2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Институт преступления в уголовном праве

Основные понятия и институты уголовного права

Система уголовного права – совокупность норм, базирующихся на юридических принципах, в соответствии с которыми деяние определяется как правонарушение, а также которые определяют приемлемую меру наказания за совершённый проступок. Это одна из важнейших составляющих юриспруденции. Как и любая иная система, она состоит из ряда разделов, которые включают в себя институты. Институт уголовного права – более узкая совокупность юридических норм.

Для чего нужны правовые системы?

Каждая страна современного мира обладает своим сводом правил, которые регулируют меры наказания за различные правонарушения. К примеру, в странах Востока они базируются на «адате». Данный термин связан с понятием «обычай», то есть в мусульманском мире закон складывается на базе традиций, принятых в обществе. В странах Европы, в том числе в Российской Федерации, связанные с правонарушениями правила являются основой законодательства, действующего для всех граждан в равной степени.

Право – особенная отрасль, требующая комплексного подхода к изучению. В рамках таких теоретических и прикладных наук, как обществознание, правоведение и криминология, учёные и студенты старших курсов пытаются исследовать основные взаимосвязи прав и обязанностей, выявить основные характеристики имеющихся правовых систем, создать системы и схемы законодательств.

Система права представляет собой одну из важнейших отраслей законодательства на сегодняшний день. Данный вид права регулирует криминальную сторону существования общества: он определяет, кто прав, а кто виновен в совершении тяжких деяний в соответствии с принятым в государстве законом.

Множество русских вузов посвящают свою деятельность и исследования изучению правовых систем, в том числе уголовной. Так Московский государственный юридический университет (МГЮА) в числе своих подразделений имеет кафедру, на которой проводятся научные исследования в области данного вида права, и куда поступают и граждане России и студенты-участники программ международного обмена.

Система и институты уголовного права изучаются и совершенствуются на высоком уровне в данный период времени во всех странах мира.

Действующая в России система состоит из двух частей:

Обе части законодательства состоят из институтов права – небольших классов норм, которые регулируют более узкие отрасли. Они же, в свою очередь, делятся на подинституты, которые регулируют ещё более узкие отрасли. В обеих частях систематизируются и классифицируются основные и наиболее важные принципы, понятия и концепции уголовного законодательства.

Общая часть системы

Основной задачей и идеей общей части системы является обобщение основных принципов законодательства и уголовного процесса.

В этой части изложены:

  1. Общие особенности, принципы и порядки.
  2. Предмет права, методы рассмотрения дел, основные концепции данной отрасли.
  3. Основные понятия (преступление и преступник, ответственность, суд и судимость, присяжные, амнистия и пр.).
  4. Принципы процессуального характера (возраст уголовной ответственности, соучастие, вменяемость, присуждение наказания и санкций, исправительные меры, медицинские меры и пр.).
  5. Основные цели и задачи присуждаемой меры наказания.
  6. Условия и принципы, на основании которых предполагаемый преступник может избежать ответственности и наказания за деяние, предусмотренное Уголовным кодексом.

Общая часть разделена на 15 глав, каждая из которых включает в себя различные группы общих принципов уголовно-правовой системы.

Особенная часть системы

Необходимость создания некой системы преступлений возникла достаточно давно: попытки описать систему преступлений были предприняты ещё на Руси. Современная система правонарушений, изложенная в данной части Уголовного кодекса, схожа с Соборным Уложением, которое было образовано на Руси в 17 веке. В те времена преступления, связанные с религиозными убеждениями, были наиболее серьёзными. Поэтому в Уложении они находились на первом месте. В современном законодательстве на первом месте находятся преступления против личности: те, которые могут уничтожать его права и свободу.

Соборное Уложение стало источником и основой современной особенной части Уголовного законодательства.

Важной задачей данной части уголовного права в РФ является защита прав граждан в сфере уголовного законодательства, а также справедливость по отношению к каждому виновнику или потерпевшему.

Все нормы, объединённые в особенной части, разделены на 6 разделов. В них объединены 19 глав, каждая из которых сконцентрирована на определённой группе правонарушений.

