вполне отвечает особенностям психологического содержания преступной деятельности.

Изучение субъективной стороны преступления свидетельствует о том, что обстоятельства, в которых оказывается лицо, совершающее преступление, по-разному действуют на него. В одних случаях они пробуждают в нем ту или иную потребность как стимул к действию, в других — заглушают эту внутреннюю потребность, вызывая преступное поведение посредством иных факторов. В принципе, мотивы преступлений в этом отношении можно свести к трем их психологическим разновидностям: потребностям, эмоциям (чувствам) и интересу. Такой мотив, как потребность, отчетливо выступает в половых преступлениях (например, при изнасиловании). Мотив в качестве эмоций (чувств) характерен для многих преступлений против личности (например, убийств из ревности или мести). Интерес нередко выступает мотивом преступлений, совершаемых несовершеннолетними, например, в кражах мотивом может выступать стремление подростка к коллекционированию (марок, монет), к занятию техникой и т.д.

Установив, что Р. незаконно завладел чужим имуществом, суд признал наличие у него корыстного мотива при совершении преступления. Однако этот вывод сделан без всестороннего исследования обстоятельств дела. Так, суд не дал оценки показаниям Р. на предварительном следствии о том, что умысла на завладение имуществом потерпевшего у него не было, он побил его за повреждение двери квартиры бывшей его сожительницы. Также С. утверждал, что взял телевизор и гитару в качестве залога, обещая вернуть после того, как потерпевший отремонтирует дверь. Сам потерпевший в судебном заседании подтвердил показания Р., в том числе об обещании вернуть вещи, и не отрицал, что по поводу ремонта двери С. с Р. приходила к нему раньше. С. показала, что сначала была сожительницей потерпевшего, потом Р.; уходя от нее, потерпевший повредил дверь ее квартиры, но ущерб не возместил, о чем она рассказала Р. Показания Р. о том, что он собирался вернуть потерпевшему вещи, суд в должной мерс нс исследовал, юридической оценки им нс дал, а также оставил без внимания показания об этом потерпевших и свидетеля. Таким образом, суд не привел оснований своего вывода о наличии корыстного мотива в действиях Р. 1

Однако выявить тот или иной фактор в качестве побудителя воли еще не означает раскрыть внутреннюю пружину действий человека, в частности, совершающего преступление. Не менее важное значение имеет выяснение того, почему и как этот фактор (потребность, чувство) стал мотивом. Для того чтобы мотив реально вызвал деятельность, нужна постановка определенной, соответствующей мотиву цели (по справедливому утверждению Н. С. Таганцева, «мотив и цель — это два коррелятивных понятия» 1 ). Между мотивом и целью всегда имеется внутренняя связь.

Цель преступления — это тот результат, которого стремится достигнуть лицо, совершающее преступление.

Именно цель превращает таящиеся внутри психики влечения, чувства в движущие мотивы. От цели зависят и вид деятельности, ее способ, средства. Таким образом, хотя мотив и цель являются самостоятельными понятиями, их надо отличать друг от друга, помня, что мотив — это побуждение, а цель — желаемый конечный результат преступной деятельности. Например, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью — лишение жизни потерпевшего.

Обязательными признаками субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 317 УК, являются цель преступления (воспрепятствование законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности — стремление прекратить, изменить такую деятельность в настоящее время или в будущем) либо мотив (месть за такую деятельность — за уже выполненные действия).

Судом установлено, что X., исполняя свои служебные обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, потребовал от Г. прекратить насильственные действия. В ответ на законные требования X. виновный (Г.), зная, что тот является работником правоохранительных органов, с целью убийства нанес ему удар ножом. При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Г. в отношении работника правоохранительных органов по ст. 317 УК [1] [2] .

Мотив и цель имеют важное значение для уголовной ответственности.