В этих главах речь идёт о следующих классах преступлений:

  • преступления, касающиеся личности индивида, его здоровья, жизни и безопасности;
  • преступления, связанные с посягательством на честь, свободу и права личности;
  • правонарушения в области экономической деятельности;
  • злодеяния, связанные с кражей, порчей и уничтожением имущества и собственности индивида;
  • деятельность, являющаяся посягательством на интересы предприятий, государственных структур, а также на общественную безопасность.

Содержание данной части обладает большим значением в законодательстве, так как она является основой для закрепления прав и ответственности граждан современной России.

Понятие преступления в уголовном праве

уголовное право преступление правонарушение

Уголовное право как самостоятельная отрасль, естественно, представляет собой совокупность однородных норм: Причем эта однородность в первую очередь обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы сориентированы, с одной стороны, на деяние, которое (согласно действующему на данный период уголовному законодательству) признается преступлением, а с другой — на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное деяние как преступное только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его. Кроме того, однородность норм выражается и в их общей функциональной направленности. В конечном счете эти нормы предназначены воздействовать на взаимоотношения людей друг с другом, на их отношения с государством (в лице соответствующих органов) в случае совершения преступного акта; предотвращать подобные деяния в последующем.

Известно, что необходимость существования уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества. Однако от этого оно не утрачивает своей социальной ценности. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свою основную цель, если бы ориентировалось только на принцип добровольности исполнения. Требование здесь немыслимо без принудительного элемента, гарантом которого выступает государство. Принудительность уголовно-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает, с одной стороны, что каждый, совершивший преступление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, а с другой — что правоприменитель в этом случае обязан (а не имеет право) использовать уголовно-правовые нормы.

Принудительность норм уголовного права, сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода: во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т. е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обидчика), т. е. принудить его к претерпеванию тех нежелательных последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уголовно-правовой защиты интересов общества от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их бытия. Если право вообще и уголовное в том числе не удовлетворяет эти потребности (независимо от причин), то оно как социальный регулятор утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет авторитет среди населения, превращаясь в балласт. Удовлетворение же указанных потребностей как бы подключает уголовное право к живительным социальным источникам, подпитывающим и утверждающим его как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в совокупном их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Вне системы оно становится зловещим придатком криминально-правовой стихии. Автономность уголовного права позволяет установить совокупность признаков, с помощью которых то или иное порицаемое деяние признается преступным в силу того, что угрожает нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого общественного или государственного бытия, т. е. становится общественно опасным.

Любое посягательство на субъект общественных отношений, морально одобряемых и нормативно урегулированных, представляет определенную опасность. Однако характер и степень этой опасности могут быть различными. Соответственно формы официальной реакции должны быть адекватны опасности такого посягательства. В одних случаях государство (законодатель) ограничивается мерами по восстановлению нарушенных законных прав потерпевшего, если речь идет о нарушении его имущественных прав, способных к восстановлению (гражданско-правовое воздействие); в других к нарушителю могут быть применены меры дисциплинарного или административного воздействия. При более опасных посягательствах действуют уголовно-правовые предписания, предполагающие уголовную ответственность.

Исходя из изложенного, можно сделать заключение, что уголовное право устанавливает прежде всего основание и пределы уголовной ответственности за те деяния, которые признаются преступлениями, и предусматривает возможность применения к виновному определенного наказания. Данное заключение подводит к логическому выводу о том, что уголовное право регулирует и случаи освобождения (при наличии законных на то оснований) от уголовной ответственности.

Бесспорным в этой связи является утверждение, что нормы уголовного права устанавливаются только государством в лице его законодательного органа.

Таким образом, уголовное право есть самостоятельная отрасль единой правовой системы, представляющая собой совокупность однородных норм высшего органа государственной власти, которые содержат описание признаков, позволяющих правоприменителю признавать деяние преступлением, и определяют основание и пределы уголовной ответственности, а равно условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, рассеянные по различным источникам, постепенно сформировались в определенную систему, обладающую множеством собственных (присущих только системе) элементов: институт (совокупность однородных норм), отдельная норма, гипотеза, диспозиция, санкция нормы и т. д.; как автономная, она взаимодействует с другими системными образованиями (уголовно-процессуальным, гражданским, административным правом, моралью, психологией, статистикой и т. д.); для системы уголовного права характерна иерархичность строения (норма, группа норм, институт и др.).