Во-первых, мотив и цель могут выступать в качестве основных (конструктивных) признаков состава преступления. Отсутствие этих признаков будет означать и отсутствие в этих случаях состава соответствующего преступления. Так, состав злоупотребления должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК) будет налицо (при наличии других признаков) лишь в том случае, если использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы совершено из корыстной или иной личной заинтересованности. Если же эго деяние совершается но другим мотивам, то налицо состав дисциплинарного проступка, а не преступления.

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве признаков, наличие которых образует квалифицированный состав преступления (состав преступления при отягчающих обстоятельствах). Так, если умышленное убийство совершено из мести либо из ревности, то при отсутствии других отягчающих либо смягчающих обстоятельств оно квалифицируется как простое убийство по ч. 1 ст. 105 УК. В случае если, например, убийство совершается из хулиганских побуждений, оно квалифицируется по п. «и»

ч. 2 ст. 105 УК. Точно так же состав убийства при отягчающих обстоятельствах будет и в том случае, когда убийство совершается с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (н. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

В-третьих, мотив и цель преступления могут являться обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность при назначении наказания. Так, в соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 63 УК обстоятельством, отягчающим наказание, является «совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

Помимо значения для уголовной ответственности мотив преступления имеет также важное доказательственное значение по уголовному делу. Необходимость установления мотива преступления прежде всего диктуется задачей установления объективной истины по делу. Если мотив преступления неизвестен, следователь и суд не могут сделать категорического вывода о том, с каким конкретным преступлением они в данном случае имеют дело. Грабеж, например, при установлении хулиганских побуждений превращается в хулиганство; преступление, по внешним признакам являющееся убийством, — в необходимую оборону и т.д.

Выдающийся русский юрист В. Д. Спасович в своей защитительной речи по одному уголовному делу образно говорил, что уголовное дело без установления мотива преступления «точно статуя без головы, или без рук, или без туловища», что «мотив все равно, что улика, клетка и сердце состава преступления». В защитительной речи по другому поводу он также замечал, что «если нет мотива, так о чем же и говорить» [3] .

В связи с этим необходимость установления мотива закреплена и в уголовно-процессуальном законодательстве. Мотив включен в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию но каждому уголовному делу, независимо от того, входит ли этот признак в состав соответствующего преступления или нет. Мотив преступления всегда входит в предмет доказывания. Он должен быть установлен по каждому уголовному делу, так как без этого невозможно правильно решить вопрос не только о квалификации преступления, но и об индивидуализации наказания виновному.

Мотив и цель преступления

Мотив и цель преступления

Как отмечалось, вина не исчерпывает содержания субъективной стороны состава преступления. Умысел и неосторожность характеризуют психическое отношение лица к совершенным общественно опасным действиям (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям, но они недостаточны для объяснения причин преступного поведения и тех побуждений, которыми оно руководствовалось, совершая преступление. Для этого необходимо установить мотив и цель преступления.

В основе любого человеческого поведения лежат те или иные мотивы, определяя его социальный смысл и целевую направленность. Значение мотива в поведении человека многообразно. Мотив прежде всего играет побудительную роль. Он выступает как источник активности человека, стимул его поведения.

Читать еще:  Классификация преступлений по международному уголовному праву

Складывающиеся объективные обстоятельства не определяют однозначно поведение человека. Его поведение, в том числе и общественно опасное, всегда избирательно и целенаправленно. Человек добровольно выбирает поведение, сообразуясь как с внешними условиями и обстоятельствами, так и со своими личными склонностями и намерениями. Важную роль в этом играют особенности мотива противоправного поведения. Мотиву принадлежит смыслообразующее значение. Он помогает уяснить, как человек объясняет свое поведение, с каким обстоятельством связывает совершение преступления и какую цель при этом преследует.