Читать еще:  Квалифицирующие признаки состава преступления

Как правило, уголовное право включает в свою структуру Общую и Особенную части. В Общей части содержатся нормы, определяющие: задачи и принципы уголовного права; основания уголовной ответственности и освобождения от нее; пределы действия уголовных законов по кругу лиц, во времени и пространстве; понятие преступления, вины, вменяемости, невменяемости, стадий совершения преступления, соучастия, давности, обстоятельств, исключающих преступность деяния. Дана система наказаний, общие и специальные основания назначения наказания и освобождения от него и др. Особенная часть уголовного права конкретизирует объем и содержание уголовной ответственности применительно к каждому составу преступления.

Между их нормами существует тесная и неразрывная связь, так как практически невозможно применить нормы Особенной части без правил, закрепленных в Общей части. Их неразрывность определена единством содержания. Институты Общей части выполняют роль своеобразной уголовно-правовой матрицы; они имеют значение фундаментальных положений, предопределяющих всю систему уголовного права и по существу структуру его Особенной части, круг ее институтов и входящий в них перечень деяний, признаваемых преступлениями.

Иными словами, нормы Общей части, аккумулируя в себе уголовно-правовые положения универсального характера, делегируют их свойства (признаки) институтам Особенной части, ориентируя тем самым законодателя на оптимально допустимые объем и содержание составов преступлений, видов и размеров наказаний, позволяющих правоприменителю решать задачу борьбы с преступностью. Именно потому нормы Общей части уголовного права носят в основном обязывающий характер, предписывают органам правосудия руководствоваться содержащимися в них постановлениями или учитывать их, применяя нормы Особенной части. В этом проявляется органическая связь Общей и Особенной частей уголовного права на уровне правоприменительной деятельности.

Вместе с тем нельзя видеть системность уголовного права лишь в его делении на две части. Как система взаимосвязанных юридических норм уголовное право слагается из соответствующих институтов, наиболее крупными из которых являются институты преступления и наказания. Они в свою очередь включают более дробные по объему, но внушительные по содержанию пединституты: например, стадии преступной деятельности, соучастие, множественность, виды наказаний, судимость и т. д. Институты состоят из отдельных норм (статей уголовного закона), содержащих не только гипотезу, диспозицию и санкцию, но и в определенных случаях различные виды составов преступлений (части статей уголовного закона): простой, привилегированный, квалифицированный и особо квалифицированный.

Уголовно-правовая система реализует себя с помощью механизма, включающего объективные и субъективные факторы.

Объективные факторы — это прежде всего изменение социально-правовых реалий. Вместе с тем любая правовая система, в том числе и уголовно-правовая, в силу своей статичности в определенной, а порой и в весьма существенной мере консервативна, результатом чего неизбежно возникает ее разрыв с действительностью, что чревато появлением социальных зон, не охраняемых уголовным законом. И чем больше таких зон, тем выше уровень криминогенности. Вот почему именно в различные, особенно переходные, периоды так остро стоит вопрос обновления и значительного усовершенствования уголовного законодательства.

Субъективные факторы действия уголовно-правовой системы заключаются в сознательном (субъективном) восприятии законодателем, правоприменителем и гражданами тех или иных уголовно-правовых велений. В этом плане очень важна выработка указанными субъектами своего собственного видения оптимальной модели отношения к системе уголовно-правовых норм. Если, например, законодатель улавливает зарождающиеся аномальные отношения, стимулирующие криминал, он может локализовать их своевременным установлением уголовно-правового контроля за этими отношениями.

Преступное деяние необходимо рассматривать в двух ракурсах: как отношение преступника к нарушаемому им личному, общественному или государственному благу; как отношение к преступнику государства, общества, потерпевшего.

В совокупности элементов уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств должна соблюдаться четкая функциональная иерархия. Связующим, стержневым элементом выступает деятельное лицо (преступник). Нет деятеля — нельзя вести речь и о преступлении. В связке «преступник» и «преступление» первое — исходно, второе — результат.