Под мотивом преступления понимается то побуждение, которое сыграло решающую роль в выборе того или иного варианта поведения и в совершении преступного деяния. В основе мотива чаще всего лежат потребности. Помимо потребностей побуждениями к совершению преступления могут быть интересы и склонности. От особенностей мотива зависят сила воли, динамический характер поведения. Решающее значение имеет то, какое место побуждение, лежащее в основе мотива, занимает в структуре личности, насколько это побуждение связано с общей направленностью личности.

Мотив непосредственно связан с целью. Мотив определяет поведение человека не сам по себе, а лишь в связи с целью. Мотив и цель — понятия тесно связанные, но не тождественные. Они по- разному характеризуют волевой процесс, имеющий место при совершении преступного деяния. Мотив отвечает на вопрос, почему человек совершает то или иное действие, цель определяет, к чему человек стремится при совершении преступления.

По содержательной стороне мотивы преступлений весьма разнообразны. С учетом социально-психологического содержания и нравственно- этической оценки можно различать мотивы низменные, являющиеся различными формами проявления эгоизма, и лишенные низменного содержания. Можно выделить и иные виды мотивов преступлений.

Мотив и цель преступления имеют важное уголовно-правовое и криминологическое значение. Они дают возможность прежде всего установить истину по делу. Разные мотивы оказывают неодинаковое влияние на волю и сознание человека, на его эмоциональное состояние и, следовательно, на предвидение им последствий своих действий, на отношение к содеянному. Мотив, будучи непосредственно связан с личностью, ее социально-психологическими особенностями, играет важную роль в индивидуализации уголовной ответственности и наказания, при решении других вопросов уголовного права.

Мотив и цель нередко указываются в числе конструктивных либо квалифицирующих признаков отдельных составов умышленных преступлений (пп. «а», «д», «е», «ж» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 126, 205, 206 УК и др.).

Мотив и цель совершения преступления

Уголовный закон указывает на то, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК). Вина составляет содержание субъективной стороны любого состава преступления. Вместе с тем правильное установление субъективной стороны преступления немыслимо без изучения и раскрытия мотива и пели его совершения, так как без них невозможно составить полноценное представление о характере процесса, происходящего в сознании субъекта в момент совершения деяния.

Понятие «мотив» происходит от лат. «moveo» — двигать и означает побудительную причину действий человека.

Преступление с точки зрения психологии есть разновидность поведения, деятельности человека. Поэтому уголовно-правовое понятие «мотив преступления» должно опираться на определение мотива, выработанное в общей психологии, а психологи под мотивом понимают факторы активности личности. Однако ничего не изменилось с тех пор, как один из самых известных исследователей мотивов преступлений Б. С. Волков отмечал, что «диалектика взаимоотношений психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста: она выражает соотношение общего и частного, рода и вида». Поэтому следует, не отказываясь от общих психологических признаков, характеризующих в целом мотив повеления человека, более глубоко и детально раскрыть те из них, которые отражают специфику преступного поведения. Кроме того, нельзя забывать, что даже психологи, признающие существование мотива и наделяющие его исходной побудительной функцией активности человека, расходятся во мнении, какие конкретно феномены лежат в его основе. Некоторые из них в качестве мотива признают единственный фактор — потребности, другие не отрицают существования и иных побуждений, а именно эмоций, интереса и т. д.

Для науки уголовного права не имеет принципиального значения, какой психологический феномен лежит в основе мотива совершения деяния, поскольку то, что психологи называют потребностями, интересами, желанием, стремлением, ценностными установками, в процессе квалификации содеянного с легкостью может выступать в качестве мотива преступления. Например, ревность в психологии есть чувство, а для уголовного права в случае совершения убийства на почве ревности она так или иначе является мотивом преступления.

Итак, мотив преступления — это внутренние побуждения к достижению конкретного общественно опасного результата, вызывающие у лица решимость совершить преступление.

Мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие можно усмотреть и при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом. Если же говорить о мотивах при неосторожных преступлениях, то это мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления. Применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, неверно говорить о преступных мотивах и целях.