В свою очередь деяние, содержащее необходимые уголовно-правовые признаки, является единственным основанием уголовной ответственности. В паре «преступление» и «уголовная ответственность» ведущая роль отдается преступлению. Нет преступления — нет основания вести речь об уголовной ответственности. Далее, уголовная ответственность должна быть реализована судом: либо путем освобождения лица от уголовной ответственности, либо путем осуждения лица и назначения ему наказания.

Таким образом, совершая преступление, человек включает очень сложный в нравственном, психологическом, правовом и содержательном смысле механизм, действующий по принципу бумеранга: зло, им сотворенное, возвращается (должно возвращаться) воздаянием уголовно-правовой кары.

Органическая связь указанных элементов предопределяет динамику их взаимодействия, что, в свою очередь, обусловливает специфику функций, содержания предмета и метода уголовно-правового регулирования.

Преступление является важнейшей категорией уголовного права. Все другие понятия и категории уголовного права связаны с преступлением.

Наука уголовного права рассматривает преступление не как абстрактную категорию, неизменную, раз и навсегда данную, ни от чего не зависимую, а как реальную социальную категорию, тесно связанную с другими, обусловливающими ее появление и существование социальными явлениями. Рассматривая преступление подобным образом, наука уголовного права устанавливает, что преступление является исторически изменчивой категорией, которая существовала не всегда, а возникла на определенном этапе развития человеческого общества: с общественным разделением труда, образованием частной собственности, делением общества на классы, с появлением государства и права.

В эпоху первобытнообщинного строя, когда не было государства и права, не было и понятия преступления, наказания. Если совершались какие-либо эксцессы, действия, вредные, опасные для рода и племени, отдельного лица, то с ними боролись посредством применения мер принуждения, исходящих от рода, племени, например, изгнание из рода, племени, лишение мира, лишение воды.

Понятие преступления, его содержание менялось со сменой общественно-экономических формаций, но его социальная сущность, которая определяется общественной опасностью для существующих общественных отношений, охраняемых уголовным законом, оставалась неизменной.

Таким образом, преступным признается такое поведение человека, которое причиняет существенный вред, нарушает общественные отношения в государстве.

Институт преступления в международном уголовном праве

Двумя самыми важными и наиболее значимыми – «генеральными» институтами Общей части международного уголовного права выступают институт преступления и институт наказания. Институт преступления включает нормы, раскрывающие понятие, признаки и виды преступлений по международному уголовному праву, а также нормы о неоконченном преступлении, соучастии в преступлении, обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

В международном уголовном праве нормативное определение преступления отсутствует. Однако, исходя из легального описания конкретных видов международных преступлений и преступлений международного характера, можно заключить, что признаками последнего являются общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Как правило, в международно-правовых актах указывается на преступность того или иного действия, что не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности за бездействие (см., например, ст. 28 Римского Статута Международного уголовного суда). Что касается категоризации преступлений, то она представлена пока одним видом – серьезным преступлением, под которым, согласно ст. 2 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., понимается «преступление, наказуемое лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет или более строгой мерой наказания». В контексте изложенного важно отметить, что международному уголовному праву известны такие формы множественности преступлений, как совокупность (ч. 3 ст. 78 Римского Статута Международного уголовного суда) и рецидив (ст. 6 Конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков от 20 апреля 1929 г.; ст. 7 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г. и др.).

Субъектом преступления в международном уголовном праве признается как физическое, так и юридическое лицо (см., например, ст. 18 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. и др.). В источниках международного уголовного права обычно не указывается на возрастной предел субъекта преступления. Исключением является ст. 26 Римского статута Международного уголовного суда: «Суд не обладает юрисдикцией в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста на момент предполагаемого совершения преступления». Исходя из ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., можно заключить, что в международном уголовном праве действует презумпция вменяемости субъекта преступления. Любой человек, достигший возраста уголовной ответственности, считается вменяемым, пока не доказано обратное. Согласно п. «а» и «в» ч. 1 ст. 31 Римского статута, невменяемость исключает уголовную ответственность лица. Наряду с общим, международному уголовному праву известен и специальный субъект преступления (см., например, ст. 28 Римского Статута Международного уголовного суда «Ответственность командиров и других начальников»).

Спецификой в международном уголовном праве отличается нормативное закрепление психического отношения субъекта преступления к содеянному. Вместо термина «вина» обычно употребляется термин «субъективная сторона», подразумевающий только умысел, т.е. совершение преступления «намеренно» и «сознательно» (ст. 30 Римского статута Международного уголовного суда). Вместе с тем, хотя и очень редко, в отдельных конвенциях упоминается о неосторожной форме вины (ст. 2 Международной конвенции по охранению подводных телеграфных кабелей от 14 марта 1884 г.). Специфику международному уголовному праву придает также то обстоятельство, что в нем нормативно закреплены положения, относящиеся к ошибке в факте и ошибке в праве (ст. 32 Римского статута).

Читать еще:  Ложное обвинение в преступлении

Международному уголовному праву хорошо известны нормативные предписания о неоконченном преступлении. Правда, о приготовлении к преступлению в международно-правовых актах упоминается довольно редко. Так, ст. 6 Устава Международного Военного Трибунала от 8 августа 1945 г. устанавливает преступность «заговора» и «общего плана», направленных на осуществление акта агрессивной войны, а ст. III Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. – «заговора с целью совершения геноцида». Иначе обстоит дело с покушением на преступление, которое достаточно часто упоминается в специальных конвенциях (см., например, п. 4 ст. 3 Конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков от 20 апреля 1929 г.; ст. 3 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г.; п. «б», «в», «г» ч. 3 ст. 25 Римского Статута Международного уголовного суда и др.). Что касается добровольного отказа от преступления, то он также предусмотрен международным уголовным правом (п. «f» ч. 3 ст. 25 Римского статута Международного уголовного суда).

Говоря о соучастии в преступлении по международному уголовному праву, необходимо отметить, что его специфика проявляется, прежде всего, в определении видов соучастников и форм соучастия. Наряду с организатором, подстрекателем, исполнителем и пособником здесь выделяется ещё и фигура руководителя преступления (ст. 6 Устава Международного Военного Трибунала от 8 августа 1945 г.). Оригинальностью обладает также понятие организованной преступной группы, которая, согласно п. «а» ст. 2 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г.,представляет собой структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду.

Наконец, нельзя не отметить, что международному уголовному праву известны четыре вида обстоятельств, исключающих преступность деяния: 1) необходимая оборона или «защита» (п. 2 ст. 2 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; п. «с» ч. 1 ст. 31 Римского статута Международного уголовного суда); 2) причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (п. 2 ст. 2 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.); 3) крайняя необходимость (п. «d» ч. 1 ст. 31 Римского статута Международного уголовного суда); 4) приказы начальника и предписание закона (ст. 8 Устава Международного Военного Трибунала от 8 августа 1945 г.; ст. 33 Римского статута Международного уголовного суда и др.).

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Понятие преступления в уголовном праве

уголовное право преступление правонарушение

Уголовное право как самостоятельная отрасль, естественно, представляет собой совокупность однородных норм: Причем эта однородность в первую очередь обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы сориентированы, с одной стороны, на деяние, которое (согласно действующему на данный период уголовному законодательству) признается преступлением, а с другой — на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное деяние как преступное только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его. Кроме того, однородность норм выражается и в их общей функциональной направленности. В конечном счете эти нормы предназначены воздействовать на взаимоотношения людей друг с другом, на их отношения с государством (в лице соответствующих органов) в случае совершения преступного акта; предотвращать подобные деяния в последующем.

Известно, что необходимость существования уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества. Однако от этого оно не утрачивает своей социальной ценности. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свою основную цель, если бы ориентировалось только на принцип добровольности исполнения. Требование здесь немыслимо без принудительного элемента, гарантом которого выступает государство. Принудительность уголовно-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает, с одной стороны, что каждый, совершивший преступление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, а с другой — что правоприменитель в этом случае обязан (а не имеет право) использовать уголовно-правовые нормы.

Принудительность норм уголовного права, сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода: во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т. е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обидчика), т. е. принудить его к претерпеванию тех нежелательных последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уголовно-правовой защиты интересов общества от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их бытия. Если право вообще и уголовное в том числе не удовлетворяет эти потребности (независимо от причин), то оно как социальный регулятор утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет авторитет среди населения, превращаясь в балласт. Удовлетворение же указанных потребностей как бы подключает уголовное право к живительным социальным источникам, подпитывающим и утверждающим его как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в совокупном их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Вне системы оно становится зловещим придатком криминально-правовой стихии. Автономность уголовного права позволяет установить совокупность признаков, с помощью которых то или иное порицаемое деяние признается преступным в силу того, что угрожает нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого общественного или государственного бытия, т. е. становится общественно опасным.