В каждом волевом деянии мотив определяет поведение не сам по себе, а только в соотношении с целью, в связи с теми результатами, к достижению которых стремится лицо, совершая то или иное деяние. Поэтому следующим элементом, который составляет мотивационную сферу, является цель.

Цель преступления — это внутренняя модель желаемого результата, к которому стремится лицо, совершая преступление.

Мотив и цель — тесно связанные, коррелятивные, но не совпадающие ни по объему, ни по содержанию понятия, т. е. их надо отличать друг от друга. Так, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью — лишение жизни человека.

Порой цель необоснованно отождествляется с последствиями преступления. Для исключения такого понимания следует иметь в виду, что цель как признак субъективной стороны состава преступления охватывает конечный результат (нередко находящийся за пределами объективной стороны состава преступления), к достижению которого стремится виновный посредством совершения преступления. Цель — это то, к чему стремится виновный, совершая преступление, и ее достижение или недостижение в отличие от общественно опасных последствий на квалификацию содеянного может и не влиять.

Как уже отмечалось, уголовно-правовое значение мотива (мотивов) и цели как признаков субъективной стороны состава преступления достаточно многогранно.

Во-первых, мотив и цель могут выступать в качестве основных признаков состава преступления, когда они указаны в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК. При их отсутствии нет состава преступления. Так, дезертирством (ст. 338 УК) можно считать только такое самовольное оставление части или места службы, которое совершается в целях уклонения от прохождения военной службы.

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве признаков, наличие которых образует квалифицированный состав преступления. Их присутствие превращает основной состав в квалифицированный. Так, ч. 1 ст. 105 УК предусматривает наказание за убийство без отягчающих или смягчающих обстоятельств, а в п. «и» ч. 2 этой же статьи устанавливается ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

В-третьих, мотив и цель могут являться обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание. Так, при соблюдении условий, указанных в ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК, мотивы, например, политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК) рассматриваются как отягчающие обстоятельства и усиливают наказание за любое преступление. Напротив, мотив сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК) признается обстоятельством, смягчающим наказание за любое преступление.

Анализ законодательства и практики его применения свидетельствует о разнообразии мотивов, по которым совершаются преступления, в связи с чем возникает необходимость их упорядочения. Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей.

В истории уголовного права предпринималось много попыток классификации мотивов. В 1867 г. на конгрессе во Флоренции была установлена 14-членная классификация мотивов преступления.

Одним из первых отечественных исследований мотивов преступного поведения была работа М. П. Чубинского. Он делил мотивы на две группы: 1) возвышенные или вообще достойные внимания; 2) низменные и достойные порицания.

На сегодняшний день наиболее практически целесообразной следует признать классификацию, которая базируется на совокупности нравственной и правовой оценки мотивов и целей преступления. И несмотря на то что мотивы и цели преступления категории самостоятельные, к их классификации применимы общие критерии. С этой точки зрения мотивы и цели преступления можно подразделить на три основные группы:

  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает установление уголовной ответственности за конкретное деяние (например, кража — ст. 158 УК);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает ужесточение наказания (например, корыстные мотивы, хулиганские мотивы, месть, кровная месть, личная заинтересованность, национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда, изъятие органов или тканей потерпевшего, сокрытие другого преступления или облегчение его совершения и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает смягчение наказания (например, мотив сострадания, цель избавления потерпевшего от страданий и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон не связывает ни установление уголовной ответственности, ни ужесточение или смягчение наказания (например, мотивы убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК).

В правоприменительной практике значение мотива преступления нередко недооценивается. В связи с этим Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно указывал на важность установления этого признака. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» и от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» подчеркивает необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами его совершения.

Помимо значения для уголовной ответственности мотив преступления имеет важное доказательственное значение по уголовному делу. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в число обстоятельств, составляющих предмет доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК).

Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях выступать в качестве исключительных смягчающих обстоятельств и в этом смысле обосновывать, например, назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК).

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector
×
×