Любое посягательство на субъект общественных отношений, морально одобряемых и нормативно урегулированных, представляет определенную опасность. Однако характер и степень этой опасности могут быть различными. Соответственно формы официальной реакции должны быть адекватны опасности такого посягательства. В одних случаях государство (законодатель) ограничивается мерами по восстановлению нарушенных законных прав потерпевшего, если речь идет о нарушении его имущественных прав, способных к восстановлению (гражданско-правовое воздействие); в других к нарушителю могут быть применены меры дисциплинарного или административного воздействия. При более опасных посягательствах действуют уголовно-правовые предписания, предполагающие уголовную ответственность.

Исходя из изложенного, можно сделать заключение, что уголовное право устанавливает прежде всего основание и пределы уголовной ответственности за те деяния, которые признаются преступлениями, и предусматривает возможность применения к виновному определенного наказания. Данное заключение подводит к логическому выводу о том, что уголовное право регулирует и случаи освобождения (при наличии законных на то оснований) от уголовной ответственности.

Бесспорным в этой связи является утверждение, что нормы уголовного права устанавливаются только государством в лице его законодательного органа.

Таким образом, уголовное право есть самостоятельная отрасль единой правовой системы, представляющая собой совокупность однородных норм высшего органа государственной власти, которые содержат описание признаков, позволяющих правоприменителю признавать деяние преступлением, и определяют основание и пределы уголовной ответственности, а равно условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, рассеянные по различным источникам, постепенно сформировались в определенную систему, обладающую множеством собственных (присущих только системе) элементов: институт (совокупность однородных норм), отдельная норма, гипотеза, диспозиция, санкция нормы и т. д.; как автономная, она взаимодействует с другими системными образованиями (уголовно-процессуальным, гражданским, административным правом, моралью, психологией, статистикой и т. д.); для системы уголовного права характерна иерархичность строения (норма, группа норм, институт и др.).

Как правило, уголовное право включает в свою структуру Общую и Особенную части. В Общей части содержатся нормы, определяющие: задачи и принципы уголовного права; основания уголовной ответственности и освобождения от нее; пределы действия уголовных законов по кругу лиц, во времени и пространстве; понятие преступления, вины, вменяемости, невменяемости, стадий совершения преступления, соучастия, давности, обстоятельств, исключающих преступность деяния. Дана система наказаний, общие и специальные основания назначения наказания и освобождения от него и др. Особенная часть уголовного права конкретизирует объем и содержание уголовной ответственности применительно к каждому составу преступления.

Между их нормами существует тесная и неразрывная связь, так как практически невозможно применить нормы Особенной части без правил, закрепленных в Общей части. Их неразрывность определена единством содержания. Институты Общей части выполняют роль своеобразной уголовно-правовой матрицы; они имеют значение фундаментальных положений, предопределяющих всю систему уголовного права и по существу структуру его Особенной части, круг ее институтов и входящий в них перечень деяний, признаваемых преступлениями.

Иными словами, нормы Общей части, аккумулируя в себе уголовно-правовые положения универсального характера, делегируют их свойства (признаки) институтам Особенной части, ориентируя тем самым законодателя на оптимально допустимые объем и содержание составов преступлений, видов и размеров наказаний, позволяющих правоприменителю решать задачу борьбы с преступностью. Именно потому нормы Общей части уголовного права носят в основном обязывающий характер, предписывают органам правосудия руководствоваться содержащимися в них постановлениями или учитывать их, применяя нормы Особенной части. В этом проявляется органическая связь Общей и Особенной частей уголовного права на уровне правоприменительной деятельности.

Читать еще:  Как понять состав преступления

Вместе с тем нельзя видеть системность уголовного права лишь в его делении на две части. Как система взаимосвязанных юридических норм уголовное право слагается из соответствующих институтов, наиболее крупными из которых являются институты преступления и наказания. Они в свою очередь включают более дробные по объему, но внушительные по содержанию пединституты: например, стадии преступной деятельности, соучастие, множественность, виды наказаний, судимость и т. д. Институты состоят из отдельных норм (статей уголовного закона), содержащих не только гипотезу, диспозицию и санкцию, но и в определенных случаях различные виды составов преступлений (части статей уголовного закона): простой, привилегированный, квалифицированный и особо квалифицированный.

Уголовно-правовая система реализует себя с помощью механизма, включающего объективные и субъективные факторы.

Объективные факторы — это прежде всего изменение социально-правовых реалий. Вместе с тем любая правовая система, в том числе и уголовно-правовая, в силу своей статичности в определенной, а порой и в весьма существенной мере консервативна, результатом чего неизбежно возникает ее разрыв с действительностью, что чревато появлением социальных зон, не охраняемых уголовным законом. И чем больше таких зон, тем выше уровень криминогенности. Вот почему именно в различные, особенно переходные, периоды так остро стоит вопрос обновления и значительного усовершенствования уголовного законодательства.

Субъективные факторы действия уголовно-правовой системы заключаются в сознательном (субъективном) восприятии законодателем, правоприменителем и гражданами тех или иных уголовно-правовых велений. В этом плане очень важна выработка указанными субъектами своего собственного видения оптимальной модели отношения к системе уголовно-правовых норм. Если, например, законодатель улавливает зарождающиеся аномальные отношения, стимулирующие криминал, он может локализовать их своевременным установлением уголовно-правового контроля за этими отношениями.

Преступное деяние необходимо рассматривать в двух ракурсах: как отношение преступника к нарушаемому им личному, общественному или государственному благу; как отношение к преступнику государства, общества, потерпевшего.

В совокупности элементов уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств должна соблюдаться четкая функциональная иерархия. Связующим, стержневым элементом выступает деятельное лицо (преступник). Нет деятеля — нельзя вести речь и о преступлении. В связке «преступник» и «преступление» первое — исходно, второе — результат.

В свою очередь деяние, содержащее необходимые уголовно-правовые признаки, является единственным основанием уголовной ответственности. В паре «преступление» и «уголовная ответственность» ведущая роль отдается преступлению. Нет преступления — нет основания вести речь об уголовной ответственности. Далее, уголовная ответственность должна быть реализована судом: либо путем освобождения лица от уголовной ответственности, либо путем осуждения лица и назначения ему наказания.

Таким образом, совершая преступление, человек включает очень сложный в нравственном, психологическом, правовом и содержательном смысле механизм, действующий по принципу бумеранга: зло, им сотворенное, возвращается (должно возвращаться) воздаянием уголовно-правовой кары.

Органическая связь указанных элементов предопределяет динамику их взаимодействия, что, в свою очередь, обусловливает специфику функций, содержания предмета и метода уголовно-правового регулирования.

Преступление является важнейшей категорией уголовного права. Все другие понятия и категории уголовного права связаны с преступлением.

Наука уголовного права рассматривает преступление не как абстрактную категорию, неизменную, раз и навсегда данную, ни от чего не зависимую, а как реальную социальную категорию, тесно связанную с другими, обусловливающими ее появление и существование социальными явлениями. Рассматривая преступление подобным образом, наука уголовного права устанавливает, что преступление является исторически изменчивой категорией, которая существовала не всегда, а возникла на определенном этапе развития человеческого общества: с общественным разделением труда, образованием частной собственности, делением общества на классы, с появлением государства и права.

В эпоху первобытнообщинного строя, когда не было государства и права, не было и понятия преступления, наказания. Если совершались какие-либо эксцессы, действия, вредные, опасные для рода и племени, отдельного лица, то с ними боролись посредством применения мер принуждения, исходящих от рода, племени, например, изгнание из рода, племени, лишение мира, лишение воды.

Понятие преступления, его содержание менялось со сменой общественно-экономических формаций, но его социальная сущность, которая определяется общественной опасностью для существующих общественных отношений, охраняемых уголовным законом, оставалась неизменной.

Таким образом, преступным признается такое поведение человека, которое причиняет существенный вред, нарушает общественные отношения в государстве.

Общая характеристика института множественности

В некоторых случаях лицо совершает не одно, а два или более преступления, что должно найти отражение в квалификации этих деяний и при назначении наказания.

Множественность преступлений — это совершение лицом двух или более самостоятельных преступлений, каждое из которых сохраняет свое юридическое значение, т. е. лицо не было освобождено от уголовной ответственности, не истекли сроки давности либо не снята и не погашена судимость.

Действующий УК РФ знает две формы множественности преступлений:

  • совокупность преступлений;
  • рецидив преступлений.

Совокупность преступлений

Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо, их совершившее, не было осуждено (ч. 1 ст. 17 УК РФ).

Признаки совокупности преступлений:

  1. Лицом совершено не менее двух самостоятельных преступлений. Преступления, входящие в совокупность, могут совершаться как с одной, так и с разными формами вины (умышлено или неосторожно).
  2. Ни за одно из этих преступлений лицо еще не было осуждено.

Теория уголовного права выделяет два вида совокупности преступлений — реальную и идеальную.

Реальная совокупность — это совершение лицом двух общественно опасных деяний, каждое из которых содержит признаки самостоятельного преступления. Этот вид совокупности может включать разнородные (например, хулиганство и кража), однородные (например, грабеж и вымогательство) и даже тождественные (например, три последовательно совершенные кражи) преступления.

Идеальная совокупность — это совершение одного общественно опасного деяния, которое содержит одновременно признаки преступлений, предусмотренных двумя или более уголовно-правовыми нормами (ч. 2 ст. 17 УК РФ). Например, умышленное причинение потерпевшему смерти в процессе разбойного нападения образует совокупность убийства из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ). Таким образом, одно общественно опасное деяние образует два самостоятельных преступления. В идеальную совокупность могут входить только разнородные преступления.

Значение совокупности преступлений:

  1. каждое из входящих в нее преступлений квалифицируется самостоятельно, т. е. по соответствующей статье или части статьи Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 17 УК РФ);
  2. наказание по совокупности преступлений назначается в порядке, установленном ст. 69 УК РФ.

Совокупность преступлений необходимо отличать от конкуренции уголовно-правовых норм, при которой совершенное деяние подпадает под действие двух норм, из которых необходимо выбрать только одну и именно по ней квалифицировать совершенное преступление. В ч. 3 ст. 17 УК РФ предусмотрен только один вид конкуренции уголовно-правовых норм — конкуренция общей и специальной норм, при которой ответственность наступает по специальной норме. Но в теории уголовного права выделяются и другие виды конкуренции норм.

Рецидив преступлений

Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим не погашенную или не снятую судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ч. 1 ст. 18 УК РФ).

По степени опасности различаются три вида рецидива преступлений:

Простой рецидив означает совершение любого умышленного преступления лицом, имеющим судимость за любое совершенное ранее умышленное преступление.

Для признания рецидива опасным закон устанавливает два основания:

  1. совершение лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если это лицо имеет две или более судимости с осуждением к лишению свободы за умышленное преступление средней тяжести (п. «а» ч. 2 ст. 18 УК РФ);
  2. совершение тяжкого преступления лицом, ранее осужденным за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы (п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ).

Рецидив признается особо опасным также по любому из двух оснований:

  1. осуждение к реальному лишению свободы за тяжкое преступление лица, которое ранее два или более раза осуждалось за тяжкое преступление к реальному лишению свободы (п. «а» ч. 3 ст. 1 8 УК РФ);
  2. совершение особо тяжкого преступления лицом, которое имеет две или более судимости за тяжкое преступление или одну судимость — за особо тяжкое преступление (п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ).

При установлении рецидива преступлений не учитываются судимости :

  1. за умышленные преступления небольшой тяжести;
  2. за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет;
  3. за преступления, за которые было применено условное осуждение либо предоставлена отсрочка исполнения приговора и они не были отменены с направлением осужденного в места лишения свободы для отбывания наказания;
  4. снятые или погашенные в установленном ст. 86 УК РФ порядке (ч. 4 ст. 18 УК РФ).

Уголовно-правовое значение рецидива преступлений :

  1. при совершении любого преступления признается обстоятельством, отягчающим наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ);
  2. в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ влечет обязательное усиление наказания.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector